Пользовательский поиск

Книга Я знаю тайну [Litres]. Содержание - 34

Кол-во голосов: 0

Если Холли и преследовали такие страхи, то она хорошо их скрывала. Слишком хорошо.

Джейн потерла виски, спрашивая себя, не стоит ли перечитать все эти дела по четырем жертвам.

«Нет, не по четырем. – Она выпрямилась. – По пяти».

Она перебрала папки и нашла дело об исчезновении девятилетней Лиззи Дипальмы двадцать лет назад. Это дело до сих пор оставалось нераскрытым, но следователи не сомневались, что ее похитил и убил Мартин Станек. Два десятилетия спустя девочка продолжала считаться без вести пропавшей.

Фрост вернулся с ланча, увидел папки на столе Джейн и покачал головой:

– Ты все еще ищешь там что-то?

– Меня это не устраивает. Все так аккуратненько прилажено одно к другому и завершается прощальным поклоном. Главный подозреваемый удобным образом отправляется на тот свет.

– Мне это не кажется проблемой.

– И мы так и не узнали, что случилось с этой маленькой девочкой. – Она похлопала по папке. – С Лиззи Дипальмой.

– Это произошло двадцать лет назад. И дело расследовали не мы.

– Но, похоже, с него все и началось. Словно ее исчезновение стало первой упавшей костяшкой домино, за которой начали падать и другие. Пропала Лиззи. Ее шапочку нашли в школьном автобусе Мартина Станека. И тут вдруг посыпались обвинения. Станеки – монстры. Они много месяцев совершали насильственные действия над детьми! Почему ничто из этого не всплывало раньше? Даже намека никакого не было.

– Ну, кто-то всегда начинает говорить первым.

– И этим первым ребенком стала Холли Девайн.

– Девушка, которая кажется тебе странной.

– Когда я с ней разговариваю, она будто взвешивает каждое твое слово. Мы словно играем партию в шахматы, и она опережает меня на пять ходов.

Зазвонил телефон Фроста. Детектив стал разговаривать, а Джейн продолжила листать папку с документами по Лиззи Дипальме, спрашивая себя, возможен ли какой-либо прогресс в деле двадцатилетней давности. Территорию «Яблони» тщательно обыскали и останков девочки там не обнаружили. Микроскопические следы ее крови нашли в автобусе, однако их объяснили травмой, которую Лиззи получила месяцем ранее, когда прикусила губу. Но самой главной уликой против Мартина Станека стала вышитая бисером шапочка Лиззи, найденная в школьном автобусе. Шапочка, которая была на ней в день исчезновения.

Значит, убил ее Мартин Станек.

«И он теперь мертв. Конец истории».

Издав вздох безысходности, Джейн закрыла папку.

– Тебе это не понравится, – сказал Фрост, закончив разговор.

Она повернулась к нему:

– Что еще?

– Ты помнишь про бокал вина, которым Бонни Сандридж угостила Холли в пабе? Лаборатория говорит, что кетамина там не обнаружено. – Он покачал головой. – Придется ее отпускать.

34

Всего два дня назад на Бонни надели наручники и обвинили ее в пособничестве в убийствах. А теперь она вошла в комнату для допросов уверенной походкой, словно она тут всем заправляла. Хотя в ее рыжих волосах пробивалась седина, а после долгих лет пребывания на солнце лицо покрылось веснушками и вокруг глаз появились морщинки, она держала себя с самоуверенностью женщины, которая всегда была красива и знала это. Она села за стол и насмешливо посмотрела на Джейн и Фроста:

– Дайте-ка я догадаюсь. Тот бокал вина оказался всего лишь бокалом вина.

– Нам нужно поговорить, – сказала Джейн.

– После того, как вы обошлись со мной подобным образом? С какой стати мне с вами сотрудничать?

– С такой, что мы все хотим установить истину. Помогите нам ее найти, Бонни.

– Я скорее помогу выявить вашу некомпетентность.

– Миз Сандридж, – тихо произнес Фрост. – Во время вашего ареста у нас были все основания предполагать, что вы представляете угрозу для жизни Холли Девайн. Убийца действовал по характерной схеме, и когда вы угостили Холли вином, то точно вписались в эту схему.

– Какую схему?

– В день убийства Кассандры Койл официантка в баре неподалеку от дома Кассандры видела ее выпивающей с другой женщиной.

– И вы решили, что этой женщиной была я? О господи, но вы не сможете это доказать, потому что официантка меня не опознает. Я права?

