Пользовательский поиск

Книга Жюв против Фантомаса. Страница 16

Кол-во голосов: 0

Но это была ложная тревога. Во второй раз отбросив саван, «мертвец» начал энергично растирать плечи, грудь, поясницу, надеясь, что этот тщательный массаж поможет ему выйти из того закоченелого состояния, в котором находилось его тело.

Шум, раздавшийся под дверью, заставил загадочного и необычного персонажа в третий раз подставить себя под беспощадный и мучительный душ. Лишь четверть часа спустя, когда все вокруг затихло, он позволил себе покинуть свое место и пройтись по амфитеатру.

Дойдя до дальнего конца комнаты, живой труп отодвинул тазик, висевший на стене, и вытащил из него пакет с бельем и одеждой.

Борясь с судорогами, которые пронизывали его продолжающееся трястись от холода тело, человек быстро оделся, затем с минуту постоял, вслушиваясь в тишину…

Наконец, окинув себя критическим взглядом и убедившись, что одежда на нем сухая, странная личность вышла в узкий коридор, отделенный от больницы массивной дверью с матовым стеклом, через которую два часа назад господин де Мофиль провел Жюва в морг.

Человек очень осторожно приоткрыл эту дверь и посмотрел в коридор. Увидев, что там никого нет, воскресший мертвец открыл ее пошире, постоял, не двигаясь, еще несколько мгновений, затем, наконец решившись, проскользнул в стеклянную галерею и быстро ее пересек.

Через минуту он уже был во дворе больницы. Оставив позади старую часовню, он направился к главному входу.

Тени полицейских, разбросанных Жювом по всей больнице, не один раз заставили его вздрогнуть. Но две медсестры, повстречавшиеся ему, приветливо обратились, пожелав доброго вечера. Загадочный персонаж вздохнул свободнее, так как эта встреча со знакомыми людьми убедила его в том, что в его внешности не было ничего необычного или подозрительного.

Справа от больших ворот находилась дверь, которая вела на улицу Амбруаз-Паре и через которую обычно выходили работники больницы. Сейчас она была открыта, и мужчина решительно направился к ней. Еще пару шагов — и Ларибуазьер останется позади… Но тут ему путь неожиданно преградил привратник:

— Извиняюсь, кто там идет?

И посмотрев повнимательнее, воскликнул:

— А, это вы, доктор Шалек! Поздновато вы сегодня возвращаетесь, доктор, наверное, слишком много работы в 22-й палате?

— Да, — быстро ответил доктор Шалек, а это был действительно он, — вы правы, дружище Шарль, слишком много работы, но теперь мне надо идти.

И доктор Шалек нетерпеливым жестом отстранил привратника и попытался протереться между ним и стеной… Но привратник вновь загородил ему проход; это был бывший военный, старый служака, для кого приказ то же самое, что для верующего Святое писание, и который нельзя было оспорить.

— Одну минуту! Сначала распишитесь в журнале.

— В журнале?

Привратник объяснил:

— Это полицейские навязали эти формальности, всякий, кто входит в больницу и выходит из нее, обязан записать свою фамилию в этой тетради.

Он пригласил доктора Шалека в привратницкую и открыл совсем еще новый журнал, переданный ему управляющим хозяйством больницы, на обложке которого золотыми буквами светились инициалы Общественной Благотворительности.

Проведя пальцем по десятку фамилий, уже вписанных на первой странице, привратник отметил:

— Вы будете в неплохой компании, доктор Шалек. Посмотрите, вам надо поставить свою подпись как раз под подписью господина профессора Югара.

— Да, я вижу. Но расскажите мне лучше, уважаемый, о последних новостях. Схватили-таки преступника? Подозревают кого-нибудь?

— Точно не знаю, единственное, что я видел, так это как эти фараоны нанесли кучу грязи своими ботинками и подняли на уши всю больницу. Шуму было много, но кончилось все тем, что они никого не нашли… Вот, господин Шалек, взгляните…

И привратник показал рукой в сторону больничного двора, где в сумерках мелькали темные силуэты.

