Пользовательский поиск

Книга Грешники и праведники. Содержание - ДЕНЬ ПЯТЫЙ

Кол-во голосов: 0

— Что будешь пить? — спросил он у неё, но она отказалась.

— Еду кой-куда.

— Опять к своему прокурору?

— Может быть. — Она переоделась во всё свежее; кажется, слегка подновила макияж. И духи — запах едва ощутимый, но ошибиться невозможно. — Как у тебя прошло с Оуэном Трейнором?

— Он во всём признался, — заявил Ребус. Какое-то мгновение она смотрела на него ошарашенным взглядом, потом нахмурилась. — Извини, придётся тебя разочаровать, Шив. Он утверждает, что не имеет к этому никакого отношения.

— Ты это спросил у него с глазу на глаз?

— На глазах у его дочери, — уточнил Ребус. — А вот у неё была очень интересная реакция.

— В каком смысле?

— Она почуяла: что-то здесь не так. Засомневалась. Между прочим, её папочка сварганил там себе рабочий кабинет, чтобы можно было, никуда не выходя, управлять всем, чем он управляет.

— То есть он пока никуда не собирается.

— Похоже, что так.

— Никуда не бежит, как поступил бы тот, кто виноват?

— Да, кстати, выяснилась любопытная деталь. Ты была в доме, когда приехала жена?

— Нет.

— За рулём сидел юный Форбс.

Она на несколько секунд задумалась.

— Но мы всё равно пока не можем его привлечь, верно?

— Пока его отец в реанимации, ты хочешь сказать?

— Пейдж обделался бы со страха.

— Не перенёс бы, если бы пресса его разлюбила.

— У него сейчас половина штата шерстит дела о квартирных кражах в городе. Допрашивают всех подряд… — Она посмотрела на него. — Но непохоже, что это местные, правда?

— Ему нужен быстрый результат. Тогда его полюбит не только пресса, но и политическая элита.

— Ты не можешь порасспрашивать через свои контакты — вдруг кто-то что-то слышал?

— Моих прежних контактов больше нет.

— Беда в том, что ни у кого нет. Похоже, старая добрая традиция осведомительства вымерла.

— У нас есть список пропавших вещей?

— Составляется.

— Дай потом мне копию — посмотрю, что можно сделать.

— Спасибо. Больше ничего такого, что я должна знать?

— Ну, например: мы с Фокси теперь лучшие друзья.

— Что-то я сомневаюсь. — Она не смогла сдержать улыбку.

— Ну, скажем, он оттаивает.

— Нет, правда?

Ребус выдержал загадочную паузу.

— Нет, неправда, — признал он.

Улыбка ещё не сошла с её лица, когда она включила первую передачу своей «астры» и сделала ему ручкой на прощание. Когда Ребус вернулся в бар, один из завсегдатаев спросил его, доставили ли для допроса Алистера Дарлинга, поскольку именно он возглавляет кампанию «Скажи, „нет“».

— Или его дружка — Стефана Гилмура, — гнусаво добавил другой.

— Такие всегда откупятся, — возразил первый. — Если ты только что отказался от покупки футбольной команды, значит немного налички у тебя найдётся, верно я говорю, Джон?

— Абсолютно верно, Деннис, — сказал Ребус, протягивая бармену последнюю пятёрку.

Элис Белл была в своей квартире на Грейт-Кинг-стрит одна. Она побрызгала воды себе на лицо, потом отёрлась полотенцем, посмотрела на своё отражение в зеркале ванной. Глаза у неё покраснели от слёз, — наверное, подушка на её односпальной кровати ещё влажная. Она опустила жалюзи в своей комнате, стараясь как можно надёжнее отгородиться от мира. Она боялась, что у неё подогнутся колени, и держалась на всякий случай за стену, пока шла по коридору в кухню. С кружкой зелёного чая она устроилась за столом в гостиной. Её ноутбук, тетради, книги — какое всё это теперь имело значение? У неё комок стоял в горле, сердце стучало. Когда в тишине вдруг зазвонил мобильный телефон, она от испуга чуть не вскрикнула. На экране высветилось имя Форбса, она ответила.

— Это я, — сказал он. — Как ты?

— Это я должна у тебя спрашивать, как ты. Я тебе очень сочувствую — такое несчастье с твоим отцом… Я пыталась звонить…

— Я знаю, спасибо. Никак не мог ответить.

