Пользовательский поиск

Книга Две могилы. Содержание - + Шесть часов

Кол-во голосов: 1

— Джадсон! — повторяла она. — Джадсон!

Спустя несколько секунд, а может, и больше — она не смогла бы определить — Пендергаст окликнул ее по имени. Она подняла голову. Он бежал к ней, отстреливаясь из пистолета.

— К Пятой авеню! — крикнул он. — Беги к Пятой…

Раздался еще один выстрел, и Пендергаст тоже упал на землю. Новое потрясение заставило Хелен очнуться, и она вскочила на ноги. Ее плащ насквозь пропитался кровью брата. Алоизий был еще жив, он сумел подняться и спрятаться за скамейкой, продолжая стрелять в ту парочку, что еще минуту назад не интересовалась ничем, кроме поцелуев.

«Он прикрывает мое бегство».

Развернувшись, она понеслась со всех ног. Нужно добежать до Пятой авеню и затеряться в толпе, потом пробраться в «Дакоту» и там встретиться с Алоизием… Ее скачущие в панике мысли были прерваны новыми выстрелами и криками испуганных людей.

Хелен упорно бежала вперед. Пятая авеню была уже совсем рядом, за каменными воротами парка. Всего полсотни шагов…

— Хелен! — услышала она далекий голос Пендергаста. — Посмотри налево! Налево!

Она взглянула налево и увидела в тени деревьев двух мужчин в спортивных костюмах, мчащихся прямо на нее.

Хелен свернула с главной дороги к растущим чуть в стороне платанам и снова обернулась. Спортсмены следовали за ней и быстро сокращали расстояние.

Прозвучало еще несколько выстрелов. Хелен рванула изо всех сил, но острые каблуки туфель проваливались в мягкую землю, замедляя продвижение. Тут она почувствовала сильный толчок в спину и упала на землю. Кто-то ухватил ее за воротник плаща и грубо поднял на ноги. Она сопротивлялась, отчаянно крича, но двое мужчин вцепились в нее и поволокли к выходу из парка. Хелен с ужасом поняла, что узнает их лица.

— Алоизий! — обернувшись назад, завопила она во всю мощь своих легких. — Помоги! Я их знаю! «Der Bund»…[1]«Ковенант»… Они убьют меня! Помоги, ради бога…

В меркнущем свете она едва разглядела Пендергаста. Он спешил к ней, сильно прихрамывая, из раненой ноги сочилась кровь.

На Пятой авеню у обочины стояло в ожидании такси… в ожидании Хелен и ее похитителей.

— Алоизий! — в отчаянии снова закричала она.

Один из мужчин открыл заднюю дверцу автомобиля и втолкнул женщину внутрь. Пуля ударила в каленое лобовое стекло машины.

— Los! Verschwinden wir hier! — прорычал один из бегунов. — Gib Gas![2]

Хелен сопротивлялась как могла, но такси уже отъезжало от обочины. Здоровой рукой она попыталась дотянуться до ручки дверцы. На какое-то мгновение она разглядела Пендергаста в глубине парка. Он стоял на коленях и смотрел в ее сторону.

— Нет! — завопила она, все еще сопротивляясь. — Нет!

— Halt die Schnauze![3] — пролаял один из мужчин.

Он замахнулся кулаком, ударил Хелен в висок… и она погрузилась в темноту.

+ Шесть часов

Врач в помятом операционном костюме выглянул в приемную реанимационного отделения больницы Леннокс-Хилл.

— Вы хотели поговорить с ним. Он в сознании.

— Слава богу! — Лейтенант Винсент д’Агоста из нью-йоркской полиции положил в карман блокнот, который только что внимательно изучал, и поднялся. — Как он?

— Ничего опасного. — Врач раздраженно поморщился. — Хотя медики всегда оказываются самыми неприятными пациентами.

— Он не… — начал д’Агоста, но тут же оборвал себя и двинулся вслед за доктором.

Специальный агент Пендергаст был весь облеплен контрольными датчиками. Ему поставили капельницу в нос вставили кислородную канюлю. На одеяле лежала медицинская карта, в руке пациент держал рентгеновский снимок. Кожа агента, и без того всегда бледная, приобрела белизну фарфора. Врач склонился над больным и о чем-то беседовал с ним. Хотя д’Агоста слышал только ответы Пендергаста, было очевидно, что эти двое никак не могут прийти к согласию.

