Пользовательский поиск

Книга Грешники и праведники. Содержание - ДЕНЬ ВТОРОЙ

Кол-во голосов: 0

— До завтра, — согласился Форбс Маккаски.

В дверях появился отец Джессики.

— Всё в порядке? — спросил он.

— В полном, сэр, — заверил его Ребус, проводив взглядом направлявшихся к выходу Маккаски и Белл. — Как вы только на ногах держитесь — столько сидеть без сна?

— Я нашёл гостиницу в городе. Через полчаса за мной пришлют машину.

Они вошли в палату.

— Ещё раз здравствуйте, — сказал Ребус, обращаясь к Джессике Трейнор.

— Здравствуйте, — ответила она.

— Очень мило, что друзья навещают вас.

— Да.

— Форбс просто молодец, сам ведь еле ходит — ногу повредил и всё такое.

Она не стала отвечать.

— Вы мне ничего не хотите сказать? — спросил Трейнор.

Ребус пожал плечами:

— Да нет, ничего особенного. Просто если пораскинуть мозгами, то получается, что за рулём, возможно, сидел и не осторожный водитель. — Он повернулся к Джессике. Она по-прежнему лежала на спине, по подушке разметались давно не мытые волосы. — Я так думаю, у него не было страховки или в крови могло что-нибудь обнаружиться. Это, конечно, мелочи. Но вот то, что он скрылся с места происшествия… и пытался запутать следствие…

— Вы хотите сказать — перетащил Джессику на водительское место? — Мышцы на лице Трейнора напряглись. Он подошёл к кровати, наклонился над дочерью. — Так оно и было? Этот маленький говнюк бросил тебя там одну и даже не вызвал «скорую»?

Но Джессика закрыла глаза.

— Его там не было, — едва слышно прошептала она. — Его там не было. Не было, не было.

Трейнор проводил Ребуса до главного выхода.

— Мы допросим его завтра утром, — сказал Ребус. — Посмотрим, может, дело и сдвинется с мёртвой точки.

— А если нет?

— Ну, большой беды, слава богу, не случилось. Максимум, что ему можно предъявить, — превышение скорости, если никто из них так и не скажет нам правду… — Ребус помолчал. — Вы знаете, что он сын известного политика?

— Да ну?

Ребус улыбнулся:

— Вы и раньше делали вид, что с трудом припоминаете его имя. Но вы мне представляетесь человеком дотошным. Рискну предположить, что вы наводите справки о всех бойфрендах дочери.

— Ну хорошо, — согласился Трейнор, — допустим, я знаю, кто он такой. И что из этого следует? Хотите прекратить расследование? Советуете мне не поднимать шум?

— Ничего подобного.

— Потому что я знаю, как это бывает с полицией и политиками…

— Только не здесь, сэр.

— Вы уверены?

Ребус кивнул, и Трейнор, казалось, немного расслабился, взгляд его уплыл куда-то мимо Ребуса, глаза помутнели. Потом он моргнул, возвращаясь к действительности, пожал руку Ребусу.

— Постарайтесь поспать, сэр, — посоветовал Ребус. — А в следующий раз купите ей лучше скутер.

Трейнор изобразил улыбку, после чего повернулся и пошёл назад в больницу. Телефон Ребуса завибрировал: послание от Шивон: «Проверь биографию Оуэна Трейнора».

Биографию Оуэна Трейнора? Ребус посмотрел вслед высокой, ладно скроенной фигуре — Трейнор свернул за угол и исчез из виду. Ребус позвонил Кларк, но она не отвечала, тогда он вышел за ограду больницы, выплюнул жвачку и вытащил из кармана пачку сигарет.

ДЕНЬ ВТОРОЙ
3

Форбс Маккаски пришёл на несколько минут раньше назначенного. На нём был короткий плащ в военном стиле, а на плече сумка шотландского твида. Ребус провёл его в комнату для допросов, где их уже ждала Шивон Кларк. На столе перед ней лежала папка — та самая, которая была у неё на месте аварии. Она жестом попросила Маккаски сесть против неё. Стула для Ребуса не было, но они это согласовали заранее — он предпочитал стоять у стены, всегда точно напротив допрашиваемого.

— Я инспектор уголовного розыска Кларк. Сержанта Ребуса вы уже знаете.

— Значит, вы его начальница? — удивился Маккаски.

