Пользовательский поиск

Книга Брачный контракт кентавра. Страница 53

Кол-во голосов: 0

Прощай, папа, я люблю тебя, но не могу остаться. Поверь, всем будет хуже, если я испугаюсь и не шагну под машину. Рома ни в чем не виноват, он жертва хитрого, недостойного человека! Аля».

– Откуда у вас это письмо? – прошептала Мариша.

– Роман принес.

– Почему он только сейчас отдал вам послание?

У Воронковой неожиданно сильно закружилась голова, она даже испугалась, что потеряет сознание. Павел Ильич тоже оперся рукой о стену.

– Роман боялся заходить в спальню покойной жены, – еле-еле выдавил он из себя. – Сегодня утром наконец собрался с духом, решил собрать постельное белье и под подушкой обнаружил письма.

– Их было много? – слегка пришла в себя Марианна.

– Два, – одними губами ответил Павел Ильич, – второе тебе предназначено.

– Где оно? – закричала Мариша.

– У Романа, – объяснил Павел Ильич. – Он тебе не звонил? Мне пару часов назад конверт передал.

Забыв попрощаться, Мариша ринулась на улицу, на одном дыхании домчалась до троллейбусной остановки. Остановилась там на минутку, но не стала дожидаться транспорта, а полетела дальше пешком, радуясь тому, что Павлу Ильичу удалось поселиться в десяти минутах ходьбы от дома дочери.

Дверь в квартиру Романа оказалась слегка приоткрыта, и у Мариши от неприятного предчувствия сжался желудок. Испугавшись, единственная подруга Али на цыпочках вошла в прихожую и внезапно услышала громкий женский голос:

– Ты понимаешь, что натворил?

– Это любовь, – ответил Роман, – тут уж ничего не поделать.

– Мерзавец! – с чувством перебила его дама. – Подлец! Выродок! Таких, как ты, расстреливать надо! На Красной площади! Чтобы другим неповадно было!

– Зачем вы так говорите? – спокойно отреагировал Крысюков. – В любви участвуют двое. Если меня, по вашему мнению, следует уничтожить, то как поступить с ней?

Раздался короткий хлопок, Марианна вздрогнула.

– …!..!..! – выругалась незнакомка.

Матерные выражения из ее уст прозвучали скорее жалобно, чем грубо, дама, похоже, нечасто пользовалась нецензурной лексикой.

– Ты женатый человек, – перешла на нормальную речь женщина, – и я ведь приходила уже один раз, умоляла, просила!

– Это любовь, – твердил Роман, – я не смог с собой справиться. Да вы не поймете, Валентина Михайловна!

– Уж куда мне… – срывающимся голосом перебила Крысюкова гостья. – Точно, не пойму, потому что, как все Приваловы, имею совесть. А ты…

– Нас двое, – напомнил Рома, – я не один.

– Запомни: еще раз… еще хоть раз… Не смей больше влезать в семейную жизнь Федора! Ты рушишь его счастье! Это ты убил Алевтину!

– Смерть моей супруги вас не касается, – каменным голосом сказал Роман.

– Я сообщу Феде, – пригрозила Валентина Михайловна, – я объясню ему, кто виноват!

– Прощайте, – устало отреагировал Роман. – Хочу напомнить, что я недавно потерял жену и нахожусь не в лучшей форме. Мне не до приема гостей.

– Не юродствуй! – взвилась Привалова. – Я всем расскажу правду! Тебя накажут!

– Нет, – вдруг громко возразил Крысюков, – вы никуда не обратитесь. Сами знаете почему!

Вновь раздался хлопок, потом звон, стук.

– Подобру не хотите уйти, силой вас выпру… – пропыхтел Роман.

Мариша, сообразив, что Крысюков сейчас вытащит в прихожую скандальную гостью, быстро выскочила за дверь, поднялась на один пролет и перевесилась через перила.

Интуиция не подвела: не прошло и десяти секунд, как Крысюков вытолкнул на лестничную клетку красную растрепанную женщину и захлопнул дверь квартиры. Мариша, уже сообразившая, кто в столь резкой форме общался с Романом, получила наглядное подтверждение своим догадкам – увидела Валентину Михайловну Привалову, мать Федора, коллеги Романа и Алевтины. Не так давно Федя лежал в больнице, ему удаляли грыжу. Алечка поехала проведать Привалова и взяла с собой за компанию Маришу. Когда подруги вошли в палату, они увидели приятную даму, сидевшую у постели больного.