– И все же вы должны понять мотивы, которыми мы руководствовались, когда арестовали вас. Увидев вас с Холли, мы должны были действовать оперативно. Мы считали, что ее жизнь подвергается опасности.

– Жизнь Холли Девайн подвергается опасности? – Бонни фыркнула. – Да эта девица выйдет сухой изводы.

– Что заставляет вас так думать?

– А почему бы нам не спросить у мужчины? – Бонни обратилась к Фросту. – Что вы думаете о Холли, детектив? Давайте послушаем первые слова, которые придут вам в голову.

– Она умная, – сказал Фрост, помедлив. – Привлекательная…

– Ага! Привлекательная. Для мужчин все всегда к этому и сводится.

– Изобретательная, – быстро добавил он.

– Вы кое-что забыли: соблазнительная, манипулирующая, беспринципная.

– К чему вы ведете, Бонни? – спросила Джейн.

Женщина посмотрела на Джейн:

– Холли Девайн – типичная социопатка. Нет, я не хочу ее ни в чем осуждать. Социопатия, видимо, укладывается в рамки нормального человеческого поведения, потому что в мире так много людей, похожих на Холли.

В ее уничижительном взгляде Джейн прочитала: «Вам бы нужно подучиться, милочка». Если в мире и были профессоналы, упрямством не уступающие полицейским убойных отделов, так это журналисты-расследователи, и Джейн испытала укол завистливого уважения к этой женщине. Бонни носила свои морщинки у глаз, как шрамы от полученных в бою ранений, – с гордостью и заносчивостью.

– Только не говорите мне, что вы не видели в Холли всего этого. Вы же разговаривали с ней.

– Мне она показалась… необычной, – призналась Джейн.

Бонни хохотнула:

– Довольно благодушная оценка.

– Почему вы считаете, что она социопат? Вы говорили с ней всего раз, в том пабе.

– Вы разговаривали с ее коллегами в «Буксмарт медиа»? Спрашивали их мнение о ней? Большинство мужчин в ее офисе горят желанием забраться ей в трусы, но женщины относятся к ней настороженно. Женщины ей не верят.

– Может, завидуют? – спросил Фрост.

– Нет, они ей по-настоящему не доверяют. Кассандра Койл ей явно не доверяла.

Джейн нахмурилась:

– Что Кассандра говорила про Холли?

– Именно от Кассандры я и узнала о том, что такое Холли. Кассандра так прямо и сказала, что не стоит ей доверять. В «Яблоне» другие дети считали ее странной девочкой и избегали. Чувствовали, что с ней что-то не так. Единственный, кто с ней играл, – это Билли Салливан.

– Почему другие дети побаивались Холли?

– Я тоже задавала себе этот вопрос. Хотела понять это на собственном опыте, но никто не знал, как ее найти. У меня ушло несколько месяцев на то, чтобы выяснить, где она работает. Я хотела поговорить с ней – набирала материал для той главы моей книги, которая будет посвящена процессу «Яблони». Холли первой из детей обвинила Станеков, и я сомневалась, что она говорила правду.

– Но были физические свидетельства, подтверждающие ее слова: синяки, царапины, – напомнил Фрост.

– Ну, ими она могла обзавестись где угодно.

– Зачем ей было лгать о насилии?

Бонни пожала плечами:

– Возможно, чтобы привлечь к себе внимание. А возможно, эта мысль пришла в голову ее сумасшедшей матери. Какой бы ни была причина, Холли нашла идеальное время, чтобы выступить со своими обвинениями. Лиззи Дипальма исчезла, и все родители в округе были перепуганы и искали ответы. Холли дала им один: это сделали злые Станеки. Потом Билли Салливан сообщил, что тоже подвергался насилию, и тут уже Станеки были обречены. – Она щелкнула пальцами. – Обезумевшие родители допрашивали собственных детей, насаждали всякие глупости в их головы. Неудивительно, что другие дети начали повторять их истории. Если спрашивать о чем-то раз за разом, то и сам начинаешь вспоминать. Самым младшим детям было всего по пять-шесть лет, и с каждым разом их истории становились все более причудливыми. Летающие тигры! Мертвые дети! Станеки, парящие в воздухе на метлах! – Она покачала головой. – Присяжные отправили несчастную семью в тюрьму на основании выдумок, рассказанных детьми, которым промыли мозги. Кассандра Койл уже начала сомневаться в верности своих воспоминаний. Она сказала, что свяжется с другими детьми и выяснит, готовы ли они поговорить со мной, но назвала мне только Холли Девайн. И теперь Холли осталась единственным источником информации для моей книги.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org