— Да, я здесь старший полицейский.

Маккаски кивнул в знак того, что усвоил это. Он сидел на низком металлическом стуле, широко расставив ноги. Словно и не чувствовал никакого дискомфорта. Кларк раскрыла папку и положила перед молодым человеком фотографию «гольфа».

— Джессике невероятно повезло.

— Да, я вижу, — сказал он, снова кивнув.

— Счастье, что кто-то проезжал мимо, — вызвали «скорую».

— Да.

— Если в машине с ней кто-то был, то «скорую» можно было вызвать раньше. В таких обстоятельствах важна каждая минута.

— Но с ней всё будет в порядке, она сама мне сказала.

— И всё же из-за потери времени её выздоровление затянется, — сблефовала Кларк и сделала паузу, чтобы он как следует переварил сказанное. — В странном для неё месте она оказалась. Джессика вам не сказала, что она там делала?

— Сказала, что ей хотелось прокатиться.

— Её отец говорит, что она никогда не лихачит на дороге…

— Может, на дороге было масло.

— На дороге ничего не было — мы проверили.

Кларк демонстративно полистала страницы в папке, как будто искала что-то, наконец извлекла другую фотографию.

— И потом, у нас ещё есть вот это.

— Да, что это? — Маккаски прищурился, словно старательно вглядывался в снимок.

— Это её сапожок — его обнаружили в нише для ног со стороны пассажирского сиденья. Есть какие-нибудь предположения, как он там оказался?

Маккаски чуть выпятил губы и недоумённо покачал головой.

— Понимаете, мы приходим к очевидному заключению, — очевидному для нас, я хочу сказать, — что Джессика была в машине не одна. И за рулём сидела не она. А после аварии водитель перетащил её на своё место, чтобы всё выглядело так, будто она сама виновата в случившемся.

Маккаски встретился взглядом с Кларк.

— И вы думаете, что это был я?

— А не вы?

— А Джессика что говорит? — нашёлся парень и, когда ответа не последовало, коротко рассмеялся. — Я её навещал в больнице вчера вечером. Если бы я убежал и бросил её, разве она бы мне обрадовалась? Стояли бы у неё слёзы в глазах, когда мы поцеловались?

— Как вы повредили ногу, Форбс?

Вопрос задал Ребус. Маккаски перевёл взгляд на него.

— Я вам уже говорил: оступился на лестнице у Джессики.

— Доктору показывались?

— Ничего, и так заживёт.

— Больше никаких синяков, царапин, нигде не болит?

— Да не было меня с ней. Я и водить-то не умею.

— Не умеете водить? — И когда Маккаски замотал головой, Кларк не смогла удержаться и бросила растерянный взгляд в сторону Ребуса.

— Ваши родители знают, что вы здесь? — прервал повисшую тишину Ребус.

— Нет.

— Вы им говорили про Джессику?

— Нет ещё.

— А её отец — вы с ним ладите?

— Я с ним только вчера познакомился.

— У него, к вашему сведению, не очень хорошая репутация. Погуглите его. Я вот уже. — Ребус подошёл поближе к столу. — Таких людей лучше не сердить.

— Правда?

— Инвестор одной из его компаний начал его поносить почём зря. И оказался в реанимации. Потом он словно воды в рот набрал — так и не сказал, кто его отделал. И это только одна из историй. — Ребус помолчал. — Да, жаль, что я успел сообщить ему о нашей гипотезе, согласно которой в аварии виноваты вы.

— Что?

Впервые с того момента, как Маккаски вошёл в комнату, он задёргался. Кларк смотрела на Ребуса, пытаясь понять, правду он говорит или блефует. Он тоже посмотрел на неё, и выражение его лица не изменилось. Значит — правду.

— Вы должны ему сказать, что ошиблись, — сказал Маккаски. — Вы же говорили со мной и с Джессикой. Зачем нам врать?

— Не знаю, — сказал Ребус. — Но чего не бывает… Начинается с ерунды, а потом катится как снежный ком, и столько всякой дряни по пути налипает…

— Я не могу признаться в том, чего не делал.

— И правильно, — сказала Кларк, собирая фотографии. — Ну что ж, похоже, с этим мы разобрались. Нам только нужен ваш адрес — и можете идти.

Маккаски уставился на неё.

— А что потом?

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org