Пользовательский поиск

Книга Тайна сиамских близнецов. Страница 11

Кол-во голосов: 0

Итак, зевнув и потянувшись, инспектор приступил к мелким процедурам, которые проделывает каждый, раздеваясь перед сном. Но все это время, несмотря на по-прежнему звучащий в голове веселый смех Эллери, страх ползал где-то рядом, никак не желая уходить. Чтобы прогнать его, старик даже принялся насвистывать, горько усмехаясь про себя.

* * *

Выскользнув из брюк, инспектор аккуратно развесил одежду на моррисовском стуле. Затем склонился над одним из лежащих у кровати чемоданов. В этот момент что-то забарабанило в окно. Старик встрепенулся, но это оказалась всего лишь полуопущенная штора.

Повинуясь импульсу, инспектор, похожий в белье на серую мышь, быстро пересек комнату и потянул штору вниз. Прежде чем она опустилась, он бросил взгляд в окно. Ему показалось, что перед ним черная бездна. Это соответствовало действительности, ибо, как он узнал позднее, дом стоял на краю пропасти, обрывавшейся на сотни футов вниз к долине. Его маленькие острые глазки скользнули по сторонам. В следующий момент инспектор отскочил от окна, отпустив штору, с треском взлетевшую кверху, и, снова перебежав через комнату, повернул выключатель, погрузив спальню в темноту.

* * *

Открыв дверь их спальни, Эллери в изумлении застыл, потом, словно тень, скользнул внутрь, быстро и бесшумно закрыв за собой дверь.

— Папа! — прошептал он. — Ты уже лег? Почему выключен свет?

— Заткнись! — послышался свирепый ответ отца. — Не издавай лишних звуков. Здесь происходит нечто чертовски странное, и, по-моему, я знаю, в чем тут дело.

Некоторое время Эллери молчал. Когда его зрачки сузились под влиянием темноты, он начал различать смутные детали. За окнами поблескивали звезды. Его отец, босиком и в трусах, опустился почти на колени на другой стороне комнаты, у третьего окна в правой стене.

Эллери подбежал к инспектору и выглянул наружу. Боковое окно было обращено в узкий двор, образованный углублением в середине задней стены дома. На уровне второго этажа в задней стене находился балкон, куда, очевидно, выходила спальня, соседняя с комнатой Квинов. Эллери очутился у окна как раз в тот момент, когда призрачная фигура скользнула с балкона во французское окно и исчезла. Белая женская рука, высунувшись из комнаты, блеснула в сиянии звезд и закрыла двойные створки.

Инспектор со стоном поднялся, опустил шторы, поплелся назад к двери и включил свет. Он был весь в испарине.

— Ну? — осведомился Эллери, неподвижно стоя у кровати.

Старик присел на кровать сгорбившись, точно маленький полуголый кобольд[29], и дернул себя за седой ус.

— Я подошел опустить шторы, — начал он, — и увидел через боковое окно женщину. Она стояла на балконе, глядя перед собой. Я выключил свет и стал наблюдать за ней. Женщина не двигалась — просто смотрела на звезды. Потом я услышал, что она плачет, как ребенок. Когда ты вернулся, она скрылась в соседней комнате.

— Вот как? — промолвил Эллери. Скользнув к правой стене, он приложил к ней ухо. — Черт возьми, сквозь эти стены ничего не слышно! Ну и что в этом странного? Кто она была — миссис Ксавье или эта напуганная девушка, мисс Форрест?

— Тут и заключается вся странность, — мрачно ответил старик.

Эллери уставился на него:

— Говоришь загадками, да? — Он начал снимать пиджак. — Ну-ка, выкладывай. Держу пари, что на балконе был кто-то, кого мы не видели этим вечером, и во всяком случае не краб.

— Ты угадал, — угрюмо подтвердил старый джентльмен. — Это была... Мари Карро! — Он произнес имя как заклинание.

Эллери прекратил борьбу с рубашкой.

— Мари Карро? А кто она такая? Никогда о ней не слышал.

— О господи! — простонал инспектор. — Он никогда не слышал о Мари Карро! Вот что получается, когда растишь невежду. Неужели ты не читаешь газеты, идиот? Она из высшего общества, сынок!

— Да ну?

