Пользовательский поиск

Книга Две могилы. Содержание - 70

Кол-во голосов: 1

Проворно работая ножом, Пендергаст освободил от остатков раствора покосившийся блок возле широкой трещины и попытался подцепить его концом кирки. Постепенно расшатывая камень, Пендергаст сумел выковырять его из стены. Образовалось широкое отверстие. Протянув туда руку, агент убедился, что стена возведена традиционным для восемнадцатого века способом: снаружи облицована массивными блоками из тесаного камня, а внутри засыпана щебнем и осколками горной породы. Поочередно работая ножом и киркой, он расширил выемку настолько, чтобы внутри уместились баллоны с кислородом и ацетиленом. Установив их, Пендергаст посмотрел на часы, снятые с убитого солдата. Если операция развивается строго по плану, бойцы Соузы в этот момент уже ворвались в город и скоро захватят лодки, чтобы переправиться на остров и атаковать крепость. Согласно графику, приблизительно через двадцать-тридцать минут несколько лодок, выполняя отвлекающий маневр, подойдут к причалу, в то время как основная часть отряда Соузы высадится в бухте позади крепости.

Значит, у него есть в запасе четверть часа. Можно осмотреть помещения, мимо которых он только что прошел.

Первая дверь была заперта на примитивный замок времен Второй мировой войны и не смогла долго сопротивляться натиску ножа. Внутри действительно оказалась медицинская лаборатория, не отвечающая современным требованиям, но вполне пригодная для проведения вскрытий.

Однако, осветив комнату фонарем, Пендергаст обнаружил небольшое, но многое объясняющее отличие между ней и обычной анатомичкой, оборудованной в подвале какого-либо госпиталя. Патологоанатомам для работы не требуются ремни, наручники и прочие подобные приспособления.

Не оставалось никаких сомнений в том, что здесь производились не вскрытия, а опыты над живыми людьми.

Пендергаст поспешно вышел из комнаты и двинулся дальше по коридору, заглядывая в открытые двери или в смотровые окошки закрытых. Почти все помещения имели рабочий вид. Кое-где даже не успели прибраться, кровь, волосы и куски ампутированных костей еще лежали на операционных столах. Несмотря на то что все лаборатории сейчас стояли пустыми, очевидно, что еще недавно здесь проводилось множество ужасных экспериментов.

Одна из запертых дверей привлекла внимание Пендергаста. Он остановился, посмотрел в окошко и открыл замок, снова без особого труда. Луч фонарика высветил лежащий на столе клочок человеческих волос. По другим признакам, в том числе и по мертвым личинкам трупной мухи, Пендергаст догадался, что здесь исследовали полуразложившиеся останки.

Медленно, очень медленно он подошел ближе и еще раз осветил фонарем волосы. Они были в точности такого же темно-рыжего оттенка, как локоны Хелен, всегда напоминавшие ему цвет лугового меда. Пендергаст инстинктивно потянулся к ним, но в последнее мгновение отдернул руку.

На операционном столике стояла пластиковая коробка. Пендергаст подошел и после недолгих колебаний открыл крышку. Внутри лежали остатки платья Хелен, пуговицы и кое-какие личные вещи. Пендергаст осторожно раздвинул их пальцами, и луч фонаря отразился фиолетовым бликом. Запустив руку глубже, он через мгновение отыскал золотое кольцо, украшенное звездчатым сапфиром.

Пендергаст застыл на месте. Целых десять минут, а может, и больше он простоял неподвижно, разглядывая вещи жены. Потом положил кольцо в карман своих грубых арестантских брюк.

Тихо выйдя из комнаты, он тут же остановился, прислушиваясь к далекому топоту шагов и отрывистым командам. Затем быстро вернулся к трещине в стене и самодельной кислородно-ацетиленовой бомбе, спрятанной в ней. Взглянул на часы и понял, что запоздал со взрывом.

