Пользовательский поиск

Книга Грешники и праведники. Содержание - 20

Кол-во голосов: 0

— Уговор есть уговор, Джон. — Блантайр заметил, что взгляд Ребуса скользнул в сторону двери. — Не волнуйся, — сказал он. — Она не знает. В курсе только мы с тобой.

— Ты хочешь мне сказать, что покрывать убийство — это нормально?

— Про убийство — это твои домыслы. Кеннеди вполне мог сам свалиться с лестницы. Нам от тебя нужно только молчание.

Ребус встал и поставил недопитую кружку на поднос, потом повернулся лицом к Доду Блантайру, который изо всех сил пытался изображать из себя прежнего крутого Дода: вцепился пальцами в подлокотники кресла, словно в любой момент мог подняться на ноги.

— Я ухожу, — сказал Ребус.

— Мы заслуживаем лучшего отношения, Джон. Все мы.

Но Ребус, выходя из комнаты, упрямо качал головой. Он уже натянул на себя куртку, когда из кухни появилась Мэгги.

— Покурим в саду? — спросила она.

— Мне нужно идти.

— Что случилось? О чём он с тобой говорил?

— Ни о чём, Мэгги, просто мне нужно быть в другом месте.

Она протянула было к нему руки, но он отвернулся и открыл дверь, радуясь холодному воздуху и порывам ветра.

— Джон? — окликнула она его, но он, не оборачиваясь, шёл к калитке. — Джон!

Он поднял руку и помахал ей, но так и не повернулся.

«Мы никогда об этом не говорим, никогда своих не закладываем…»

«Давай, Джонни, пей…»

«В этой истории мы сейчас ставим точку…»

«Вот это точно», — пробормотал себе под нос Ребус.

Он открыл машину, сел. Зазвонил его мобильный, и он почувствовал, что это Мэгги. Он даже не стал доставать трубку из кармана, чтобы проверить. Повернул ключ в замке зажигания и тронулся с места.

ДЕНЬ ОДИННАДЦАТЫЙ
20

— Если бы я не знал, что это не так, — сказал Малькольм Фокс, — то подумал бы, что вы рады наложить руки на саммерхоллские материалы, которые больше никто не держит под замком. — Он снял с себя пальто и шарф и отряхнул их от воды.

Ребус сидел в полицейском отделении на Уэстер-Хейлс за столом, возле которого стояли коробки с папками. Он просидел здесь не меньше часа, а сейчас было только половина девятого.

— Доброе утро, — сказал он Фоксу, пока тот вешал пальто на вешалку. Ребус купил стаканчик кофе на заправке, но оставшийся в стаканчике дюйм напитка был теперь холодный как лёд.

— Или есть другая причина, почему вам так нравится быть здесь в моё отсутствие? — продолжил Фокс, проводя руками по волосам, чтобы выдавить с них влагу.

— Вы проницательны, — раздался новый голос. В дверях стояла Шивон Кларк, прижимая к груди кипу бумаг.

— Может, это потому, что вы склонили меня на свою сторону, — сказал Ребус.

— Это как? — спросила она, входя в комнату.

Ребус похлопал по бумагам на столе.

— Скажем, вы правы и Сондерса убил один из святых. Судя по тому, что я здесь вижу, в Саммерхолле мы никаких доказательств не найдём. Из материалов могли что-то изъять, а что-то могли подделать. В лучшем случае мы обнаружим нестыковки и огрехи, которые можно объяснить ошибками делопроизводства.

— Дальше.

— А если мы попросим Стефана Гилмура рассказать о его перемещениях в день убийства Сондерса… Ну, мы ведь имеем дело с профессионалом. Можно не сомневаться, что он обеспечил себе стопроцентное алиби.

— И что из этого следует? — спросил Фокс, присаживаясь на угол своего стола.

Ребус перевёл взгляд с него на Кларк, потом снова на Фокса.

— Наилучший способ подобраться к нему — воздействовать на других. Это срабатывало и прежде. В своё время он пожертвовал собой, только поэтому «Жалобы» не разорвали на части остальных святых.

— Так что, прощупывать Патерсона и Блантайра? — предположила Кларк.