— Об этом не может быть и речи, — заявил врач в тот момент, когда д’Агоста подошел ближе. — Вы потеряли слишком много крови, да и сама рана — не говоря уже о повреждении двух ребер — нуждается в лечении и тщательном медицинском контроле.

— Но, доктор. — Обычно Пендергаст казался воплощением южного аристократизма, однако сейчас он шипел, как картофель на сковородке. — Пуля всего лишь задела икроножную мышцу. Большая и малая берцовые кости остались целы. И рана оказалась чистой, даже операции не потребовалось.

— Но потеря крови…

— Да, насчет потери крови, — перебил его Пендергаст. — Какую дозу мне ввели?

— Одинарную, — ответил врач после паузы.

— Одинарную. Возможно, чуть зацепило бедренно-подколенную вену. — Он взмахнул рентгеновским снимком, как знаменем. — Что касается costae verae[4], то вы же сами сказали: повреждены, а не сломаны. Головки пятого и шестого ребра смещены относительно позвоночного столба на два миллиметра. Но истинные ребра эластичны и быстро восстанавливаются.

— Доктор Пендергаст, — вскипел врач, — я не могу разрешить вам уйти из больницы в таком состоянии. Вы пациент…

— Напротив, доктор, вы не можете помешать мне уйти. Мои жизненные показатели в пределах допустимого. Рана не опасна, я сам о ней позабочусь.

— Я отмечу в медицинской карте, что вы ушли из больницы вопреки моим рекомендациям.

— Превосходно. — Пендергаст хлопнул рентгеновским снимком о соседний стол, словно игральной картой. — А потом вы меня отпустите?

Врач бросил на пациента последний раздраженный взгляд, повернулся и вышел из палаты в сопровождении коллеги, который привел д’Агосту.

Пендергаст взглянул на лейтенанта так, будто только что его увидел:

— Винсент!

Д’Агоста тут же подошел к койке:

— Боже мой, Пендергаст. Я так расстроен…

— Почему вы не с Констанс?

— С ней все в порядке. В «Маунт-Мёрси» ввели повышенные меры безопасности. Я хотел убедиться, — он сделал паузу, чтобы справиться с собственным голосом, — что с вами все в порядке.

— Спасибо. Много шума из ничего.

Пендергаст извлек канюлю из носа, вытащил иглу из вены возле локтя, затем отстегнул манжету для измерения кровяного давления и пульса. Потянул за рычаг, регулирующий угол подъема спинки, и сел. Движения его были замедленными, почти автоматическими. Д’Агоста понял, что этот человек держится исключительно за счет своей железной воли.

— Вы что, действительно собрались уходить из больницы?

Пендергаст обернулся, и огонь в его глазах — раскаленные угли на помертвевшем лице — прожег д’Агосту насквозь.

— Что с Проктором? — спросил Пендергаст, спуская ноги с постели.

— Они уверяют, что все замечательно. Учитывая обстоятельства. Несколько сломанных ребер там, где пули попали в бронежилет.

— А Джадсон?

Д’Агоста покачал головой.

— Принесите мою одежду, — попросил Пендергаст, кивнув в сторону шкафа.

Лейтенант заколебался, но понял, что спорить бесполезно.

Пендергаст поднялся на ноги, едва заметно покачнулся, но тут же выпрямился. Д’Агоста протянул ему одежду и задернул занавеску у кровати.

— Вы можете хотя бы объяснить, что случилось в парке? — спросил лейтенант, обращаясь к занавеске. — В новостях сообщили, что сумасшедший маньяк застрелил пятерых человек.

— У меня нет времени на объяснения.

— Сожалею, но вы не выйдете отсюда, пока все мне не расскажете. — Он вынул из кармана блокнот.

— Хорошо, мы поговорим, пока я буду одеваться. А потом я уйду.

Д’Агоста пожал плечами. Большего он бы вряд ли добился.

— Это было похищение, спланированное заранее и очень тщательно. Они убили Джадсона и похитили мою жену.

— Кто они?

— Тайная организация нацистов или их потомков, именуемая «Der Bund».

— Нацисты? Господи, но зачем?

— Их мотивы остаются для меня неясными.

— Мне нужны подробности происшествия.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org