— Из самого высшего. У нее куча денег. Она вращается в официальных кругах Вашингтона. Ее отец — посол во Франции, а предки — французы, живущие в Америке со времен революции. Пра-пра-пра-кто-то там и Лафайет[30] были близки вот так. — Старый джентльмен соединил указательный и средний пальцы. — Вся ее чертова семейка — дяди, кузены, племянники — на дипломатической службе. Около двадцати лет назад она вышла замуж за своего кузена с той же фамилией. Он умер, детей у нее нет, но замуж она больше не выходила, хотя все еще молода. Ей только около тридцати семи. — Инспектор сделал паузу, чтобы перевести дыхание, и посмотрел на сына.

— Браво! — усмехнулся Эллери. — Не женщина, а сплошное совершенство! Ты в очередной раз продемонстрировал свою фотографическую память. Ну и что из этого? Сказать правду, я испытываю облегчение. Теперь перед нами, по крайней мере, конкретная тайна. Очевидно, у этой компании есть причина скрывать, что твоя драгоценная миссис Карро присутствует в доме. Ergo[31], услышав звук подъезжающего автомобиля, они запихнули вашингтонскую драгоценность в ее спальню. Все разговоры о страхе перед поздними посетителями были чистой ерундой. Наш хозяин и прочие обитатели дома изо всех сил старались не дать нам заподозрить, что она здесь. Интересно, почему?

— Могу тебе объяснить, — спокойно ответил инспектор. — Я читал об этом в газетах три недели назад — перед началом нашего путешествия, — и ты также должен был прочитать, если бы обращал хоть малейшее внимание на то, что происходит в мире. Считается, что миссис Карро сейчас в Европе.

— Эге! — Эллери присвистнул. Вынув из портсигара сигарету, он подошел к ночному столику в поисках спичек. — Любопытно. Но не обязательно необъяснимо. Хозяин дома — знаменитый хирург, а у леди, возможно, что-то не так с ее голубой кровью или позолоченными внутренностями, и она не хочет, чтобы мир об этом узнал... Нет, это не кажется убедительным. Здесь кроется нечто большее... Интересная проблема! Значит, она плакала? Может, ее похитил наш великолепный хозяин? — с надеждой предположил он. — Где, черт возьми, спички?

Инспектор не соизволил ответить, теребя усы и глядя в пол.

Эллери выдвинул ящик ночного столика, нашел коробок спичек и снова свистнул.

— Какой предусмотрительный джентльмен наш замечательный доктор! — сказал он. — Только взгляни на содержимое этого ящика.

Инспектор фыркнул.

— Этот человек обладает поразительной целеустремленностью, — продолжал Эллери. — Очевидно, игры являются его безобидной манией, и он не может удержаться от соблазна распространить ее на гостей. Здесь полное решение проблемы скучного уик-энда. Новая колода карт, которую еще не распечатали, сборник кроссвордов — также абсолютно девственный, клянусь Вестой![32] — шашки, викторина и еще бог знает что, даже заточенный карандаш. — Вздохнув, он задвинул ящик и закурил.

— Красавица... — пробормотал инспектор.

— Что-что?

Старый джентльмен вздрогнул.

— Просто думал вслух. Я имею в виду леди на балконе. Очаровательное создание, Эл! Почему она плакала? — Он покачал головой. — Ну, полагаю, это не наше дело. Мы с тобой — просто назойливая пара любопытных. — Старик вскинул голову, и в его серых глазах мелькнула знакомая настороженность. — Совсем забыл! Что творится снаружи? Узнал что-нибудь?

Эллери улегся на кровать и стал пускать дым в потолок.

— Ты имеешь в виду... э-э... гигантского краба? — с усмешкой осведомился он.

— Ты отлично знаешь, что я имею в виду! — огрызнулся инспектор, покраснев до корней волос.

— Ну, — протянул Эллери, — это довольно проблематично. Коридор был пуст, и все двери закрыты. Нигде не звука. Стараясь побольше шуметь, я пересек лестничную площадку и вошел в ванную, а потом вышел оттуда абсолютно бесшумно... Между прочим, тебе что-нибудь известно о гастрономических наклонностях ракообразных?

вернуться

29

Кобольд — в скандинавском фольклоре живущий под землей гном.

вернуться

30

Лафайет, Мари-Жозеф-Поль-Ив-Рок-Жильбер дю Мотье, маркиз де (1767–1834) — французский военный и государственный деятель; во время войны за независимость британских колоний в Северной Америке сражался на стороне колонистов.

вернуться

31

Следовательно (лат.).

вернуться

32

Веста — в древнеримской мифологии богиня домашнего очага; ее служительницы давали обет девственности.

11

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org