Пользовательский поиск

Книга Грешники и праведники. Содержание - 7

Кол-во голосов: 0

— Это всё равно что дать корове пулемёт — пули полетят во всех без разбора.

— И рикошетом может задеть и тебя?

Ребус снова пожал плечами:

— Меня там не было, но, с другой стороны, вроде как бы и был — ты меня понимаешь?

— Ты был в команде, но не в комнате?

Ребус медленно поднялся на ноги, подошёл к проигрывателю и уставился на вращающуюся пластинку, игла почти незаметно двигалась к центру пластинки.

— Всё это было тридцать лет назад, Шивон. Всё это… — Он повернулся к ней. — Так ли уж правильно вытаскивать всё это теперь?

Она посмотрела на него:

— Есть что-то ещё, да? То есть я понимаю, этот тип был вашим осведомителем, но он убил человека. Почему-то я думаю, что и в те времена ты бы не стал брать грех на душу. Если бы не столь серьёзное преступление… возможно, ты готов был бы закрыть глаза… но убийство?

Он вернулся к креслу, тяжело опустился в него.

— Ты ведь знаешь, что я права? — тихо спросила она. — Я думаю, ты и тогда это знал. Вероятно, у Сондерса было что-то на Стефана Гилмура. Ты же только что видел его — как он выглядел? Когда Блантайр сказал ему, что дело будет открыто заново, как он реагировал?

— Выглядел нормально. И реагировал нормально.

— Может быть, он хороший актёр. Ты видел его по телевизору? Видел, как он агитирует за то, чтобы Шотландия осталась в Соединённом Королевстве?

— Сомневаюсь, что это игра.

— Но он определённо играет роль.

— После дела Сондерса он ушёл в отставку.

— Я знаю.

— Достойный поступок.

— У него сохраняются контакты с Сондерсом?

— Зачем это ему?

— Затем что Сондерс, возможно, держал его на крючке… — Она сделала паузу. — А теперь Сондерс узнает, что Элинор Макари объявила на него охоту…

— Возможно, он захочет поговорить со Стефаном.

— Как минимум потому, что Гилмур, скорее всего, знает хороших адвокатов.

Ребус задумчиво кивнул.

— Если Сондерс имеет что-то на Стефана Гилмура — что-то серьёзное… У тебя есть на этот счёт какие-то догадки?

— Нет.

— А если ты копнёшь поглубже и найдёшь что-нибудь, то отдашь это Малькольму Фоксу или организуешь ещё одну встречу святых?

— Мне нужно будет подумать.

— И ты рассчитываешь провернуть всё это так, чтобы Фокс не заметил?

— Да мне на самом деле плевать, заметит он или нет.

— Правда?

— Правда. Но я знаю, что сказал бы Майлз Дэвис на моём месте.

Кларк прищурилась:

— И что бы он сказал?

— Он бы сказал: «Ну и что?»[17]

ДЕНЬ ЧЕТВЁРТЫЙ
7

— Мы не можем допросить Сондерса, — заявил Малькольм Фокс.

Он находился в кабинете в Шерифском суде, снимал крышку с бумажного стаканчика с чаем, который принёс ему Ребус. Ребус появился первым, протиснулся сквозь толпу, состоящую из адвокатов и их клиентов (перепутать две эти группы было затруднительно), и наконец обнаружил, что дверь кабинета Фокса заперта. Ко времени появления Фокса Ребус успел сходить в кафе на мосту Георга IV и вернуться с двумя стаканчиками чая. Пользуясь случаем, Ребус спросил, можно ли ему взять ключ от кабинета, но Фокс отрицательно покачал головой, и Ребус решил пока оставить эту тему. И подпустил вопрос про Сондерса.

— Почему нет? — спросил он, услышав ответ Фокса, и попробовал чай, который оказался слабоват.

— Потому что генеральный прокурор с самого начала отказалась от этой идеи. Я занимаюсь Саммерхоллом, и только Саммерхоллом.

— Но ведь Сондерс определённо имеет к этому прямое отношение.

— Мистера Сондерса будет допрашивать команда Элинор Макари.

— Но вы же понимаете, что это усложняет вашу задачу? — не отступал Ребус.

— Тем не менее таково требование генерального.

— И вы ничего не возразили? — преувеличенно изумился Ребус.