– Это моя матушка, – представил незнакомку ученый.

Вот откуда Мариша знала женщину. Но сейчас Привалова была не улыбчива и не мила, как в первую встречу. Валентина Михайловна стукнула в запертую дверь Крысюкова кулаком, потом съежилась, кое-как привела в порядок прическу, вынула из сумки пудреницу, поводила по лицу пуховкой, сделала пару глубоких вдохов и ушла.

Мариша некоторое время потопталась на лестнице, потом спустилась и позвонила в запертую дверь квартиры Романа. Он отреагировал не сразу, вопрос «Кто там?» прозвучал минут через пять.

– Я, – нервно ответила Воронкова, – открой скорей.

Между косяком и створкой образовалась узкая щель.

– Чего тебе? – весьма нелюбезно осведомился вдовец.

– Давай письмо, – потребовала Марианна.

Роман прикинулся дураком:

– Какое письмо?

– Хватит, – оборвала его Мариша, – мне Павел Ильич сказал, что ты нашел два послания, одно для него, второе адресовано мне.

– Он ошибся, – слишком быстро ответил Роман, – перепутал. Для тебя ничего нет.

Марианна попыталась войти в квартиру, но Крысюков, несмотря на свою субтильность и хрупкость, оказался сильнее и победил в борьбе за дверь. Воронкова, вне себя от злости, стала жать на звонок.

– Уходи! – заорал Роман. – Иначе милицию вызову!

Пришлось Марише подниматься в свою квартиру. Заснуть в ту ночь ей не удалось. Она ворочалась с боку на бок, то откидывала, то натягивала одеяло, комкала подушку. Под утро Марианна вдруг сообразила: она знает, по какой причине Аля ушла из жизни, и понимает, почему Крысюков не захотел отдать единственной подруге жены адресованное ей послание. Подслушанный разговор Валентины Михайловны и Романа все объяснял. Мать Федора явилась к Крысюкову с требованием прекратить рушить семейную жизнь своего сына. Значит, все ужасное, что случилось с Альбиной, имеет простое объяснение. Вероятно, Алечка поймала обожаемого муженька с женой Федора. Наметкина очень сильно любила Романа, ее чувство не погасло даже после того, как она увидела Крысюкова с другой. Аля не хотела разводиться с Романом, она не могла жить без него, но и делать вид, будто ничего не случилось, сил не было.

Представив себе, как мучилась подруга, пытаясь решить проблему, Мариша горько заплакала. А потом вдруг поняла: ей очень хочется отомстить Роману.

Едва наступило утро, Воронкова бросилась к Павлу Ильичу и подробно рассказала ему о визите Валентины Михайловны. Отец Али неожиданно не стал демонстрировать бурные эмоции.

– Водитель не виноват, его отпустят, – деловито сказал он, – Аля сама шагнула под самосвал. Мою дочь лишил жизни совсем другой человек.

– Роман Крысюков! – перебила его Мариша.

– Верно, – нехорошо улыбаясь, согласился Наметкин. – Но как привлечь его к ответственности?

– Не знаю, – разочарованно призналась Воронкова. – Даже если жена Федора согласится рассказать в милиции о своей интрижке с вашим зятем, его никто не посадит за решетку.

Павел Ильич кивнул.

– Поэтому я буду действовать с холодной головой. Цель моей жизни – наказать Романа и развратную бабу.

– Супругу Привалова? – уточнила Воронкова. – Но она не виновата.

– Она знала, что Крысюков состоит в браке, – мрачно перебил ее Наметкин, – и полезла к нему в постель. Ответят все: зять, его любовница и Федор.

– Привалов тоже пострадавший, – Марианна попыталась образумить закусившего удила Наметкина.

– Нет! – белугой заревел Павел Ильич. – Не сумел бабу за хвост удержать, разрешил ей задом перед крысой крутить. Сказано: ответят все. Так и будет сделано.

Марианна тут же прикусила язык. Она никогда не видела отца подруги в подобном состоянии и сочла за благо с ним не спорить.

Некоторое время Мариша не встречалась с Павлом Ильичом. Она несколько раз звонила ему и на свой вопрос: «Как у вас дела?» – слышала в ответ: «Нормально, работаю над решением проблем». Наметкин явно не хотел сообщать Марише детали своего плана мести. Сообразив, что Павла Ильича тяготит ее внимание, Марианна прекратила с ним общение. И она очень удивилась, когда однажды около одиннадцати вечера на пороге ее квартиры появился депутат.

53

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org