Пользовательский поиск

Книга Тайна сиамских близнецов. Страница 8

Кол-во голосов: 0

* * *

Помещение, куда они вошли, было комбинацией музыкальной и игральной комнат. В одном углу стоял концертный рояль, вокруг которого были искусно размещены кресла и светильники. Однако большую часть комнаты занимали различных размеров столы: для бриджа, шахмат, шашек, триктрака, пинг-понга и даже бильярда. В помещении были еще три двери: одна в стене слева, вторая, в стене, смежной с коридором, вела в прихожую — из-за нее до Квинов ранее доносился шепот, а третья, в противоположной стене, как понял Эллери, бросив на нее взгляд, выходила в библиотеку. Переднюю стену занимали французские окна на террасу.

Отметив упомянутые подробности, а также разбросанные на двух столах карты, Эллери перенес внимание на находившихся в комнате людей. Ему сразу же стало ясно, что все они, как и доктор Ксавье, чем-то обеспокоены. Двое мужчин поднялись, не глядя на Квинов. Один из них, высокий, широкоплечий блондин с проницательным взглядом — несомненно, брат доктора Ксавье, — скрывал свою нервозность, гася только что начатую сигарету в пепельнице на столе для бриджа. Другой — молодой человек с тонкими чертами лица, сочетавшимися с твердым взглядом голубых глаз и упрямым подбородком, каштановыми волосами и пятнами от химикалий на пальцах — по неизвестной причине покраснел. С приближением Квинов он краснел все больше, переминаясь с ноги на ногу, его глаза бегали из стороны в сторону.

«Ассистент, — подумал Эллери. — На вид приятный молодой человек. Какой бы секрет ни хранила эта компания, он его разделяет, но ему это явно не по душе».

Женщины, с присущей им способностью быть на высоте положения, едва обнаруживали свою тревогу. Одна из них была молода, а другая — дама без возраста. Эллери сразу почувствовал, что молодая женщина вполне может о себе позаботиться — ей было лет двадцать пять, приятному лицу придавали очарование внимательные карие глаза, а во внешнем спокойствии ощущалась способность к решительным действиям в случае необходимости. Она сидела, положив руки на колени и слегка улыбаясь, но ее выдавал взгляд, в котором читались напряжение и беспокойство.

Вторая женщина являлась на данной сцене доминирующей фигурой. Высокая, даже когда она сидела, полногрудая, с гордыми черными глазами и черными как смоль волосами, едва тронутыми сединой, с лицом оливкового цвета, почти не знавшим косметики... Дама подобного облика доминировала бы в любом обществе. Ей могло быть как тридцать пять, так и пятьдесят лет, и в ней ощущалось нечто французское, хотя Эллери затруднялся определить, что именно. Он инстинктивно ощущал, что это женщина страстного темперамента, опасная и в ненависти, и в любви. Таким особам свойственны резкие жесты, отражающие быструю смену эмоций. Тем не менее она сидела неподвижно, как загипнотизированная; взгляд черных влажных глаз был устремлен в пространство между Эллери и инспектором... Подавив неуютные мысли, Эллери опустил глаза и улыбнулся. В атмосфере ощущалась неловкость.

— Дорогая, — обратился доктор Ксавье к необыкновенной женщине, — это джентльмены, которых мы приняли за грабителей. — Он весело рассмеялся. — Мистер Квин и его сын. — Даже теперь она лишь метнула на гостей взгляд своих удивительных глаз и вежливо улыбнулась. — А это мисс Форрест — гостья, о которой я говорил.

— Очень рада, — с улыбкой отозвалась молодая женщина. (Действительно ли в глубоко посаженных глазах доктора мелькнуло предупреждение?) — Вы должны простить нам дурные манеры. В такую... ужасную ночь ваше появление было неожиданным. — Она поежилась — это движение было непритворным.

— Не могу порицать вас, мисс Форрест, — дружелюбно сказал инспектор. — Мы просто не сознавали, что могут подумать нормальные люди, когда в таком месте кто-то колотит к ним в дверь на ночь глядя. Во всем виноват вот этот импульсивный негодяй — мой сын.

— Вот меня и представили, — оживился Эллери.

Все засмеялись, и снова наступило молчание.

— Мой брат, Марк Ксавье, — заговорил хирург, указывая на блондина с проницательным взглядом. — И мой коллега, доктор Холмс. — Молодой человек вымученно улыбнулся. — Теперь, когда вы познакомились, может быть, вы присядете?

