Пользовательский поиск

Книга Тайна сиамских близнецов. Страница 36

Кол-во голосов: 0

Инспектор склонился к доктору Холмсу и спросил шепотом:

— Он очень плох?

— Достаточно, — кратко ответил доктор Холмс. — Похоже, задето правое легкое. — Он быстро, но осторожно промыл рану и вытер кровь. Запахло дезинфицирующим раствором.

— Можем мы поговорить с ним?

— В обычных условиях я бы ответил «нет». Но сейчас... — Англичанин пожал худыми плечами, не прерывая работы.

Инспектор быстро подошел к дивану и опустился на колени у изголовья, рядом с белым лицом адвоката, продолжавшего твердить с тупым упорством:

— Я не делал этого...

— Почему вы бежали?

— Потерял голову... Глупо... Но я этого не делал!

Эллери стиснул кулаки. Он наклонился вперед и тихо сказал:

— Вы в очень тяжелом состоянии, Ксавье. Какой вам смысл лгать? Мы знаем, что это сделали вы. Вы единственный левша в доме, который мог разорвать шестерку пик таким образом.

Губы Ксавье дернулись.

— Говорю вам, я этого не делал...

— Вы разорвали шестерку пик и вложили половинку в руку мертвого брата, чтобы оклеветать вашу невестку!

— Да... — выдохнул Марк. — Это правда. Я хотел оклеветать ее...

Миссис Ксавье медленно поднялась, в глазах ее застыл ужас. Она прижала руку ко рту, глядя на своего деверя так, словно видела его впервые.

Доктор Холмс работал быстро с помощью молчаливой и бледной Энн Форрест. Продезинфицированная рана продолжала кровоточить. Вода в кастрюле стала алой.

Эллери прищурился; на его лице застыло странное выражение.

— Ну, тогда... — медленно начал он.

— Вы не понимаете, — задыхаясь, проговорил Марк Ксавье. — В ту ночь я не мог уснуть и спустился взять в библиотеке книгу... Что это?.. Какая дикая боль в спине!

— Продолжайте, Ксавье. Все идет как надо.

— Я надел халат и спустился...

— В котором часу это было? — спросил инспектор.

— В половине третьего. Когда я шел в библиотеку, то увидел свет в кабинете. Дверь была закрыта, но внизу оставалась щель... Я вошел и обнаружил мертвого, окоченевшего Джона... Тогда я решил оклеветать ее...

— Почему?

Он начал метаться.

— Но я не делал этого... Я не убивал Джона! Он был мертв, когда я вошел, — сидел за столом, холодный как камень...

Рана была перевязана, и доктор Холмс наполнял шприц.

— Вы лжете! — заявил инспектор.

— Клянусь богом, я говорю правду! Он был уже мертв — я не убивал его... — Голова Марка слегка приподнялась; шейные мышцы напряглись. — Но теперь я знаю, кто это сделал... Знаю...

— Знаете? — рявкнул инспектор. — Откуда? Кто это был?

В комнате воцарилась мертвая тишина. Казалось, они очутились в темных глубинах космоса, где время остановилось.

Марк Ксавье производил сверхчеловеческие усилия. Его левая рука пыталась приподняться, а глаза сверкали все ярче. Доктор Холмс, как безликий автомат, обработал спиртом обнаженный участок кожи на левой руке Ксавье и занес шприц.

— Я... — Это явилось единственным результатом попыток раненого. Его белое лицо стало серым, на губах забулькала кровавая пена, и он снова лишился сознания.

Игла вонзилась ему в руку.

Все перевели дыхание и снова зашевелились, а инспектор поднялся на ноги, вытирая влажные щеки носовым платком.

— Умер? — спросил Эллери, облизнув губы.

— Нет. — Доктор Холмс тоже встал, мрачно глядя на неподвижную фигуру на диване. — Просто в обмороке. Я ввел ему морфий. Это поможет отдохнуть и расслабиться.

— В каком он положении? — осведомился инспектор.

— В опасном. Но по-моему, шанс у него есть. Все зависит от физического состояния. Пуля застряла в правом легком...

— Вы не извлекли ее? — с ужасом воскликнул Эллери.

