Пользовательский поиск

Книга Монстры из хорошей семьи. Страница 20

Кол-во голосов: 0

– Ой, ой! – захлопала в ладоши Светочка. – Можно посмотреть?

– Иди, солнышко, в гостиную, устраивайся поудобней.

Света, явно забыв о колбаске, убежала. Лена устало посмотрела на меня:

– Вы, конечно, поняли?

Я кивнула.

– Кажется, у вашей дочери болезнь Дауна? Хотя по внешности не скажешь.

– Нет, не совсем эта беда, – горько ответила Лена. – Ладно, давайте-ка я еще чаю заварю и попытаюсь растолковать ситуацию. Знаете, у меня была глубоко верующая мама… Так вот она говорила: «Если господь посылает тяжелые испытания, следовательно, он тебя очень любит. Не надо роптать, создатель милостив, он всем дает посильный крест». По маминой логике выходит, что я у доброго боженьки в самых любимых дочках считаюсь, столько всего мне от его щедрот досталось…

Я оперлась локтями о стол, глядя на женщину. Подумала: да уж, встречаются люди, у которых жизнь, кажется, состоит из почти сплошной черной полосы. А моя собеседница начала рассказывать…

Лена рано и очень удачно вышла замуж за крайне талантливого Женю Арбузова. Евгений закончил художественное училище, работал в театре художником, а на досуге писал картины – странные, непонятные, отдаленно напоминающие по тематике полотна великого Босха. Никакого позитивного заряда произведения Арбузова не имели, наоборот, у человека, сосредоточенно рассматривавшего буйно-красочные холсты, начиналась депрессия. Наверное, зрителю передавался настрой автора, потому что сам Женя был малообщительной, слегка угрюмой, никогда не улыбающейся личностью, он практически не имел друзей и терпеть не мог обычные людские радости, вроде просмотра телевизионных программ или похода в кино. Нет, Женя никого не осуждал, он просто тихо выходил из комнаты, где мерцал голубой экран, и становился к мольберту. Свободные от службы дни Арбузов проводил одинаково: вскакивал в семь, пил чай без сахара и хватался за палитру, а в десять вечера шел спать. Все. Абсолютно идеальный супруг, можно сказать – слепоглухонемой капитан дальнего плавания, мечта всех женщин. Арбузов не предъявлял к жене никаких требований, ел что давали, одевался более чем скромно, не пил, не курил, с друзьями не встречался, зарплату целиком отдавал Лене и ни разу не поинтересовался, куда супруга тратит деньги.

Не всем женщинам понравится жить с подобным экземпляром, но Леночка обожала Женю, считала его гением и, что называется, сдувала с художника пылинки. На второй год брака у них родилась дочка, и Лена ощутила тотальное счастье. Была лишь одна беда: произведения Жени не брали ни на выставки, ни в салоны. Публика просто не доросла до понимания творчества Арбузова, считала жена художника. Действительно, очень многие живописцы, те, чьи работы сейчас украшают экспозиции крупнейших музеев мира, так и не добились признания при жизни, гениями их объявили после кончины. Поль Гоген ушел на тот свет бедняком, Ван Гог жил за счет своего брата Тео, а Женю Арбузова поддерживала жена.

Несколько лет Лена была счастлива. Женя неустанно работал кистью, Светочка росла замечательной девочкой, хорошо училась в школе и пробовала баловаться с красками. Арбузов не обращал внимания на ребенка, никаким приемам живописи дочь не обучал и на вопрос жены:

– Может, отдать Светусю в художественную школу? – привычно ответил:

– Ты права, дорогая!

Видя нарастающий интерес дочки к кистям и краскам, Лена, не мудрствуя лукаво, отвела семилетнюю девочку в одну из специализированных школ. Ее приняли, но вскоре классная руководительница со вздохом сказала матери:

– Мой вам совет, не тратьте зря деньги, переведите Свету в обычное общеобразовательное заведение. Ей никогда не стать великой художницей.

– Вы хотите отчислить мою дочь? – насторожилась Лена.

– Нет, но… Зачем тратить немалые средства? – скорчила гримасу педагог. – Ребенок просто мажет бумагу красками, рисованием ее «художества» не назовешь.

– Ну и ладно, – кивнула Лена, – я без претензий. Не получится из нее Репина, и не надо, главное, девочка увлечена.

