Пользовательский поиск

Книга Тайна сиамских близнецов. Страница 50

Кол-во голосов: 0

— Это бесспорно, — согласился инспектор.

— К тому же мы располагаем подтверждением. Предположим, что существуют два убийцы и что убийца Марка не является убийцей Джона. Выбрал бы второй убийца для своего преступления самое худшее время, когда он знал, что Марка охраняет вооруженный профессиональный детектив? Нет, на такой риск мог пойти лишь тот, у кого не было иного выхода, кто должен был убить Марка не в любое время, а именно той ночью, прежде чем Марк очнется и заговорит. Поэтому я не вижу никаких логических или психологических неувязок в аргументе, что мы имеем дело только с одним преступником.

— Против этого никто не возражает. Но как ты можешь подтвердить, что именно убийца, а не доктор Ксавье оставил бубнового валета, обвиняющего мальчиков?

— Я как раз к этому подхожу. Мне незачем это подтверждать. У нас есть признание самого преступника, что он оклеветал близнецов после убийства доктора Ксавье.

— Признание? — Инспектор и все остальные изумленно уставились на Эллери.

— Да, но скорее действием, чем словами. Большинство присутствующих, наверное, удивятся, узнав, что после смерти Марка Ксавье кто-то пытался взломать дверцу шкафа, где была спрятана колода карт с письменного стола доктора Ксавье.

— Что? — воскликнул доктор Холмс. — Я об этом понятия не имел!

— А мы это и не афишировали, доктор. Итак, что же находилось в этом шкафу? Колода карт с места убийства доктора Ксавье. Что такого было в этой колоде, могущего заставить кого-то попытаться взломать замок? Только отсутствие в ней валета бубен. Но кто знал, что из колоды доктора Ксавье исчезла эта карта? Только двое: Марк Ксавье и убийца Джона Ксавье. Но Марк Ксавье мертв. Следовательно, забраться в шкаф пытался убийца. Каков же мог быть его мотив? Хотел он украсть или уничтожить карты? Нет!

— Как, черт возьми, ты можешь это утверждать? — проворчал инспектор.

— Потому что все в доме знали, что от шкафа существует только один ключ, что в нем лежат только карты и, что самое важное, что этот ключ находится у тебя, папа. — Эллери мрачно усмехнулся. — Каким образом это доказывает, что убийца не хотел украсть или уничтожить карты? Если он намеревался так поступить, то почему не забрал у тебя ключ, когда ты лежал без сознания на полу спальни Марка Ксавье? Ответ состоит в том, что убийце был не нужен ключ, что он не хотел залезать в шкаф, не хотел красть или уничтожать карты!

— Если так, то зачем он возился с замком?

— Толковый вопрос. Единственный возможный ответ: убийца хотел всего лишь привлечь наше внимание к колоде карт. Этому имеется подтверждение — попытка взломать металлический шкаф тоненькой кочергой указывает на чисто демонстративные намерения.

— Будь я проклят! — хрипло пробормотал Смит.

— Несомненно, будете... Очевидно, это была уловка с целью заставить нас вновь обследовать колоду и обнаружить, что бубновый валет исчез. Но кто мог этого желать? Близнецы, которых обвиняла эта карта? Они могли только пытаться взломать шкаф, чтобы уничтожить колоду, будь они виновны. Но я также доказал, что с замком возился убийца. Следовательно, близнецы — ни оба, ни одни из них — не являются убийцами, а, напротив, были оклеветаны преступником.

Миссис Карро глубоко вздохнула. Мальчики с неприкрытым восторгом взирали на Эллери, который теперь встал и начал ходить по помещению.

— Кто же этот убийца — убийца-клеветник? — осведомился он неестественно резким голосом. — Был ли какой-нибудь намек, указывающий на его личность? Да, был, но я догадался о нем только что, когда уже поздно что-либо предпринимать и мне остается лишь гладить себя по головке.

— Так вы знаете?.. — воскликнула Энн Форрест.

— Конечно, знаю, дорогая моя.

— Кто же? — проскрипел Боунс. — Кто этот проклятый... — Стиснув дрожащие кулаки, он огляделся вокруг. Его взгляд задержался на Смите.

— Помимо попытки оставить ложные улики, которые при обычном течении событий никто не смог бы распознать, — быстро продолжал Эллери, — убийца сделал одну грубейшую ошибку.

— Ошибку? — Инспектор недоуменно заморгал.

— Еще какую! Неизбежную ошибку, навязанную преступнику оскорбленной природой и вытекающую из его ненормальности. Отравив Марка Ксавье и усыпив хлороформом инспектора, этот человек... — Эллери сделал паузу, — украл у инспектора кольцо.

Все уставились на старого джентльмена.