— Извлек? — Врач поднял брови. — Это почти наверняка привело бы к роковому исходу. Как я сказал, все зависит от физического состояния. Не думаю, что у него отличное здоровье, хотя я никогда его не обследовал. Он много пил и склонен к полноте. — Пожав плечами, доктор Холмс обернулся к мисс Форрест, и выражение его лица смягчилось. — Благодарю вас... Энн. Вы очень помогли... А теперь, джентльмены, пожалуйста, давайте отнесем его наверх. Только будьте осторожны. Нам не нужно внутреннее кровоизлияние.

Четверо мужчин — Смит не двинулся с места — подняли обмякшее тело и понесли его на второй этаж в спальню, расположенную в западном углу дома, с окнами, выходящими на подъездную аллею. Остальные толпой следовали сзади, словно боялись остаться без защиты. Лицо миссис Ксавье все еще выражало ужас.

Мужчины раздели раненого и уложили его в постель. Марк Ксавье дышал хрипло, но закрыл глаза и перестал метаться.

Инспектор открыл дверь.

— Входите, только тихо. Мне нужно кое-что сказать, и я хочу, чтобы все меня слышали.

Напуганные люди машинально повиновались, поглядывая на прикрытую простыней фигуру. Ночник на столике рядом с кроватью освещал левую щеку и контуры левого бока Марка.

— Кажется, — негромко заговорил инспектор, — мы совершили еще один промах. Правда, я еще не составил окончательного мнения о том, лжет Ксавье или нет. Я видел людей, которые лгали за три секунды до смерти. Человек, знающий о том, что умирает, вовсе не обязательно говорит правду. В то же время в его словах было... ну, нечто убедительное. Если он всего лишь оклеветал миссис Ксавье, но не убивал доктора Ксавье, значит, убийца все еще бродит в доме. И я хочу вас предупредить, — его глаза сверкнули, — что больше промахов не будет! Все продолжали молчать.

— Думаете, он придет в сознание, доктор? — спросил Эллери.

— Возможно, — пробормотал доктор Холмс. — Когда действие морфия закончится, он может внезапно прийти в себя. — Врач пожал плечами. — А может и не прийти. Любой исход достаточно вероятен — в том числе, к сожалению, и летальный. Может начаться внутреннее кровотечение или заражение, хотя я тщательно промыл и продезинфицировал рану...

— Приятная перспектива, — мрачно усмехнулся Эллери. — Как бы то ни было, шанс у него есть, не так ли? Для меня особенно важно, что он может прийти в себя. И тогда... — Эллери многозначительно огляделся вокруг.

— Он скажет! — одновременно воскликнули близнецы и тут же, испугавшись звука собственных голосов, спрятались за мать.

— Да, ребята, скажет. Весьма интригующий вариант. Поэтому, папа, нам лучше позаботиться, чтобы ничего не произошло.

— Я сам об этом подумал, — угрюмо отозвался инспектор. — Мы с тобой всю ночь будем по очереди дежурить около него. И больше никто! — добавил он после паузы, повернувшись к доктору Холмсу. — Я буду дежурить первым, доктор, до двух часов ночи, а потом мистер Квин сменит меня до утра. Если вы нам понадобитесь...

— При первых же признаках возвращения сознания сразу же уведомите меня, — предупредил доктор Холмс. — Моя спальня в другом конце коридора, рядом с вашей. Сейчас вы больше ничем не можете ему помочь.

— Кроме защиты той жизни, которая еще теплится в нем.

— Мы дадим вам знать, — пообещал Эллери. Посмотрев на остальных, он добавил: — Ради блага того, кто может решиться на отчаянные меры, предупреждаю, что дежурящий у постели будет вооружен тем же револьвером, который уложил беднягу Ксавье. Это все.

* * *

Оставшись наедине с раненым, Квины ощутили странное напряжение. Инспектор сел в удобное кресло и ослабил воротник. Эллери мрачно курил у окна.

— Ну, — заговорил он наконец, — хорошенько же запуталось это дело!

Инспектор что-то буркнул.

— Тоже мне Соколиный Глаз! — с горечью продолжал Эллери. — Бедный парень...

— О чем ты?

— О твоей склонности стрелять быстро, метко и без лишних раздумий, почтенный родитель. В этом ведь не было никакой необходимости. Он не мог убежать.

Инспектор выглядел несчастным.

— Может, и нет, — пробормотал он, — но когда человек, обвиняемый в убийстве, бежит сломя голову, что остается делать копу? Ведь это, практически, признание. Естественно, я предупредил его, а потом выстрелил...

36

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org