Пользовательский поиск

Книга Две могилы. Содержание - 80

Кол-во голосов: 1

— Прискорбно.

Фишер взял бинокль и снова посмотрел на Альбана и Пендергаста. Издали казалось, будто два мальчика играют в воде: один неторопливо кружит на лодке, другой ныряет и плывет под водой, изредка появляясь на поверхности, чтобы глотнуть воздуха. Все это происходило словно в замедленной съемке. Но вдруг что-то произошло: вероятно, лодка получила повреждение, а Пендергаст поплыл прямо к берегу.

Логика подсказывала Фишеру, что Пендергаст не способен соперничать с сыном, который получил от него все лучшие гены, но был избавлен от вредной части наследственности и с самого рождения готовился к этому испытанию.

— Отличное шоу, — сказал Фишер, следя за тем, чтобы голос прозвучал уверенно. — Римляне со своим Колизеем могли бы нам позавидовать.

— Да, оберстгруппенфюрер.

Однако смутное беспокойство никак не желало умирать, а теперь, когда игры на воде затянулись, зашевелилось снова. В конце концов Фишер не выдержал и отдал распоряжение:

— Я уверен, что, если Пендергаст доберется до берега, он направится к лагерю дефектных. Альбан, разумеется, последует за ним, но я хочу обезопасить нас от лишних проблем. Соберите солдат и отряд близнецов и переправьте их на берег — пусть немного разомнутся и подстрахуют мальчика. На всякий случай. Просто страховка, понимаете, и ничего более.

Он старался говорить обыденным, безразличным тоном.

— Будет исполнено, оберстгруппенфюрер.

— Немедленно.

Капитан Шерман четко отдал честь и вышел из кабинета. Фишер повернулся обратно к окну, наблюдая за развернувшимися на озере событиями. Стоя в лодке, Альбан стрелял в Пендергаста — и никак не мог попасть. Допустим, задача была не из легких: цель постоянно двигалась, солнце светило прямо в глаза, лодка раскачивалась.

И все же…

80

Несмотря на тишину за спиной, Пендергаст прекрасно понимал, что Альбан преследует его. И конечно, скоро догонит.

Продолжая пробираться сквозь чащу леса, он размышлял над своей недавней догадкой. И уже не сомневался, что она верна, что он правильно определил, в чем заключается необычный дар Альбана. Сам Пендергаст, как и другие люди, тоже обладал этой способностью, но слабо выраженной, в зачаточном состоянии. А у Альбана она чрезвычайно развита. Следует быть очень осторожным, чтобы Альбан не понял, что его тайна раскрыта. Пендергаст не мог позволить себе выбрать неудачный момент для атаки.

Вскоре он обнаружил тропу, ведущую в лагерь дефектных, и побежал по ней со всей скоростью, на какую был сейчас способен. Тропа понемногу поднималась вверх, и в нескольких сотнях ярдов впереди уже показалась кромка кратера, в котором располагались поля и сам лагерь. Пендергаст с головокружительной скоростью спустился по крутому склону, не обращая внимания на ямы и кочки под ногами.

Он пробрался сквозь кустарник, ограждающий возделанные поля. Кукуруза выросла выше человеческого роста, и в ней можно было укрыться от посторонних взглядов. Ее ряды тянулись перпендикулярно нужному направлению. Пендергаст двинулся вглубь поля, немного притормаживая, чтобы проскользнуть между высокими стеблями растений. До него донесся постепенно приближающийся шум погони.

Внезапно Пендергаст развернулся на девяносто градусов и побежал вдоль рядов кукурузы. Затем опять изменил направление и помчался с максимальной скоростью поперек рядов, петляя между стеблями. Но все оказалось бесполезно: у него не было никакой возможности неожиданно напасть на преследователя или заманить его в засаду. Альбан был вооружен, а Пендергаст — нет. И это не могло кончиться ничем хорошим.

Он заметил впереди свет и бросился к дальнему краю кукурузного поля. Все так же бегом пересек хлопковую плантацию. Низкорослые растения не давали никакой защиты. Пендергаст слышал шаги бегущего за ним Альбана, его шумное дыхание. Началась настоящая погоня, и победитель в этом забеге был известен заранее.

