Пользовательский поиск

Книга Битая карта. Содержание - 6. Хайлендские игры

Кол-во голосов: 0

А скорбящий муж? От прессы его оберегали надежные друзья и преданные коллеги. Но если с ним хотела поговорить полиция, которой требовалось прояснить некоторые моменты, он был всегда готов. Зато его тесть давал прессе столько интервью, сколько попросят, а с полицией был лаконичен и язвителен.

— О чем вы хотите со мной говорить? Найдите подонка, который это сделал, тогда и говорите со мной сколько угодно. Я хочу, чтобы эта скотина сидела за решеткой. И пусть решетка будет покрепче, иначе я ее вышибу и задушу гада собственными руками!

— Мы делаем все возможное, поверьте, сэр Хью.

— Достаточно ли этого, хотел бы я знать!

— Все, что в наших силах…

Да, все. Правда, оставался один принципиальный вопрос: а был ли он, тот самый подонок, который это сделал? Ответить на него мог только доктор Курт.

6

Хайлендские игры

Ребус собрал свою командировочную сумку — большую спортивную сумку, которую подарила ему Пейшенс Эйткен, когда решила, что ему пора заняться своей физической формой. Они побывали вместе в фитнес-клубе, купили все необходимое и вместе ездили на занятия в клуб четыре или пять раз. Играли в сквош, ходили на массаж, в сауну, плавали в бассейне, остались живы в оснащенном по последнему слову спортивном зале, пытались бегать трусцой… Но кончилось тем, что они стали все больше времени проводить в клубном баре. А это просто глупо: выпивка стоила там в два раза дороже, чем в приличном баре за углом.

С тех пор сумка перестала быть спортивной и превратилась в командировочную. Не то чтобы Ребус брал с собой в командировку много вещей. Пару рубашек, смену носков и нижнего белья, зубную щетку, фотокамеру, записную книжку, теплую куртку. Понадобится ли ему словарь? Возможно. Только он сомневался, что такой словарь существует. Да, надо бы взять какую-нибудь книжку. Почитать перед сном. Он нашел «Тихий омут» и кинул сверху. Зазвонил телефон. Но он же был сейчас в квартире Пейшенс, а у нее автоответчик. Ну да ладно…

Он прошел в гостиную прослушал наговоренную голосом Пейшенс запись, а потом вдруг услышал:

— Это Брайан Холмс пытается связаться с…

Ребус поднял трубку:

— Брайан, что случилось?

— Хорошо, что вас застал. Думал, вы уже уехали в горы.

— Собираюсь.

— Не хотите ли сначала заглянуть в отделение?

— Зачем?

— Затем, что доктор Курт…

* * *

Проблема с телами утопленников состояла в том, что утонуть и попасть в воду после смерти — это две совершенно разные вещи. Человек (в сознании или без) может упасть (сам или с чьей-то помощью) в воду и утонуть. Или же в воду могут сбросить уже мертвое тело, чтобы скрыть истинную причину смерти и повести полицию по ложному следу. Установить причину, как и время смерти, в случае с утопленниками непросто. Трупное окоченение может быть, а может отсутствовать. Синяки и повреждения на теле могут оказаться следствием ударов о камни или о другие предметы в воде.

Однако пена изо рта и носа при надавливании на грудь свидетельствует о том, что человек был жив, когда попал в воду. Об этом же свидетельствует присутствие диатомей в головном и костном мозгу, почках и других органах. Диатомеи, не уставал объяснять доктор Курт, — это одноклеточные организмы, которые проникают через легочную мембрану и разносятся потоком крови, если сердце все еще продолжает биться.

Существовали и другие признаки. Илистое вещество в бронхиальных трубах свидетельствует о том, что дыхательный процесс в воде продолжался. Живой человек, упавший в воду, рефлекторно пытается ухватиться за что-нибудь (в буквальном смысле «хватается за соломинку»), а потому в этом случае у трупа пальцы сжаты в кулаки. «Руки прачки», отслоение ногтей и волос, распухание — на основании всех этих факторов можно оценить время пребывания трупа в воде.