– Если деньги девать некуда, то пожалуйста, – фыркнула учительница, и больше вопрос о «профнепригодности» Светы не поднимался.

Прошло некоторое время, и Евгений внезапно заболел. Врачи так и не сумели определиться с диагнозом, он умер.

Не успела Лена похоронить любимого мужа, как случилась новая беда: Светочка, которую она отправила в летний лагерь, вдруг почувствовала недомогание – она все время жаловалась на головную боль. Медсестра, приставленная к школьникам, сочла это признаком заурядной простуды и два дня пичкала девочку аспирином.

– Вот, – говорила она, протягивая девочке лекарство, – выпей и не ной. Экая ты капризная и нетерпеливая… Вон Коля Реутов из пятого отряда ногу сломал и молчит! Или маму вызвать?

Светочка попыталась проявить мужество и превозмочь недуг, но болезнь не отступала. Девочке стало так плохо, что медсестра, поджав губы, вызвала наконец «Скорую помощь». Опытный врач мгновенно поставил диагноз: менингит. Вот когда лагерное начальство зашевелилось, но, увы, уже было поздно.

Примчавшаяся в больницу Лена застала дочь в коме. Неделю мать сидела у кровати Светочки, держа ее за руку. Слез у женщины не осталось, они все выплакались на похоронах мужа, в глубине души теплилась лишь безумная надежда: появится некто и устранит беду, дочка откроет глаза, вновь станет здоровой, веселой, бойкой.

Очевидно, этот некто на небесах услышал молитвы Лены: Света, к полному изумлению уже не веривших в выздоровление ребенка докторов, пришла в себя. Но…

Лишь в голливудских кинолентах человек, пролежавший без сознания десять лет, ловко вскакивает с постели, обнимает родителей, восклицает: «Папа, мама, я все слышал, просто не мог ответить», – а затем с аппетитом начинает есть гамбургеры, шоколадное мороженое и чипсы. В действительности картина выглядит иначе.

Свету пришлось заново учить ходить, говорить, пользоваться туалетом. Всем на удивление, девочка быстро восстановилась, вновь превратилась в семилетнего вменяемого, послушного, веселого ребенка и… остановилась в развитии. Шли годы, а Света словно законсервировалась: она изменялась физически, росла, сделалась внешне девушкой, но ум ее замер.

Лена испробовала все, что предлагала современная российская медицина: массаж, гирудотерапию, гомеопатию, гипноз, развивающие занятия у психологов, лечение низкими температурами, барокамеру, голодание, безбелковую диету, спортивные занятия, травы, сеансы у экстрасенсов и, конечно, лекарства, лекарства, лекарства. Но никаких сдвигов в лучшую сторону не произошло.

В конце концов Лена признала свое поражение и смирилась с ситуацией. Так – значит, так. Света адаптирована, ее спокойно можно оставить одну дома и даже поручить дочери мелкие хозяйственные дела. Светочка охотно ходила в магазин, ловко чистила картошку и очень любила маму. Для того чтобы дочь не скучала, Лена купила кота Гарри, и Светочка с восторгом принялась ухаживать за животным. Более того, она вывозила своего любимца на выставки.

Милая, приветливая, ласковая, услужливая Света, несмотря на свою не особо привлекательную внешность и резко падающее зрение, не вызывала у людей никаких иных чувств, кроме желания помочь. Устроители кошачьих выставок всегда давали Гарри приз, специально для него ввели номинацию «За верность хозяевам» и торжественно вручали Свете розетку.

– Спасибо, спасибо! – радостно кричала девушка. – Гарри замечательный!

Присутствующие умилялись, а судьи-иностранцы обнимали Свету и говорили:

– Отлично, отлично, ты умеешь воспитывать животных.

В клубе «Мур», которым руководит Анна Кошкина, Светочка стала чем-то вроде талисмана. А еще девушка продолжала увлекаться рисованием и с упоением писала картины, которые Лена считала откровенной мазней, хотя, естественно, своего мнения дочери не высказывала. И очень скоро на стенах квартиры не осталось свободного места, все были завешаны работами как Евгения Арбузова, так и его дочери. Сообразив, что очередное произведение уже некуда дома пристроить, Света оттащила его в офис «Мура» и начала украшать клуб.

20

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org