— Не давать им покоя, — подтвердил Ребус. — Пусть Гилмур знает, что против всех троих будет выдвинуто обвинение. — Он поднял палец. — Блантайр присутствовал при вскрытии, когда были подделаны результаты, и он всё это время молчал. — Второй палец. — Патерсон держал пистолет в ящике своего стола. Таким образом, вы можете смело сказать, что прижмёте всех троих.

— И вы думаете, этого достаточно, чтобы он признался? — скептически спросил Фокс.

— Особенно если учесть, что он теряет, — добавила Кларк.

— Пока не попробуете, не узнаете.

Кларк посмотрела на него:

— А где в это время будешь ты сам?

— Я знаю своё место, Шивон, — отойду в сторонку.

— А если один из них укажет на тебя?..

— Это уж тебе решать, лгут они или нет.

Кларк перевела взгляд на Фокса:

— Что скажете?

— Сомневаюсь, что из этого что-нибудь получится. Но больше нам сейчас просто не за что зацепиться.

Кларк задумчиво кивнула и вышла из кабинета.

— Ну, я бы сказал, что решение наполовину принято, — прокомментировал её уход Фокс. — Но вы должны понимать, как это может вам аукнуться.

— Переживу. — Ребус откинулся на спинку стула. — И как такое сходило нам с рук? — спросил он, постукивая пальцем по документам.

— Большинство имевших вес журналистов можно было купить или заставить молчать, — предположил Фокс. — Социальных сетей, которые рассказали бы о беззакониях, ещё не придумали. — Он пожал плечами. — Как вам такое объяснение?

— Не в бровь, а в глаз, я бы сказал. Чем больше нам это сходило с рук, тем глубже мы увязали…

— Что, совесть проснулась?

— Пошёл ты, Малькольм, — беззлобно сказал Ребус.

— Вы и в самом деле считаете, что сумеете остаться в стороне, когда мы будем допрашивать ваших дружков?

— Я занят аварией Джессики Трейнор.

— Всё ещё?

— Появилось новое имя, нужно навести справки. Рори Белл. Проходимец, который вроде бы обосновался в Западном Лотиане.

— Та же фамилия, что и у подружки Джессики, — заметил Фокс.

— Что?

— Кажется, это фамилия подружки Джессики, той, что на пару с ней снимает квартиру.

— Ну, фамилия не то чтобы редкая.

— Может, вы и правы, — сказал Фокс. Он сунул руки в карманы брюк и подошёл к окну. — С того момента, как я стал работать с вами, мне повсюду чудятся заговоры — заговоры, тайные связи и совпадения. Ну кончится когда-нибудь эта мерзкая погода?

Но Ребус уже не слушал его.

— Вам привет от инспектора Кларк, — сказал он Лоре Смит.

— За ней должок, — ответила Смит.

— Она это знает, потому и оплачивает наш кофе.

Они сидели в просторном современном кафе в начале Холируд-роуд, напротив здания, в котором размещалась редакция «Скотсмена». Простые деревянные стены, сегодняшние газеты, сотрудники Би-би-си из офиса по соседству. В кафе можно было перекусить, но Смит попросила только самую большую чашку кофе с молоком. К своему капучино Ребус взял круассан. Он оторвал кусочек и, прежде чем положить его в рот, обмакнул в кофе.

— Очень по-французски, — сказала Лора Смит.

— Не знаю, никогда не был.

— Не были во Франции? — Судя по её тону, в это невозможно было поверить.

— И вообще нигде не был, если на то пошло. — Он проглотил кусочек круассана. — С Шотландией-то не разобраться.

— Да, мы живём в очень интересные времена.

— Обретение независимости обернётся для вас потерей работы?

— Ну, вряд ли у нас в одночасье исчезнет преступность. — Она улыбнулась и помешала свой кофе.

— Да, вряд ли, — согласился Ребус.

— Вы сказали, что хотите со мной посоветоваться, — перешла она к делу.

Ребус кивнул:

— Как я понимаю, Альберт Стаут работал ещё до вас.

— Меня и в проекте не существовало, когда он был уже в расцвете сил.

— В те времена криминальные репортёры выпивали в тех же пабах, что и мы. Ставили нам стаканчик-другой, а мы рассказывали им истории. Не всегда правдивые истории, если честно.

— А теперь угощают кофе с круассанами? — Она посмотрела на него, — Не уверена, что вы считаете это переменой к лучшему…

Ребус выдавил улыбку:

— Меня интересует один тип, которого зовут Рори Белл, — вы его знаете?

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org