Как сказал Курт, проведены были еще не все необходимые анализы. Результаты токсикологической экспертизы поступят только через несколько дней, и тогда он сможет с уверенностью сказать, принимала ли покойная перед смертью алкоголь или наркотики. Спермы в вагинальной полости не обнаружено, но муж покойной сообщил, что она всегда плохо переносила противозачаточные таблетки, предпочитая механическую контрацепцию…

Господи Иисусе, подумал Ребус, представив, каково было бедолаге Джеку отвечать на такой вопрос. Впрочем, вполне возможно, придется отвечать еще и на другие, гораздо более неприятные вопросы…

— Итак, на данный момент, — сказал Курт, понукаемый безмолвным нетерпением остальных, — у нас имеется ряд негативных ответов. Отсутствие пены в полостях рта и носа… отсутствие илистого вещества… отсутствие рефлекторного сжатия рук… Более того, по трупному окоченению можно предположить, что женщина была мертва до попадания в воду и находилась в каком-то замкнутом пространстве. По фотографиям видно, что ноги у трупа неестественно поджаты.

К этому моменту все уже поняли… Но он еще этого не сказал.

— По моим оценкам, тело находилось в воде не менее восьми часов и не более двадцати четырех. Смерть, безусловно, наступила за некоторое время до этого, промежуток не слишком большой — несколько часов…

— Причина смерти?

Доктор Курт улыбнулся:

— На снимках черепа видно повреждение с правой стороны головы. Ее очень сильно ударили сзади, джентльмены. Я бы сказал, что смерть наступила практически мгновенно…

Было и еще кое-что, но немного. Вот чего было много, так это перешептываний среди полицейских. Ребус знал, о чем они думали и о чем шепчутся: это убийство как две капли воды похоже на убийство у Дин-Бриджа. Хотя это только видимость. Женщину, найденную у моста, убили на месте, а не привезли туда, и убили ее на берегу в центре города, а… Кстати, а где убили Лиз Джек? Где угодно. Это могло случиться где угодно. Пока все перешептывались, поминая Уильяма Гласса, Ребус думал о том, как найти «БМВ» миссис Джек, и найти побыстрее. Что ж, он уже собрал вещи и согласовал поездку с Лодердейлом. Встретит его констебль Моффат, а ключи от дома ему дал Джек Грегор.

— Итак, леди и джентльмены, — сказал Курт, — по моему мнению, это убийство. Да, убийство. Остальное должны установить ваши эксперты и вы сами.

* * *

— Значит, едешь? — сказал Лодердейл, увидев Ребуса с сумкой.

— Да, сэр.

— Хорошей охоты, инспектор. — Лодердейл помолчал. — Как называется это местечко, еще раз?

— Как называется дело, проваленное полицией, сэр?

— Не понял… А-а, «глухарь». «Гнездо глухаря».

Ребус подмигнул начальнику и направился к машине.

* * *

Глаз радовался, видя, как через каждые тридцать-сорок миль меняется Шотландия — меняется пейзаж, характер и выговор. Хотя если не вылезать из машины, то о последнем и не догадаешься. Дорога вроде бы оставалась неизменной. Как и придорожные бензозаправки. Даже городки с их длинными прямыми главными улицами, с супермаркетами и обувными магазинами, лавками, торгующими пряжей… все это сливалось в одно. Но можно было смотреть дальше них; а можно было попристальнее вглядеться и в них. Маленькая страна, думал Ребус, а какое разнообразие. В школе учитель географии говорил ему, что Шотландия делится на три основные географические зоны. Южное нагорье, Центральная низменность и Северное нагорье — Хайленд… примерно так. Но это само по себе еще ни о чем не говорит. А может, и говорит. Сейчас Ребус ехал на север, к людям непохожим на тех, что живут в южных городах и прибрежных поселках.

Он остановился в Перте и купил кое-каких припасов — яблок, шоколада, маленькую бутылку виски, жевательную резинку, коробочку с финиками, пинту молока… Никогда не знаешь, чего там может не оказаться у них на севере. Пока держишься туристских маршрутов, беспокоиться не о чем, но если углубиться в горы…

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org