Пользовательский поиск

Книга Грешники и праведники. Содержание - ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Кол-во голосов: 0

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
1

Приехал эвакуатор, на дверях которого было написано название местной фирмы по утилизации автомобилей. Предыдущим вечером здесь была возведена хлипкая преграда из трёхдюймовой ленты с надписью «Полиция». Лента тянулась от неповреждённого дерева к столбику ограды и дальше ещё к одному дереву. Водитель эвакуатора проскользнул под ленту, сделал необходимые приготовления и теперь собирался затянуть разбитый «фольксваген-гольф» лебёдкой вверх по наклонной платформе.

— Неплохой денёк, — сказал Ребус, закуривая сигарету и оглядывая окрестности.

Полоса узкой сельской дороги на окраине Керклистона. Неподалёку эдинбургский аэропорт, и рёв взлетающих или идущих на посадку пассажирских самолётов грубо вторгался в безмятежную тишину сельского пейзажа. Они приехали на машине Кларк — «воксхолл-астра». Она была припаркована на противоположной стороне с включённой аварийной сигнализацией, чтобы предостеречь приближающихся водителей. Впрочем, никакого движения здесь, похоже, не было.

— Прямой участок дороги, — сказала Кларк. — На асфальте ни льда, ни масла. Судя по повреждениям, скорость была сумасшедшая…

И верно: передок «гольфа», ударившись о почтенный дуб, смялся в гармошку. Они прошли через пробитое ограждение и спустились по склону. Водитель эвакуатора едва заметно кивнул в знак приветствия, но спрашивать о том, кто они такие и почему здесь, явно не собирался. В руках у Кларк была папка, и этого ему оказалось достаточно, — значит, это какие-то официальные лица и лучше с ними не связываться.

— А что сам водитель — жив? — спросил Ребус.

— Не сам, а сама, — поправила его Кларк. — Автомобиль зарегистрирован на Джессику Трейнор. Место жительства — северо-запад Лондона. Она сейчас в больнице.

Ребус обошёл машину. Жемчужно-серая. Почти новая. Покрышки не заезжены — глубина канавок достаточная. Лобового стекла не было. Дверь со стороны водителя и багажник распахнуты, обе воздушные подушки сработали.

— И мы здесь, потому что…

Кларк открыла папку.

— Главным образом потому, что у её отца есть высокопоставленные друзья. Начальство приказало: вы там смотрите не упустите чего-нибудь.

— А что тут можно упустить?

— Надеюсь, что нечего. Но этот район славится мальчишками-рейсерами.

— Но она вроде не мальчишка.

— У неё машина как раз такая, как они любят.

— Я в этом не разбираюсь.

— Насколько я знаю, «гольф» у них считается крутой тачкой.

Ребус побрёл назад к эвакуатору. Водитель разматывал трос лебёдки с большим крюком на конце. Ребус спросил, много ли «гольфов» попадает под пресс.

— Случается, — ответил водитель.

На нём был синий комбинезон в масляных пятнах, а поверх потёртая кожаная куртка. Грязь въелась ему в ладони, под ногти. Бейсболка на голове была настолько засалена, что надпись не читалась. Густая седеющая борода закрывала подбородок и шею. Ребус предложил ему сигарету, но водитель отказался.

— А что, местные рейсеры часто устраивают гонки? — продолжил Ребус.

— Бывает.

— Вы, случайно, не на диете? — (Водитель посмотрел на него.) — Уж больно на словах экономите, — пояснил Ребус.

— Я, вообще-то, на работе.

— Но вы уже видели здесь такие аварии?

— Видел.

— И часто они случаются?

Человек задумался.

— Ну, раз в два месяца. Хотя на прошлой неделе тоже была одна. По другую сторону Броксберна.

— И ребята, значит, любят тут на машинах гонки устраивать. Не знаете, как они об этом сговариваются?

— Понятия не имею, — ответил человек.

— Ну, спасибо и на этом. — Ребус пошёл назад к «гольфу».

Кларк разглядывала салон через открытую дверь.

— Посмотри-ка, — сказала она, протягивая Ребусу фотографию.

Ребус увидел коричневый замшевый сапожок на коврике автомобиля.

— Но я не вижу педалей.

— Это потому, что сапожок оказался в нише для ног со стороны пассажирской двери.

— Так-так, — сказал Ребус, возвращая Кларк фотографию. — Значит, ты хочешь сказать, что тут был и пассажир.

