Пользовательский поиск

Книга Я знаю тайну [Litres]. Содержание - 31

Кол-во голосов: 0

Марк ухмыляется:

– О, в воздухе запахло любовью! Ну, друзья, давайте за работу. Пусть Холли насладится цветами.

Они возвращаются к своим столам, и я чувствую, как мое тело расслабляется. Всего лишь невинный букет от Эверетта, беспокоиться не о чем. Я не видела его после автограф-сессии Виктории Авалон, когда была настолько потрясена, что убежала от него. Бутылка вина, которую он привез, так и стоит неоткрытая на моем кухонном столе в ожидании его следующего визита. Он всю неделю слал мне эсэмэски, писал, что хочет меня увидеть. Этот человек не сдается.

Мой телефон разражается трелью. Послание. Конечно, от Эверетта.

«Получила цветы?»

Я отвечаю: «Они очень милые. Спасибо».

«Встретимся после работы и выпьем?»

«Не знаю. Мир вокруг сошел с ума».

«Я могу сделать его лучше».

Я смотрю на желтые розы на моем столе и вдруг вспоминаю первую великолепную ночь с Эвереттом. Как мы лихорадочно цеплялись друг за друга, словно животные в течку. Я вспоминаю, каким он был неутомимым любовником и как он точно знал, чего я хочу от него. Может быть, именно это мне нужно сегодня ночью. Для поднятия духа. Горячую, здоровую дозу секса.

Он присылает еще одну эсэмэску: «Паб „Роза и чертополох“? 17:30?»

Помедлив мгновение, я отвечаю: «ОК. 17:30».

«До встречи».

Я кладу телефон и сосредоточиваюсь на сопроводительном письме, которое пытаюсь написать. С отвращением печатаю: «Я ненавижу мою РАБОТУ!!!», потом нажимаю клавишу «Delete» и отправляю черновик в небытие. Нет, работать сегодня бессмысленно. И вообще, уже пять часов.

Я выключаю компьютер и собираю свои заметки по идиотскому роману Сола Грешема. Поработаю над письмом дома, где мне не нужно будет мириться с язвительными замечаниями Одри и исполненными страдания взорами Фила. Я заглядываю в сумочку, чтобы убедиться, что пистолет никуда не делся. «Женский пистолет», – сказал отец, передавая его мне тем вечером в кухне. Небольшой, так что руки не оттянет, но достаточно мощный, чтобы сделать свое дело без особой отдачи. Холодный пистолет в руке – ощущение незнакомое, но успокаивающее. Мой маленький помощник.

Я перекидываю сумочку через плечо и выхожу из офиса, готовая встретить то, что встанет у меня на пути.

* * *

Эверетта в «Розе и чертополохе» нигде не видно. Я выбираю столик в углу и, оглядывая зал, прихлебываю «Каберне Совиньон». Уютный паб на манер клубного, повсюду темное дерево и медная фурнитура. Я никогда не была в Ирландии, но именно такими я и представляю их старые пабы: в камине потрескивает огонь, а над каминной полкой висит золотая арфа «Гиннесса»[20]. Но в этом пабе клиенты молодые и хипповые, деловые ребята в оксфордских рубашках с шелковыми галстуками, и даже на женщинах костюмы из ткани в тонкую полоску. После долгого дня обтяпывания сделок они приходят сюда расслабиться, и паб на моих глазах заполняется клиентами.

Я смотрю на часы: 18:00. Эверетта все еще нет.

Поначалу я замечаю только слабое пощипывание на коже лица, словно по ней прошелся ветерок. Я знаю: исследованиями доказано, что человек в действительности не может ощущать на себе чужие взгляды, но, повернув голову, чтобы понять, откуда у меня возникло такое ощущение, я тут же замечаю женщину, которая обшаривает меня глазами, сидя у стойки бара. Ей под пятьдесят, в ее каштановых волосах красивые седые пряди, она выглядит как моя постаревшая и порыжевшая копия, но с двумя дополнительными десятилетиями уверенности в себе. Наши глаза встречаются, и правый уголок ее рта кривится в улыбке. Она отворачивается и что-то говорит бармену.

Если Эверетт не придет, то в баре определенно найдется несколько других искусительных вариантов.

Я достаю телефон и проверяю, не пришли ли новые послания. Ничего от Эверетта. Я набираю ему текст, когда на моем столе неожиданно появляется стакан с красным вином.