Она услышала, как он громко вздохнул.

— А твоя мама?.. — спросила она.

— Она держится.

— Это было ограбление или…

— Конечно ограбление.

— Никак не связано?..

— Давай даже думать об этом не будем, Элис. Договорились?

— Если ты так уверен.

— Конечно я не уверен! — Он помолчал, потом более спокойным голосом сказал: — Слушай, мне пора. Ты была у Джесс?

— Она спала.

— А с Оуэном говорила? Ты знаешь, что он меня во всём винит? Он мне позвонил и прямо сказал об этом.

— Тебе нужно держаться от него подальше.

— Постараюсь. Джесс через день-два будет дома. А он, если мне повезёт, отчалит на юг.

— Я чувствую себя виноватой, — тихо сказала Элис.

— Мы с тобой в связке. Вместе мы выстоим… и всё такое. Поговорим завтра, ладно?

— Ладно, — сказала она и услышала, как он отключился. Она положила мобильник на стол и уставилась на него.

«Порознь падём», — прошептала она себе и закрыла крышку своего ноутбука.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ
9

Движение Ребуса в сторону пабов началось утром, едва они открылись, хотя он и не собирался пить ничего, кроме газировки. Кларк отправила ему по телефону список похищенного у Маккаски вместе с фотографиями, представленными страховой компанией: жемчужное ожерелье, старинная брошь, часы «ролекс». Дорогой ноутбук. Но тот, кто его взял, забыл прихватить блок питания. То же касалось и мобильных телефонов — оба зарядных устройства остались в розетках. Пэт Маккаски ещё не пришёл в сознание, хотя слова «кома» в новостных бюллетенях избегали. Все газеты, попавшиеся на глаза Ребуса, так или иначе упоминали вчерашний случай.

Пабы, в которые он наведывался, находились не в лучших городских районах: от Грантона и Горги до Инча и Сайтхилла. Некоторые из старых заведений прекратили своё существование — одни стояли с заколоченными окнами, на месте других открылись рестораны быстрого питания. Ребус чувствовал себя землепроходцем, который наведался в знакомый ему дикий край и обнаружил, что всё уже освоено, никакой дикой природы нет и в помине. Немногие оставшиеся заведения доживали последние дни: персонал винил супермаркеты с их дешёвыми забегаловками и запрет на курение.

— Многие из старых клиентов предпочитают сидеть дома — дымят себе перед телевизором, обставившись дюжиной банок «специального предложения»…

Обнаружил он и ещё кое-что: тот образ жизни, который вели знакомцы Ребуса, проредил их ряды. Некоторые ушли в мир иной, не поставив его в известность, другие погрузились в старческое слабоумие и вместе с семьями перебрались в отдалённые районы. «Давненько его не видели», — то и дело слышал Ребус от персонала. Или: «Нет, он больше не появляется». В некоторых пабах даже не знали, о ком он говорит.

— Да он отсюда не вылезал, — не отступал Ребус. — Высокий такой тип с гривой седых волос, работал на автобусах…

Но всё было без толку. Даже закалённые завсегдатаи не могли вспомнить, кто такой Большой Тони, Шаг Вертел и Эки Трясун. Ребус показывал список украденных вещей всем, кто готов был его выслушать, и оставлял бармену визитку с номером своего мобильника. Он отправил Фоксу эсэмэску с вопросом, нужен ли он до трёх часов — на три был назначен допрос Эймона Патерсона. Фокс ответил: «Значит, вы с ним говорили? Иначе вы не могли узнать».

«Молодец, Джон», — пробормотал Ребус.

Он был на пути к последнему бару своего удручающего путешествия, когда зазвонил мобильник. Номер был ему неизвестен, но он всё равно ответил.

— Привет.

Он сразу же узнал голос Мэгги Блантайр.

— Привет, Мэгги. Всё в порядке?

— В полном. Ты в машине?

— Еду в Сильверноуз.

— Хочешь старые грехи замолить?

— Что-то вроде этого. Я не знал, что у тебя есть мой номер.

— Жиртрест дал.

— Вот оно что.

— Ты не беспокойся — я ему сказала, что ты оставил у нас кое-что.

— Как там Дод поживает?

— Без изменений. — Она помолчала. — Я была рада тебя повидать.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org