— Как, еще одно? — пробормотал доктор Холмс.

— Золотое обручальное колечко, стоившее всего несколько долларов, — мечтательно произнес Эллери. — Да, доктор, еще одно из этих пикантных исчезновений дешевых колец, о которых вы и мисс Форрест так неохотно поведали нам в вечер нашего прибытия. Странно, что столь незначительный факт разоблачил убийцу.

— Но каким образом? — Инспектор закашлялся, поднеся ко рту грязный носовой платок.

Остальные наморщили носы и беспокойно зашевелились. Воздух становился совсем скверным.

— Так почему же было украдено это кольцо? — воскликнул Эллери. — Почему украли кольца мисс Форрест и доктора Холмса? Есть какие-нибудь предположения?

Никто не ответил.

— Ну-ну, — усмехнулся Эллери. — Оживите последние часы игрой ума. Уверяю, что вы в состоянии догадаться о возможных мотивах.

Его резкий голос вновь привлек к нему внимание.

— Кольца вряд ли могли украсть из-за их стоимости, — неуверенно заговорил доктор Холмс. — Вы сами это отметили, Квин.

— Совершенно верно. — «Благослови тебя Бог за то, что подхватил мяч!» — подумал Эллери. — Благодарю вас. Кто-нибудь еще? Мисс Форрест?

— Ну... — Она облизнула сухие губы; ее глаза ярко блестели. — Кольца не могли украсть по сентиментальным причинам, мистер Квин. Они представляли ценность для их обладателей, но никак не для вора.

— Точно подмечено! — зааплодировал Эллери. — Вы абсолютно правы, мисс Форрест. Прошу не расслабляться! Не будем терять интерес.

— Может быть, — робко сказал Фрэнсис Карро, — в одном из колец имелось потайное углубление, где был спрятан яд или еще что-нибудь?..

— Я тоже об этом подумал, — кашляя, добавил Джулиан.

— Весьма изобретательно. — Эллери заставил себя улыбнуться. — В случае с первыми двумя кольцами это возможно, но, учитывая то, что, очевидно, тот же вор украл кольцо инспектора, эта версия, безусловно, отпадает, Фрэнсис. Даже обладая самым буйным воображением, нельзя себе представить, что вор искал тайник в кольце моего отца.

— Господи! — внезапно воскликнул инспектор. Он встал и огляделся, похожий на маленького худощавого Ганди[60] с подозрительным взглядом.

— Наконец-то, старый сыщик! Меня интересовало, когда ты до этого додумаешься... Понимаете, кража кольца инспектора ясно демонстрирует, что у вора не было никаких целей, кроме... обладания этим кольцом.

Доктор Холмс вздрогнул и попытался заговорить, но передумал и уставился в каменный пол.

— Дым! — взвизгнула миссис Ксавье, вставая и глядя на лестницу.

Все вскочили, напоминая привидений в желтом свете лампочки. Дым просачивался сквозь тряпки, которые Эллери подсунул под дверь.

Эллери схватил одно из ведер, вскарабкался по ступенькам и вылил содержимое на дымящуюся материю. Дым зашипел и исчез.

— Папа! Перетащи сюда большой бочонок с водой! Погоди, я тебе помогу. — Вдвоем они подняли наверх бочонок из-под масла. — Вылей воду на дверь. Нам нужно как можно дольше оттягивать неизбежное... — Эллери спустился вниз, блестя глазами. — Еще совсем немного, друзья! — обратился он к слушателям, словно зазывала, старающийся привлечь внимание толпы. Последние слова утонули в плеске воды, которую инспектор вылил на дверь. — Итак, целью было всего лишь обладание кольцом. Вы понимаете, что это означает?

— Пожалуйста!.. — взмолился кто-то.

Все стояли, испуганно глядя на дверь.

— Вы будете слушать, — свирепо произнес Эллери, — даже если мне придется вытрясти душу из каждого! Садитесь! — Все ошеломленно повиновались. — Так-то лучше. Теперь слушайте! Постоянные кражи таких предметов, как дешевые кольца, могут означать только одно — клептоманию. Причем клептоманию, выражающуюся в краже исключительно колец. Ведь больше ничего украдено не было. — Люди заставили себя слушать, готовые делать что угодно, лишь бы не думать о бушующем над головой кошмаре. Стук падающих обломков, ставший постоянным, напоминал удары комьев земли о крышку опущенного в могилу гроба. — Короче говоря, найдите среди нас клептомана, и вы получите убийцу братьев Ксавье, оклеветавшего близнецов.

вернуться

60

Ганди, Мохандас Карамчанд (1869–1948) — один из лидеров и идеологов национально-освободительного движения в Индии, прозванный «Махатмой» («Великой душой»).

50

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org