— Это один из пары уггов, принадлежащих Джессике Трейнор. Второй остался на её левой ноге.

— Угги — это что?

— Так эти сапожки называются, — пояснила Кларк.

— Он слетел у неё с ноги при ударе? Или когда врачи её вытаскивали?

— Когда на место приехала первая патрульная машина, полицейский сделал несколько снимков на свой телефон, включая и этот, с сапожком. Джессика в это время ещё была в машине. «Скорая» прибыла через несколько минут.

Ребус задумался.

— И кто же её нашёл?

— Одна женщина — ехала из Ливингстона. У неё посменная работа в супермаркете. — Кларк просматривала распечатку в папке. — Водительская дверь открыта. Вероятно, вследствие удара.

— Или водитель пытался вылезти.

— Она была без сознания. Голова на подушке безопасности. Она не была пристёгнута.

Ребус взял у Кларк фотографии. Она продолжала говорить, пока он рассматривал снимки.

— Женщина из супермаркета набрала 999 в начале девятого, было уже темно. Здесь освещения нет — только огни Эдинбурга вдали.

— Багажник закрыт, — сказал Ребус, возвращая фотографии.

— Да, — подтвердила Кларк.

— А сейчас открыт. — Ребус подошёл к машине сзади. — Вы его открывали? — спросил Ребус у водителя эвакуатора.

Тот в ответ возмущённо замотал головой. Багажник был пуст, если не считать набора инструментов.

— Может, грабители похозяйничали? — предположила Кларк. — Машина всю ночь здесь простояла.

— Тогда почему не взяли инструменты?

— Не думаю, что за них много выручишь. И потом, открыть багажник мог кто угодно — водитель «скорой», кто-нибудь из наших…

— Да, наверное.

Он попытался захлопнуть крышку багажника — она не была повреждена и легко закрылась. Ключ всё ещё оставался в замке зажигания, и Ребус нажал кнопку, чтобы снова открыть багажник. Щелчок известил Ребуса, что и это ему удалось.

— Похоже, электрика работает, — сказал он.

— Да, хорошая машина. — Кларк продолжала перелистывать бумаги. — Так что мы об этом думаем?

— Мы думаем, что машина ехала слишком быстро и не удержалась на дороге. Никаких следов столкновения. Может, девица трепалась по мобильнику? Такое случается.

— Надо проверить, — согласилась Кларк. — А угг?

— Иногда обувь — это только обувь, — сказал Ребус.

Кларк проверила сообщения на своём телефоне.

— Похоже, владелица этого сапожка вернулась в мир живых.

— Мы хотим с ней поговорить? — спросил Ребус.

Кларк посмотрела на него, и в её взгляде он прочёл ответ.

У Джессики Трейнор была отдельная палата в больнице — в знаменитом Королевском лазарете. Сестра объяснила, что Джессике повезло — предположительно трещина в щиколотке, ушибы грудной клетки и другие незначительные повреждения, сопутствующие резкой остановке.

— Голова и шея у неё зафиксированы.

— Но говорить она может? — спросила Кларк.

— Немного.

— Наличие алкоголя или наркотиков в крови?

— Я думаю, она ни того ни другого не употребляла. Сейчас она на болеутоляющих, так что реакция замедленная. — Медсестра помолчала. — Может быть, сначала хотите поговорить с её отцом?

— А он здесь?

Сестра снова кивнула:

— Приехал посреди ночи. Она тогда ещё была в реанимации…

Сестра остановилась у окна в стене палаты Джессики Трейнор. Рядом с ней сидел отец, держал её руку в своей, поглаживал запястье. Глаза девушки были закрыты. На шее бандаж из плотных кубиков пенопласта, скреплённых металлическими скобками. Отец поднял голову и увидел лица в окне. Убедившись, что дочь спит, он осторожно положил её руку на кровать.

Бесшумно выйдя из палаты, он провёл пятернёй по чёрной с сединой шевелюре. На нём были брюки от костюма из ткани в узкую полоску — пиджак висел на спинке стула у кровати дочери. Белая рубашка на нём помялась, запонки были вынуты, чтобы не мешали закатать рукава. Ребус почему-то не думал, что дорогие с виду часы на его левом запястье были подделкой. Галстук он снял и расстегнул верхние пуговицы рубашки, так что проглядывал треугольник седеющих волос на груди.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org