Пользовательский поиск

Книга Две могилы. Содержание - 76

Кол-во голосов: 0

— Voce esta satisfeito, Coronel? — опять прозвучало из темноты, на этот раз намного ближе. — Вы довольны, полковник?

Все, кроме этого голоса, внезапно перестало существовать для полковника. Соуза развернулся и с яростным, звериным ревом бросился на звук. Его палец судорожно давил на спусковой крючок, винтовка дрожала в руках, выпуская пули одну за другой.

Внезапно наступила тишина. Магазин винтовки опустел. Соуза остановился, словно только что пробудился после кошмара. Он стоял и ожидал смерти с таким нетерпением, с каким никогда и ничего в своей жизни не ждал.

76

Пендергаст, вжавшийся в стену, увидел, как полковник со звериным рычанием рванулся в туманную темноту, и услышал длинную, отчаянную автоматную очередь, сменившуюся внезапной тишиной. На мгновение все замерло. Эхо от выстрелов умерло в глубине тоннеля. А затем тишину разорвал единственный и не очень громкий выстрел из пистолета.

Полковник с шумом повалился в воду. И тут Пендергаст снова услышал голос, хорошо знакомый ему:

— Ну вот, отец. Остались только мы двое.

Он ничего не ответил.

— Отец?

Только теперь Пендергаст нашел в себе силы заговорить.

— Что тебе нужно? — медленно и размеренно произнес он.

— Я собираюсь тебя убить.

— И ты уверен, что сможешь? Убить собственного отца?

— Посмотрим.

— Но зачем?

— Зачем люди поднимаются на Эверест? Для чего летят на Луну? Почему бегут марафон? Для меня это последнее испытание характера.

Пендергаст не нашелся что ответить на это.

— Тебе не уйти от меня. И ты сам это понимаешь, правда? — Альбан немного помолчал. — Но сначала я сделаю тебе подарок. Ты спрашивал о «Копенгагенском окне». Хочешь узнать мою тайну? «Взгляни на мир так, будто время исчезло, и все кривое станет для тебя прямым». Это Ницше, как ты, конечно же, и сам знаешь.

Из темноты летучей мышью выскочил нож, так быстро и неожиданно, что Пендергаст не успел увернуться. Лезвие вскользь задело плечо, оставив широкий, но неглубокий след. Пендергаст упал на пол, перекатился, тут же встал и рванулся к следующей нише, где снова прижался к влажной, покрытой слизью стене. Даже теперь он не мог точно определить, где находится Альбан. Парень умело пользовался особенностями тоннеля, создающего многократно отраженное эхо.

— Ты не сможешь убить меня, потому что ты слаб. И в этом различие между нами. А вот я смогу и только что показал, как легко это сделать. Но должен признать, что ты быстро среагировал, отец. Как будто почувствовал заранее.

Пендергаст уловил оттенок гордости в его голосе — гордости сына за отца. Непонятная апатия мешала ему собраться с силами. Он чувствовал острую боль в недавно вывихнутом плече, ощущал, как сочится из раны теплая кровь, пропитывая и без того мокрую рубашку. Внезапно для него стало не так уж и важно, совсем не важно, будет он жить или нет. Он только надеялся, что сын выстрелит прямо в сердце.

— Я мог бы убить тебя прямо сейчас, — продолжал Альбан. — Я все время держу тебя на прицеле. Но пристрелить тебя, как собаку, было бы ниже моего достоинства. Я оставлю тебе возможность самому выбрать свою смерть. Сейчас я досчитаю до десяти. Если ты решишь умереть без сопротивления, я помогу тебе совершить самоубийство. Но если ты попытаешься убежать, я дам тебе этот шанс.

Когда он досчитал до шести, Пендергаст прыгнул в воду.

Он плыл в глубине, стараясь держаться возле стены, напрягая последние силы и лишь изредка выныривая, чтобы набрать воздуха. Винтовка мешала загребать воду. Затем раздались несколько выстрелов. Альбан сдержал слово и открыл огонь только на счет десять. Пендергаст слышал, как рядом с ним проносятся в воде пули. Он плыл слишком медленно, непозволительно медленно, и с сожалением выпустил винтовку. Он открыл глаза, но ничего не видел в холодной мутной воде. В ней плавало много всякой гадости, несколько раз Пендергаст ощутил прикосновение скользящей мимо водяной змеи. Но он продолжал двигаться вперед, несмотря ни на что.