– Это то самое вино, что вы пили прежде. С наилучшими пожеланиями от дамы у бара.

Я смотрю в ту сторону – каштановая дама улыбается мне. Я чувствую, что уже встречалась с ней, только не помню где и когда. Знаем ли мы друг друга или просто у нее одно из таких лиц, таких улыбок, которые вызывают ощущение чего-то знакомого? Передо мной стоит бокал каберне, темный, как чернила, в этом баре, залитом светом из камина. Я думаю обо всех тех руках, через которые прошло это вино, прежде чем попасть ко мне на стол, – от фермера и винодела до бутилировщика. Потом оно прошло через руки бармена, который налил его в бокал, потом – официантки, которая поставила его передо мной, плюс бессчетное множество других невидимых рук. Когда думаешь об этом, то бокал вина кажется тебе творением эльфов, и ты не можешь знать, не желает ли один из этих эльфов тебе зла.

Раздается трель моего сотового – послание от Эверетта.

«Ради бога, прости. Неожиданная встреча с клиентом. Сегодня не смогу. Позвоню завтра».

Я не беру на себя труд отвечать ему. Вместо этого я беру бокал и начинаю раскручивать его содержимое. Я уже попробовала это каберне – более чем средненькое, не заслуживает второй порции, но я думаю не о вине, а о том, каким будет мой следующий шаг. Пригласить ее за мой столик и позволить игре начаться?

31

– Что она делает, черт бы ее подрал? – возмутилась Джейн.

В ее наушнике голос Тама почти потерялся в фоновых шумах паба:

– Она не пьет, только раскручивает.

– Мы ее предупреждали. Говорили, что он опаивает своих жертв. – Она повернула голову к Фросту, который сидел рядом с ней в машине. – Эта коза хочет, чтобы ее грохнули?

– Так, постой, – сказал Там. – К столу Холли подходит женщина. Говорит ей что-то.

Из окна машины Джейн посмотрела на «Розу и чертополох» по другую сторону улицы. Полчаса назад Там сообщил, что Холли сидит в баре одна, и, получив это известие, Джейн и Фрост сломя голову понеслись к бару. Холли не только не пожелала изменять свои привычки, она как будто сама напрашивалась на катастрофу. Холли Девайн не казалась Джейн бесшабашной женщиной, но только что она взяла выпивку из рук незнакомого человека.

– Эта женщина села за стол Холли, – доложил Там. – Белая, средних лет. Высокая и худая.

– Холли уже пробовала вино?

– Нет, они просто говорят. Может быть, они знакомы. Не уверен.

– Там должен вмешаться, – сказал Фрост. – Пусть уведет ее оттуда.

– Нет. Поглядим, что будет дальше.

– А если она выпьет вино?

– Мы здесь, чтобы присмотреть за ней. – Джейн уставилась на паб. – Может, поэтому она так и поступает. Пытается заманить убийцу, чтобы мы его взяли. Она либо глупа, либо очень, очень умна. Я ставлю на второе.

– У нас проблема, – раздался в наушнике голос Тама.

– Что там? – рявкнула Джейн.

– Она пригубила вино.

– А вторая женщина – она что делает?

– Сидит с ней. Пока ничего странного. Просто разговаривают.

Джейн посмотрела время на своем сотовом. Как быстро оказывает действие кетамин? Поймут ли они, что кетамин начал действовать? Прошло пять минут. Десять.

– Черт. Они обе встают. Они уходят, – сказал Там.

– Мы стоим напротив. Когда они выйдут, мы их перехватим.

– Они направляются не к главному, а к заднему выходу. Я иду за ними…

Джейн и Фрост почти одновременно распахнули двери машины и перебежали через улицу. Джейн первая ворвалась в дверь и стала протискиваться по набитому народом залу к заднему выходу. На пол упал и разбился стакан, вслед ей раздалось «Какого черта, леди?», но они с Фростом продолжали проталкиваться дальше, проскочили мимо трех женщин, стоявших в очереди в туалет, и выбежали в заднюю дверь.

Проулок. Темный. Где Холли?

С дальнего конца проулка раздались женские крики.

Они бросились туда, перепрыгивая через ящики и мусор, и выбежали на улицу, где Там уже прижал женщину к стене. Поблизости стояла Холли, с удивлением глядя на Тама, который застегивал на женщине наручники.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org