70

Полковник Соуза вместе с основной частью отряда расположился в густом лесу возле самого города. Около часа дня возвратились разведчики, их доклады подтвердили предположения полковника. Единственная шоссейная дорога, а также три грунтовые охранялись солдатами, но нигде не было видно патрулей, контролирующих другие подходы к городу. Жители явно не ожидали нападения, пребывая в иллюзии безопасности, несомненно вызванной длительной оторванностью от мира. И уж тем более никто не смог бы предугадать, из какой части огромного леса, окружающего город, последует атака.

Но полковник все равно рисковал. Он задумал отвлекающую атаку на ворота, которая должна начаться — он взглянул на часы — ровно через две минуты. Возможно, значительная часть гарнизона размещена прямо в городе и противник сможет быстро организовать оборону. Трудно все рассчитать заранее.

Бойцы в камуфляжных костюмах молча ожидали сигнала к атаке. Полковник разделил свой отряд на три группы, по десять человек в каждой: красную, синюю и зеленую. И по одному бойцу от каждой группы выделил для отвлекающего маневра.

Медленно тянулись секунды. Затем полковник услышал стрельбу, крики, разрывы гранат. Атака началась.

Он поднял руку, привлекая внимание бойцов, еще раз прислушался. Ответный огонь, как он и ожидал, был слабым и беспорядочным. Эти нацисты, с их любовью к парадам и показному блеску, на деле оказались никудышными вояками.

Впрочем, полковник не исключал возможности, что противник только притворяется слабым, пытаясь усыпить его бдительность и заманить в ловушку.

С каждой минутой выстрелы и взрывы гранат, которыми бойцы полковника забрасывали врага из чащи леса, становились все громче, а ответный огонь, наоборот, затихал.

Соуза поправил наушники, посмотрел на бегущую по циферблату секундную стрелку и резко махнул рукой. Его парни тут же рванулись вперед. Они продрались сквозь кусты на чистое пространство и разделились на три группы. Город начинался всего в ста ярдах от них, по ту сторону дороги, за садовыми участками: ухоженные домики с ярко раскрашенными ставнями, цветочными горшками и покатыми крышами. Спецназовцы пересекли дорогу и затопали по овощным грядкам. Две девочки, собиравшие помидоры, побросали корзины и с громкими криками побежали прочь.

Бойцы Соузы, разделенные на три группы, хлынули на ближайшие улицы. Полковник вел синюю группу, Тиагу — красную. Главное — не отступать от тактики блицкрига, с быстротой молнии мчаться по улицам и нигде надолго не задерживаться, рискуя нарваться на шальную пулю или гранату. Отряды должны достигнуть пристани раньше, чем враг сумеет организовать хоть какую-то оборону. Меньше всего Соуза хотел ввязаться в перестрелку на узких городских улочках.

Полковник вел свою группу вперед. Попадавшиеся им навстречу пешеходы в ужасе застывали на месте либо стремительно спасались бегством. Однако чем дальше спецназовцы углублялись в город, тем чаще раздавались пока еще единичные выстрелы с крыш, из окон и переулков.

— Подавить огневые точки! — крикнул полковник в наушники.

Спецназовцы открыли ответный огонь по улицам и крышам, и вражеские выстрелы быстро утихли.

Ближе к центральному кварталу и ратуше они столкнулись с более серьезным сопротивлением. Несколько молодых людей, кое-как вооруженных и не одетых в военную форму, составили телеги в каре и укрылись за ними. Когда три группы полковника Соузы выбежали на площадь, их встретили выстрелы не только из-за баррикады, но и с перекрестка.

— Красные, подавить огонь! — приказал полковник. — Синие и зеленые, вперед!

Красная группа Тиагу залегла в укрытие и дала мощный ответный залп. Ручной пулемет пятидесятого калибра осыпал площадь градом пуль, его поддержали полдюжины прицельных выстрелов из гранатомета. Атака произвела нужный эффект, и противник в панике разбежался. Очистив площадь, красная группа рванулась вдогонку за товарищами по узким улочкам города. Дальше начался пологий спуск к берегу, и вскоре Соуза разглядел вдали лодки, стоявшие у каменных и деревянных пирсов.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org