Тоннель изогнулся, и вскоре Пендергаст, с трудом шевеливший руками и ногами, увидел впереди слабый проблеск света. Он вынырнул и заметил на влажной стене солнечный блик. Стрельба прекратилась. Дальше он плыл уже по поверхности и едва не ослеп от яркого солнца, когда выбрался из тоннеля в озеро. Оказалось, день еще не закончился. Пендергаст осмотрелся. До противоположного берега к западу от него оставалось около полумили. Альбана нигде не было видно — ни у выхода из тоннеля, ни на берегу.

Он понимал, что это ненадолго. Парень, конечно же, не прекратит погоню.

Но он продолжал плыть к западному берегу.

77

Альбан вслушивался в темноту, в которой затихал плеск уплывающего отца. Выход к озеру был совсем близко, он добрался бы туда за несколько минут. Сердце его стучало возбужденно, все чувства обострились, мозг работал четко и быстро. Это было самое необычное, самое возбуждающее задание, какое он когда-либо получал. Теперь он понял, что Фишер называл «изящными моментами». Несколько лет назад его, вооруженного одним ножом, послали в джунгли убить леопарда. Альбан получил тогда незабываемые впечатления. Но сегодняшняя охота на человека, и не простого человека, а собственного отца, — это действительно было заключительное испытание и потрясающий вызов.

Альбан задумался над тем, что отец будет делать дальше. И ответ нашелся легко: он не останется на острове, где ему, безоружному и побежденному, больше нечего делать. Он поплывет к берегу. На запад, к лагерю дефектных. Он будет искать другого своего сына, близнеца Альбана. Сорок седьмого, у которого теперь есть собственное имя — Тристрам.

Тристрам. Что-то в этом имени — или сам факт его существования — глубоко возмущало Альбана.

Он быстро подбежал к неприметной металлической двери в нише стены. Повернул ключ в хорошо смазанном замке и направился по узкому проходу ведущему к озеру. Несколько мгновений спустя он вышел на солнечный свет через другую дверь рядом с полуразрушенной каменной платформой, чуть выше заросшего камышом берега. Затем поднялся на несколько десятков футов по вулканическому конусу. Пепел хрустел у него под ногами. Здесь Альбан остановился и осмотрел озеро. Его зоркие глаза тут же отыскали фигуру отца, плывущего к западному берегу, как он и предполагал.

Он поднял винтовку, взглянул на отца через магнификатор[127] прицела и лениво подумал, что при его меткости, да еще в такую прекрасную, безветренную погоду, почти наверняка попадет в цель даже с расстояния в триста ярдов.

Затем опустил оружие, напоминая самому себе о справедливости и чести. Отец был великим человеком, и умереть он должен достойно — не от выстрела в спину. До заросшего тростником берега отцу оставалось проплыть около полумили. При той скорости, которую он может развить с раненым плечом, на это уйдет не меньше пятнадцати минут. Достаточно времени, чтобы устроить более интересное состязание.

Перебросив винтовку через плечо, Альбан спустился к проторенной тропе, огибающей остров. Вскоре показался небольшой пирс с несколькими лодками. Альбан подошел к ним, выбрал самый легкий и маневренный тридцатифутовый плоскодонный ялик из стекловолокна с подвесным двухтактным мотором. Запрыгнул в него, проверил, хватит ли топлива, и завел двигатель.

Ялик скользил по воде все дальше от берега. Альбан стоял на руле, глядя вперед и ощущая на лице приятный прохладный ветерок. Находясь так низко над водой, разглядеть отца было трудно, но юноша знал, где его искать. И где-то на середине озера, конечно же, различил впереди плывущего человека: размеренные взмахи рук и брызги от ударов ног.

Отец оглянулся на него и тут же нырнул. Альбан чуть уменьшил обороты и повернул южнее. Плывя под водой, отец мог изменить направление. Но нет, он не станет этого делать. Он думает, что его решение плыть, не меняя направления, станет для Альбана неожиданностью.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org