Пользовательский поиск

Книга Две могилы. Содержание - И последнее

Кол-во голосов: 0

Он снова глотнул пива, но возбуждение никак не проходило. И эта светская беседа тоже не помогала справиться с ним.

— Так или иначе, но ты хорошо поработал, Винни. Тебе есть чем гордиться.

— Спасибо.

— А Синглтону это может стоить понижения в звании.

Д’Агоста уже думал об этом. Капитану Синглтону придется объяснять, каким образом в его приемной окопался крот… и это разоблачение в какой-то степени поможет самому д’Агосте выйти из опалы. Но все равно чертовски жаль: Синглтон был честным человеком.

— На самом деле это Пендергаста нужно поблагодарить за разоблачение, — признался д’Агоста.

— Он просто позвонил тебе и назвал имя предателя?

— Не совсем. Скажем так: он указал мне направление поиска.

— Значит, ты все-таки сам провел расследование. Не прибедняйся, Винни, ты сорвал банк. Теперь забирай деньги и убегай. — Лукавая улыбка Лоры стала еще шире. — Я так понимаю, что вы с агентом Пендергастом снова стали лучшими друзьями?

— Он назвал меня «мой дорогой Винни», если это имеет какое-то значение.

— Ясно. Итак, Пендергаст вернулся в Нью-Йорк, новых убийств не произошло, и парни из поведенческого отдела ФБР считают, что убийцы уже нет в живых. Сегодня канун Рождества. «Бог в своих небесах — и в порядке мир!»[141].

Она подняла бокал.

Д’Агоста отпил еще глоток «Гиннеса». Он почти не почувствовал вкуса пива. Но это единственное, что он мог сделать, чтобы не начать ерзать на стуле. Ожидание становилось невыносимым. Нужно было найти способ переменить тему и заговорить о главном, но будь он проклят, если знал, как это сделать…

Внезапно д’Агоста понял, что Лора поставила бокал и пристально смотрит на него. Мгновение они просто сидели, глядя друг другу в глаза. Затем она тихо сказала:

— Да.

— Извини? — смущенно пробормотал он.

Она взяла его за руку:

— Глупенький. Позволь, я помогу тебе выбраться из затруднения. Да, конечно же, я выйду за тебя замуж.

— Ты… как… — Д’Агоста затих, не находя слов.

— Ты думал, я ничего не поняла? Зачем ты пригласил меня выпить пива в таком необычном месте? Тебе почему-то было важно встретиться именно здесь — в том самом баре, где мы когда-то впервые начали узнавать друг друга. Два года назад, помнишь? — Лора сжала его руку и рассмеялась. — В самом деле, in vino Veritas. Знаешь что, лейтенант д’Агоста, ты просто старый сентиментальный болван. И как раз за это — хотя и не только за это — я тебя так люблю.

Д’Агоста опустил глаза. Он был настолько взволнован, что не мог толком связать и пары слов.

— Я не был уверен, что ты поймешь. Я думал…

— Итак. Где же кольцо?

Д’Агоста, запинаясь, начал объяснять, что решение пришло неожиданно, в последнюю минуту, но смех Лоры прервал его путаную речь.

— Я просто хотела подразнить тебя, Винни. И я люблю неожиданности. А кольцо может и обождать — это не проблема.

Он нерешительно взял ее ладонь в свою руку.

— Спасибо.

Лора снова улыбнулась.

— Давай сходим еще куда-нибудь. В какое-нибудь новое, чудесное место. Мы сделаем его таким же ностальгическим, как и это. В память о сегодняшнем вечере. Нам нужно хорошенько отпраздновать — не только Рождество, но и наши грандиозные планы.

Она подозвала кельнера, чтобы рассчитаться.

И последнее

Большую, богато обставленную библиотеку в доме номер 891 по Риверсайд-драйв освещали только свечи и огонь камина. Был поздний февральский вечер, холодный дождь лился с неба на капоты машин, проезжающих мимо по Вест-Сайд-хайвей. Но ни шум машин, ни стук дождя не проникали сквозь занавешенные окна. Здесь были слышны только потрескивание дров в камине, скрип перьевой ручки агента Пендергаста по кремовой бумаге верже[142] и тихая, неторопливая беседа Констанс Грин и Тристрама.