Как раз в тот момент, когда Пендергаст понял, что не добежит до подземного лагеря, он увидел впереди так называемых дефектных. Беспорядочной молчаливой толпой они возвращались с дальних полей, неся инструменты на плечах. В рваной одежде, с дырявыми соломенными шляпами на головах они представляли собой жалкое зрелище.

Шедшие в первых рядах остановились, удивленно глядя на погоню. Однако Пендергаст не сумел распознать среди них Тристрама.

И тут неожиданно он услышал песню, точнее говоря, военный марш. Повернул голову направо и увидел приближающийся со стороны причалов отряд солдат. Близнецы. Их было около сотни — столько же, сколько и дефектных. Мужчины и женщины, юноши и девушки в возрасте от четырнадцати до сорока лет, одетые в обычную серую униформу, с Железными крестами на груди — очевидно, символом новой расы господ. Впереди шли несколько офицеров в парадных нацистских мундирах. Все они были вооружены и, приблизившись, выстроились в колонну, продолжая распевать марш:

Es zittern die morschen Knochen

Der Welt vor dem großen Krieg…[129]

Пендергаст понял, что проиграл. Ему не удастся убежать. Он остановился и повернулся к солдатам.

Альбан, отставший на сто ярдов, замедлил бег. Затем с улыбкой на лице перешел на шаг и снял с плеча винтовку.

Солдаты приближались, не переставая петь:

Wir haben den Schrecken gebrochen,

Füruns war'seingroßer Sieg…

Однако стрелять Альбан не стал. Он подошел еще ближе, и Пендергаст понял по выражению его глаз, что сын хочет растянуть удовольствие, насладиться мгновениями триумфа, не обрывая его преждевременно убогим выстрелом в упор. К тому же теперь у этого спектакля появились зрители, а у него самого — возможность выступить перед публикой. Еще раз испытать себя.

Пендергаст до отвращения четко представлял, что сейчас чувствует сын.

Wir werden weiter marschieren

Wenn alles in Scherben fällt…

Альбан уверенными движениями обыскал Пендергаста, отобрав последнее оружие — маленький ножик. Повертел его в руках и подвесил к поясу — на память.

Солдаты остановились перед ними, молодые, улыбающиеся, розовощекие, пышущие силой и здоровьем. Стоя навытяжку, ровными рядами, они закончили песню:

Denn heute da hört uns Deutschland

Und morgen die ganze Welt.

Капитан Шерман, облаченный в эсэсовский мундир, прошелся вдоль строя, развернулся и посмотрел сначала на Пендергаста, затем на Альбана. И начал медленно обходить их вокруг.

— Отличная работа, — сказал он Альбану на чистейшем английском. — Это последний из тех, кто напал на нас. Оставляю его тебе.

— Благодарю вас, mein Oberführer, — ответил Альбан и с улыбкой обернулся к Пендергасту: — Итак, отец, ты проиграл.

Пендергаст молча ждал. Он оглянулся на беспорядочную толпу близнецов-рабов, наблюдавших за этой сценой с разинутыми ртами. Похоже, они не имели ни малейшего понятия о том, что происходит. Строй солдат находился как раз напротив них. Две группы близнецов, смотревших друг на друга через непреодолимую пропасть, которую разверзла между ними биология, генетика…

Переводя взгляд с рабов на солдат и обратно, Пендергаст видел одни и те же лица. Только выражения на них были разные: у дефектных — уныние и опустошенность, у солдат — удовлетворенность людей, нашедших свое место в жизни. Все было так, как и должно быть, полный порядок.

Горло Пендергаста сдавило от ужаса. Его мутило при мысли о том, что и его жена воспитывалась здесь, что она появилась на свет таким же способом, только на более ранней стадии евгенического эксперимента, длящегося уже по меньшей мере три поколения — сначала в концлагерях Второй мировой войны, а потом здесь, в бразильских лесах. Эксперимента, целью которого, вне всякого сомнения, было создание новой, истинной расы господ, способной воссоздать Четвертый рейх, свободной от любых недостатков, присущих предкам, — от сострадания до близорукости.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org