— Я не вы. Если начальство говорит мне делать то-то и то-то, я подчиняюсь. — Фокс отхлебнул чай, причмокивая от удовольствия.

— Тем не менее я думаю, что нам легче было бы задать правильные вопросы святым, если бы мы сначала выслушали Сондерса — его версию.

— Я с вами согласен. И когда команда Макари допросит Сондерса, мы затребуем расшифровки.

— Значит, будем ждать, когда это наконец произойдёт, прежде чем приглашать святых?

— Сомневаюсь, что нам стоит «приглашать» Джорджа Блантайра.

— Будем допрашивать его дома?

Фокс уставился на него.

— Вы уверены, что сможете это сделать?

Ребус кивнул.

— И конечно, мы не должны забывать о том, что с вас тоже нужно снять показания.

— Конечно.

— Думаю, что с этого-то нам как раз и нужно начать… — Фокс положил на стол свой портфель и вытащил оттуда блокнот линованной бумаги формата А4.

— Может быть, лучше сначала просмотреть все материалы? — спросил Ребус, кивая в направлении коробок.

— Я их просмотрел уже несколько раз.

Фокс открыл свой блокнот и принялся листать. Десятки страниц были заполнены его мелким, аккуратным почерком. Ребус заметил множество вопросов и немало подчёркиваний. «Уж не подбрасывает ли мне Фокс наживку, чтобы подцепить на крючок, как жадную рыбу?» Фокс смотрел на него с едва заметной иронической улыбкой.

— Чем раньше я составлю о вас мнение, тем лучше, — объяснил Фокс. — Посмотрим, будет ли от вас какой прок.

— Без диктофона? Без видео?

— Никаких формальностей, — заверил Фокс всё с той же улыбочкой. — Итак… — Он посмотрел на раскрытый блокнот, одновременно снимая колпачок с шариковой ручки. — Когда вы поступили на службу в Саммерхолл, вы были в звании констебля уголовной полиции? И произошло это в октябре тысяча девятьсот восемьдесят второго года?

— В ноябре, — поправил его Ребус.

— Ах да, конечно.

Ребус смотрел, как Фокс поставил маленькую галочку на полях. «Тебе это было известно. Просто испытываешь меня, проверяешь, с какого момента начнётся ложь…»

— А вы знали кого-либо из полицейских отделения до поступления туда?

— Познакомился с одним-двумя.

— А конкретно?

— С Блантайром и Патерсоном.

— Оба они в то время были сержантами уголовной полиции?

— Да.

— Где вы с ними познакомились?

— Насколько я помню, в суде, в старом Шерифском суде. Слонялись там — ждали, когда вызовут для дачи показаний.

— А потом виделись в полицейском клубе?

— Я туда не ходил. Слишком много профессиональных разговоров.

— Вы уже тогда были завсегдатаем «Оксфорд-бара»? Полицейские любили пропустить там стаканчик. Кого-нибудь из Саммерхолла там встречали?

— Не помню такого.

— Команда уголовного отдела ко времени вашего поступления была ведь довольно спаянной?

— Правда?

Фокс встретил этот вопрос многозначительной улыбочкой. Он принялся демонстративно сверяться с записями.

— Инспектор Гилмур к тому времени прослужил там уже два года, как и сержант Блантайр. Когда вы появились, сержант Патерсон и констебль Спенс служили там уже почти восемь месяцев. — Фокс поднял глаза. — Вас приняли как своего? Не относились к вам с подозрением?

— Ко мне хорошо относились.

— И сколько вы прослужили до посвящения?

— В святые? — Теперь настала очередь улыбнуться Ребусу. — Вы говорите так, будто это невесть что.

— А вы хотите сказать, что это пустяки?

— Это же просто название. В других подразделениях уголовной полиции были свои фишки. Дивизион Ф — «ковбои», а С — «лентяи».

— Вы должны признать, это гораздо понятнее, чем «святые Тайного завета», что на мой слух звучит почти угрожающе. — Фокс сделал паузу. — И очень вызывающе.

— Неужели вы в школе никогда не состояли в какой-нибудь шайке? Может быть, вас не принимали? И вы только издали смотрели на местных заводил и кусали локти от зависти?

— Я задал вопрос: сколько вы проработали, прежде чем узнали о святых?

— Неделю или две.

— И потом состоялся ритуал посвящения?

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org