Гости повиновались.

— Мистер Квин и его сын, — продолжал доктор Ксавье, — прибыли сюда не столько по собственной воле, сколько в силу обстоятельств.

— Заблудились? — осведомилась миссис Ксавье, впервые глядя на Эллери в упор.

Эллери почувствовал себя человеком, заглянувшим в печь, где полыхал огонь. Хрипловатый, вибрирующий голос женщины был таким же страстным, как ее глаза.

— Не совсем, дорогая, — отозвался доктор Ксавье. — Не волнуйся, но дело в том, что внизу лесной пожар, и эти джентльмены, возвращаясь после отпуска в Канаде, были вынуждены подняться на Эрроу, спасаясь от огня.

— Пожар! — воскликнули все, и Эллери увидел, что их изумление неподдельно. Безусловно, они слышали о пожаре впервые.

Таким образом лед был сломан, а Квины некоторое время были заняты ответами на взволнованные вопросы и рассказом об их чудесном спасении. Доктор Ксавье сидел молча и вежливо улыбался, словно слушая эту историю впервые, как остальные обитатели дома. Затем разговор иссяк, и Марк Ксавье, подойдя к одному из французских окон, глянул в темноту. Жуткое «нечто», таившееся в укрытии, казалось, вновь высунуло голову. Миссис Ксавье закусила губу, а мисс Форрест изучала свои розовые пальчики.

— Ну-ну, — внезапно заговорил хирург. — Не нужно вытянутых лиц. — Значит, он тоже обратил на это внимание. — Возможно, все не так уж серьезно. Просто мы на время оказались запертыми здесь. Оскуэва и соседние деревни хорошо экипированы для борьбы с лесными пожарами. Они случаются здесь почти каждый год. Помнишь прошлогодний, Сара?

— Конечно. — Миссис Ксавье бросила на мужа загадочный взгляд.

— Предлагаю побеседовать о чем-нибудь более приятном, — сказал Эллери, зажигая сигарету. — Например, о докторе Ксавье.

— Нет-нет, — запротестовал покрасневший хирург.

— Отличная идея! — воскликнула мисс Форрест, вскакивая со стула. — Давайте поговорим о вас, доктор, — о том, какой вы добрый, чудесный и знаменитый! Я уже давно умирала от желания это сделать, но боялась, что миссис Ксавье вцепится мне в волосы.

— Право, мисс Форрест, — мрачно промолвила миссис Ксавье.

— О, простите! — Молодая женщина расхаживала по комнате — сдержанность, казалось, покинула ее; в глазах появился блеск возбуждения. — Я стала комком нервов. Но в доме два врача — может, кто-нибудь из них даст мне успокоительное. Ну же, Шерлок! — Она потянула за руку доктора Холмса. Молодой человек вздрогнул. — Не стойте как истукан! Сделайте что-нибудь!

— Знаете... — начал доктор Холмс и сразу же запнулся.

— Шерлок? — улыбаясь, переспросил инспектор. — Странное имя, доктор Холмс... А, понимаю!

— Ну конечно! — улыбнулась мисс Форрест, продолжая цепляться за руку молодого медика к явному смущению последнего. — Шерлок Холмс — так я его называю, хотя в действительности его зовут Персивал. Но он настоящий Шерлок — правда, дорогой? Вечно возится с микроскопами и вонючими жидкостями.

— Тем более, что он англичанин, — добавил доктор Ксавье, ласково глядя на молодого человека, — так что имя вполне подходит. Но вы, мисс Форрест, дерзкая девчонка. Персивал, как и все британцы, очень чувствителен, и вы его смущаете.

— Нет-нет, — поспешно запротестовал доктор Холмс, чей словарный запас казался более чем ограниченным.

— О боже! — вздохнула мисс Форрест, отпуская руку молодого человека. — Никто меня не любит. — И она направилась к Марку Ксавье, молча стоящему у окна.

«Ну и ну! — мрачно подумал Эллери. — Этой компании следовало бы выступать на сцене en masse[21]».

— Вы не хотите, чтобы вас называли в честь Холмса с Бейкер-стрит? — улыбаясь, спросил он. — Иные восприняли бы это как акколаду[22].

вернуться

21

Вместе (фр.).

вернуться

22

Акколада — удар мечом плашмя по плечу при посвящении в рыцари.

8

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org