Они сидели за карточным столом возле камина, и Констанс учила юношу играть в ломбер[143] — игру, вышедшую из моды много десятилетий, если не столетий, назад. Тристрам уставился в свои карты, напряженно размышляя. Констанс приучала его к играм постепенно, начиная с виста, и с тех пор память, внимание и логические способности юноши заметно улучшились. Теперь он постигал тонкости новой игры — козыри, ставки, прикупы.

Пендергаст расположился за письменным столом в дальнем углу библиотеки, спиной к стене книг в толстых кожаных переплетах. Время от времени он отрывался от письма и обводил серебристыми глазами комнату, в конце концов останавливаясь на паре, играющей в карты.

Телефонный звонок нарушил тишину. Пендергаст вынул из кармана сотовый телефон, посмотрел на номер звонившего.

— Да?

— Пендергаст? Это я, Кори.

— Мисс Свенсон. Как ваши дела?

— Прекрасно. Я была загружена работой, дописывала курсовую и поэтому смогла позвонить только сейчас. У меня есть для вас дьявольски интересная история… и… — Она замолчала в нерешительности.

— С вами все в порядке?

— Если вы о том, не крадется ли кто-то за мной по пятам, то да, в порядке. Но послушайте. Я раскрыла преступление. Самое что ни на есть настоящее преступление.

— Замечательно. Я хотел бы извиниться, что не смог оказать вам более существенную помощь, когда вы приехали ко мне в декабре. Но я верил, что вы способны сами о себе позаботиться. И кажется, мои надежды оправдались. Между прочим, у меня тоже имеется для вас любопытная история.

Последовала новая пауза.

— Значит, — сказала Кори, — приглашение на ланч в «Ле Бернардин» остается в силе?

— Мне очень неловко, но прямо сейчас ничего не получится. Однако это произойдет очень скоро, потому что я собираюсь взять долгосрочный отпуск.

— Можете назвать точную дату?

Пендергаст вытащил из кармана записную книжку и сверился с ней:

— В следующий четверг, ровно в час.

— Как удачно, у меня как раз нет занятий по четвергам. — Кори снова засомневалась, стоит ли продолжать. — Послушайте, Пендергаст…

— Да?

— Ничего, если я… прихвачу с собой отца? Он тоже участвовал в этой истории.

— Хорошо. Значит, я жду в четверг вас обоих.

Он отложил ручку и встал. Тристрам куда-то вышел. Констанс сидела за столом в одиночестве и задумчиво тасовала карты. Пендергаст подошел к ней:

— Как его успехи?

— Неплохо. Даже лучше, чем я ожидала. Если он и дальше все будет усваивать в таком темпе, я вскоре решусь перейти к безику или скату[144].

Пендергаст помедлил и снова заговорил:

— Я много думал над тем, что ты тогда сказала. Помнишь, когда я пришел к тебе в «Маунт-Мёрси» за советом. И ты, конечно же, была права. Я должен был отправиться в Нова-Годой. У меня не оставалось выбора. И мне пришлось действовать, увы, с чрезвычайной жестокостью. Я спас Тристрама, это правда. Но вторая часть уравнения — более сложная его часть — осталась нерешенной.

Немного помолчав, Констанс тихо спросила:

— О нем ничего не слышно?

— Ничего. Я использовал кое-какие… э-э… возможности: внес его в списки разыскиваемых Управлением по борьбе с наркотиками и сделал запросы в наши заграничные консульства. Разумеется, очень осторожно. Но он словно растворился в джунглях.

— Ты думаешь, он мог умереть? — спросила она.

— Возможно, — ответил Пендергаст. — Он получил очень опасные ранения.

Констанс отложила карты:

— Мне не дает покоя один вопрос. Я не хочу тебя обидеть, но… Ты полагаешь, он мог довести дело до конца? Мог убить тебя?

Пендергаст задумчиво посмотрел на огонь, затем обернулся к ней:

— Я много раз спрашивал себя об этом. Иногда — например, когда он стрелял в меня на озере — я ощущал уверенность в том, что он хочет меня убить. Но у него было множество других возможностей, которые он не захотел использовать.

Констанс снова взяла карты и начала сдавать их.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org