Пользовательский поиск

Книга Две могилы. Содержание - 78

Кол-во голосов: 1

Интересно, сколько он сможет продержаться без воздуха?

Две минуты спустя — Альбан с трудом поверил в это — отец все-таки вынырнул, как раз в той стороне, где и ожидалось. Но почти на сто ярдов ближе к берегу. Сам Альбан мог бы проплыть и сто пятьдесят, но все равно это было удивительно для такого немолодого уже человека, как отец.

Юноша направил лодку в сторону пловца, быстро сокращая расстояние. А что, если попробовать просто задавить его?

А действительно, почему бы и нет? Это будет интересное состязание. Отец, конечно же, поднырнет и снова будет плыть под водой. Альбан включил полный газ и направил лодку прямо на отца. Тот успел скрыться под водой буквально в последнюю секунду, и Альбан резко повернул руль, направляя катер по крутой дуге в ту точку, где пловец должен вынырнуть.

Он не собирался убивать отца таким способом, хотел просто измотать его, заставить потратить лишние силы.

А самое главное, это еще одна возможность посоревноваться друг с другом.

78

Пендергаст увидел, что лодка сделала крутой вираж в ту сторону, куда он сам собирался плыть. Он тут же изменил решение и, задержав дыхание, заскользил под водой в другом направлении. Но Альбан притормозил и снова поменял курс, словно читая его мысли.

Читая мысли? Эта идея казалась нелепой… но чтобы объяснить необычные факты, нужно рассматривать и необычные гипотезы. Пендергаст чувствовал, что стоит на пороге открытия. Все нити сплетались в единый узор: необъяснимый характер нью-йоркских убийств; недавняя охота в тоннеле, когда Альбан удивительным образом предугадывал каждый ход беглецов; та гордость, с которой он отозвался о способностях отца; его абсолютная уверенность в том, что Пендергаст не сможет убежать. И наконец, странная цитата из Ницше.

Все это выходило за привычные рамки и выглядело так, будто бы Альбан действительно может читать чужие мысли.

Пендергасту необходим был глоток воздуха. Немедленно. Он вынырнул на поверхность и торопливо вдохнул. Потом осмотрелся и увидел, как Альбан разворачивает лодку на большом расстоянии от него. На лице сына явно читалось удивление или даже испуг.

Нет, он не умел читать мысли. Тут что-то другое. Пендергаст вспомнил, что говорила об Альбане Констанс: некое шестое чувство или, может быть, расширенные возможности одного из пяти известных. Слова Ницше, процитированные сыном, снова прозвучали в его голове — раз, другой. Что они могли означать?

Он нырнул на глубину около трех футов и умышленно поплыл в сторону от берега. Лодка над ним сделала еще один вираж — рев мотора ударил по ушам Пендергаста — и направилась к тому месту, где он должен был всплыть, чтобы набрать в легкие воздуха. Да, именно там он и собирался вынырнуть.

Нет, тут дело не в телепатии. Альбан не мог читать мысли других людей. У него была какая-то иная способность. Что-то большее, чем это, и одновременно — меньшее.

Пендергаст мгновенно изменил решение и показался над водой намного раньше, чем было необходимо. Альбан находился в двадцати футах от него и опять с удивленным видом развернул лодку и надавил на газ. Пендергаст подпустил его ближе, нырнул, пропуская над собой, развернулся в воде и рванулся вверх, зажав в руке немецкий нож. Он с силой воткнул лезвие в днище лодки, расколов тонкое стекловолокно и успев провернуть нож до того, как мчащаяся вперед лодка вырвала оружие у него из руки. Винт прошел всего в нескольких дюймах над головой Пендергаста, обдав его мощной струей воды и жужжа, словно гигантская оса.

Агент вынырнул позади лодки, вдохнул раз, другой, а затем с сумасшедшей скоростью рванул к берегу. Альбану понадобится несколько минут, чтобы справиться с пробоиной, а он сам уже приблизился к береговой отмели, всего лишь в двухстах ярдах от зарослей тростника и камыша.