— Вот, видите, это полицейские! Ах, — продолжал славный малый, расхаживая по своей обители в поисках чернильницы, — если предположить, что преступник все еще там, то он наверняка не уйдет отсюда без наручников… Но он получил, что искал!

На бледных губах доктора Шалека мелькнула и внезапно застыла загадочная улыбка.

Доктор Шалек, до сих пор упорно державший руки в карманах, заметил, что Шарль, который наконец нашел чернильницу, протягивает ему журнал для регистрации выходящих из больницы.

Доктор Шалек почувствовал, как его правую руку в очередной раз пронзила острая боль.

— Распишитесь, пожалуйста, доктор, — продолжая держать журнал, привратник протянул ему перо.

— Шарль, я ужасно тороплюсь, будьте любезны, пока я буду записывать свое имя, выйдите и остановите для меня такси…

— Хорошо, доктор, иду, — быстро ответил Шарль.

Едва привратник повернулся к доктору спиной, как тот со всеми предосторожностями вытащил из кармана правую руку и, неловко зажав перо между маленьким и безымянным пальцами, начал медленно водить им по бумаге.

Когда он закончил писать и широким росчерком поставил в конце свою подпись, произошло что-то неожиданное, от чего доктор вдруг весь побледнел. Шарль уже входил в привратницкую:

— Ваше такси ждет вас, доктор…

— Хорошо, спасибо!

Шалек быстро захлопнул журнал, бросился к выходу, чуть не сбив по пути привратника, который замер на месте, ошеломленный такой спешкой, и прыгнул в автомобиль, бросив на ходу адрес водителю.

Наконец, оправившись от изумления, Шарль заметил, что журнал, где только что расписался доктор Шалек, закрыт.

— Черт, там же нет промокашки, от чернил появится пятно!

И хотя уже было поздно, прилежный служащий поспешил к столу, где лежал журнал. Едва он открыл тетрадь, как его глаза округлились, а взгляд замер на странице, где стояли подписи сотрудников больницы.

— Ну и дела! — прошептал он.

Глава X

Кровавая подпись

— Войдите! — громко крикнул господин де Мофиль.

Дверь кабинета заведующего приоткрылась, и из-за нее робко выглянул мужчина:

— Господин заведующий, можно к вам на минутку?

— А, это вы, Шарль?

И, обернувшись к Жюву, господин де Мофиль добавил:

— Привратник с главного входа больницы…

— Что там у вас?

Мужчина на этот раз решительно вошел в кабинет.

— Господин заведующий, — объяснил он, — я насчет подписей, которые вы приказали мне требовать от всех, кто покидает больницу, ну, из-за этого преступления…

— Хорошо, так в чем же дело?

— Уже одиннадцать часов, господин заведующий, и больше никто не сможет выйти из больницы.

— Прекрасно! Но стоило ли беспокоить меня ради того, чтобы сообщить мне об этом?

— Дело в том, господин директор… Тут вот какая штука, на моем журнале кровь…

В то же мгновение Жюв подскочил с кресла, бросился к привратнику и вырвал у него из рук толстую тетрадь, которую тот держал у себя под мышкой.

— Кровь!..

Жюв лихорадочно листал журнал. Когда он дошел до злополучной страницы, у него из груди вырвался крик. Тут же, не спрашивая на то согласия господина де Мофиля, он отпустил привратника:

— Хорошо, дружище! Я с вами позже поговорю.

Дверь еще не успела закрыться за исполнительным привратником, как Жюв, положив палец на открытую страницу журнала, задумчиво произнес:

— Подпись доктора Шалека!.. Взгляните! А вот здесь, рядом с ней, как раз в том месте, где легла его рука, небольшое пятно крови… Что вы скажете по этому поводу, месье?

— Но… Но…

Доктор Шалек поранил себе палец и, несмотря на то, что он знал о ведущемся нами расследовании, скрыл от нас этот факт

— Но доктор Шалек… — начал заведующий.

— Доктор Шалек, — перебил его Жюв, — находился в палате в тот момент, когда раздались выстрелы… Он сам признался в том, что за мгновение до этого вошел в комнату через дверь, возле которой я позднее обнаружил пистолет, а также, что никто в этот момент не проходил перед ним и не следовал за ним…

16

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org