Пендергаст старался держаться под водой как можно дольше и менял направление неожиданно даже для самого себя, частенько не слушая подсказок интуиции, а порой и вовсе поворачивая в ту сторону откуда только что приплыл. Выныривая, он видел сгорбившегося над пробоиной Альбана. Но как только он появлялся над водой, сын тут же хватался за винтовку и стрелял. Пули шлепали по воде в нескольких дюймах от головы Пендергаста. Снова ныряя, он слышал звук новых выстрелов.

Несомненно, теперь Альбан в самом деле хотел его убить. Это помогло ответить еще на один важный вопрос, вертевшийся у него в голове.

Пендергаст продолжал плыть в непредсказуемом ритме, но неизменно двигаясь в сторону берега. Лодка заметно накренилась, однако Альбану, похоже, удалось заткнуть пробоину, и теперь он вычерпывал воду, время от времени распрямляясь, чтобы сделать еще один выстрел. Он был прекрасным стрелком, и Пендергаста спасало только солнце, висевшее низко над горизонтом и слепившее Альбану глаза.

Его ноги коснулись илистого дна, но он продолжал плыть, пока не добрался до полосы камыша, где воды было едва по пояс. Дальше он пошел по дну, неловко пригибаясь. Стрельба не прекращалась. Густые заросли мешали как следует прицелиться, а потом и вовсе скрыли его от Альбана, но тот продолжал стрелять, вероятно реагируя на шорох. Пендергаст нарочно сбивал сына с толку, вытягивая руку и раскачивая стебли, стоявшие в стороне от его пути. Но Альбан быстро разгадал эту хитрость, и пули теперь летели с обеих сторон от шевелящейся травы, срезая головки камыша и поднимая в воздух облачка пуха.

Лодочный мотор вновь заработал, и Пендергаст прибавил шагу. Он слышал, как лодка приближается, сминая по пути тростник, затем винт захлебнулся в иле, и двигатель заглох.

Альбан с громким плеском выскочил из лодки и бросился в погоню.

Миновав камышовые заросли, Пендергаст вышел к прибрежному кустарнику и стал пробираться сквозь него вглубь леса.

Он уступал сыну в физической силе, а возможно, и в быстроте мышления. Никакая хитрость не поможет провести Альбана, прекрасно знающего этот лес. У Пендергаста оставался лишь один шанс — понять, в чем заключается таинственная способность сына. Понять и использовать против него.

Странная цитата из Ницше снова и снова, почти против воли Пендергаста, всплывала в памяти:

«Взгляни на мир так, будто время исчезло, и все кривое станет для тебя прямым».

И в этот момент его озарило, словно луч солнца выглянул из-за туч.

79

В своем роскошном кабинете оберстгруппенфюрер Фишер закурил сигарету, предложил другую Шерману и поднес ему зажигалку. Он испытывал особое удовольствие от такой смены ролей, показывая этим жестом полную уверенность в успехе, а также доверие к капитану.

Он подошел к окну, выходящему на озеро, и взял в руки бинокль. Рассмотрел лодку Альбана, кружащую рядом с крохотной фигуркой Пендергаста. Если мальчик когда-то и не хотел убивать отца, то сейчас это не было заметно.

— Очаровательное зрелище. Взгляните, оберфюрер.

Он отступил в сторону и дал возможность заместителю полюбоваться картиной. Снова затянулся превосходным табаком «Латакия»[128], выращенным на собственных плантациях, лучших во всей Южной Америке.

— Да, действительно очаровательное, — согласился Шерман, опуская бинокль. — Похоже, Альбан выдержал испытание. Весьма похвально.

— Мы должны убедиться, что он сможет убить отца, — помолчав, напомнил Фишер.

— Я уверен, что сможет, mein Oberstgruppenführer. Он безупречно воспитан и превосходно обучен.

Фишер не ответил. Сейчас в самом деле проходило последнее и решающее испытание. Он выпустил дым через нос.

— Скажите, кто-нибудь из напавших на нас остался в живых?

— Никого. Пятеро добрались до крепости, но Альбан и наши солдаты их уничтожили. Мы нашли все пять трупов.

— В отряде близнецов есть потери?

— Ни одной. Но мы потеряли много простых солдат — больше двух десятков. Мне еще не доложили о точном количестве убитых.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org