Пользовательский поиск

Книга В сельву виза не нужна. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

Вилла с высокими вертикальными окнами, балкончиками, украшенными ослепительно-белыми колоннами и лепными мускулистыми атлантами. У парадной лестницы – довольно замызганный джип с открытым верхом. На капоте сидит мужик в широкополой шляпе и бежевой рубашке с короткими рукавами. Широкий поясной ремень под тяжестью кобуры съехал на ягодицу. Охранник? Или водила? Далее – клумба, похожая на зеленого ежа, потому что утыкана гигантскими кактусами. Ее надо объехать по кругу, прежде чем остановиться перед парадным входом. Эта вылизанная дорожка, надо полагать, плавно переходит в грунтовку, которую я видел. Ряд постриженных под кирпичи кустов разделяет дорожку и зеленую лужайку, где, возможно, играют в гольф. Там же – белые столы и стулья.

После беглого осмотра я принялся изучать виллу детально. Перед фасадом, кроме мужика с джипом, похоже, никого нет. Во всяком случае, невооруженным глазом не заметно. А вот на противоположной стороне, прислонившись спиной к ограждению теннисного корта, дремлет детина в камуфляжном костюме, положив винтовку «М-16» на колени. Его предназначение в дополнительном уточнении не нуждается. На корте прыгает негр в красной майке и трусах, бьет по мячику, который летает до стенки и обратно. На скамейке лежит какая-то яркая тряпка, наверное, полотенце, и баллончик с водой. Оружия не видно.

Я зрительно провел линию от своего наблюдательного пункта к парадному входу. От куста до фасадного угла – метров сорок. Пять секунд бесшумного бега по траве. Водила сидит ко мне спиной и, естественно, не будет знать о моем существовании до тех пор, пока я не просуну у него под мышкой ствол карабина, а спину не пощекочу пистолетом. Вот только на этих сорока метрах укрыться негде, и охранник стопроцентно увидит меня, если, конечно, не спит или не полный идиот.

Охранник, к несчастью, не спал, но особого рвения к службе не проявлял, потому как время от времени с завистью поглядывал на негра, который ленивыми движениями ракеткой посылал мяч в стенку. Тот уже устал, я думаю, что не один час он провел на корте. На спине и груди майка потемнела от пота, лицо негра лоснилось, словно было вылеплено из смолы. Я, готовый рвануть с места в любой подходящий момент, стал выжидать.

Игрок и охранник изредка перекидывались короткими фразами по-испански. Кажется, они говорили о каком-то госте и возможной прибавке к жалованью. Мяч, отскочив от стенки, пошел неожиданно низко над землей, и негр, слишком поздно опомнившись, оборвал фразу на полуслове, неловко присел и, чиркнув ракеткой по битуму, послал мяч в верхний край стенки. Отскочив, он птицей взмыл вверх, пролетел над ограждением и, задев верхушку пальмы, упал на траву.

Негр беззлобно выругался, у него не оказалось запасных мячей. Прижавшись к ограждению, он с улыбкой что-то сказал охраннику. Тот отрицательно покачал головой. Негр просунул через сетку палец, коснулся им стриженого затылка охранника.

– С тебя пиво, – наконец согласился страж порядка, без охоты встал со скамейки, огляделся по сторонам и, покачивая стволом винтовки, опущенным вниз, пошел к пальме.

Для меня это была команда старта. Тех секунд, в течение которых охранник будет занят поисками мячика, мне вполне хватит. Согнувшись в три погибели, делая частые мелкие шажки, я рванул к дому, но едва преодолел десяток метров, как водила резко встал с капота и прыгнул за руль. Я услышал голоса. Кто-то вышел из парадного подъезда.

Возвращаться назад было поздно. Бежать дальше – глупо. Я упал, будто нарвался на пулю, посмотрел по сторонам и подполз к кусту роз, который только при большом желании можно было использовать как укрытие.

Из дверей вышли двое мужчин, и я сразу узнал обоих. Крупноголовый, седовласый, одетый в белые шорты и спортивную майку с рядом черных пуговиц на груди, по ступенькам неторопливо сходил сам Августино Карлос. Он придерживал за локоть лысеющего толстяка с «дипломатом», в бежевых брюках и белой рубашке с галстуком. Этого человека Хуан узнал на групповом снимке и назвал американцем.

Они остановились рядом с автомобилем. Джип рычал на холостых оборотах. «Американец» протянул руку Августино. Оба сверкнули фарфоровыми зубами.

Я мельком посмотрел в сторону охранника. Он уже перебросил мяч через ограждение и вернулся на прежнее место.

«Американец» сел рядом с водителем, джип тронулся, объехал клумбу и быстро покатил к джунглям. Августино, в отличие от охранника, не провожал его взглядом и тотчас скрылся за дверями. Негр продолжал гонять мячик, а охранник постным взглядом следил за автомобилем, который резво подскакивал на ухабах, и толстяк, чтобы не вывалиться, крепко держался руками за раму лобового стекла.

Я не стал отвлекать охранника и незаметно достиг дома, встал под балконом, рядом с пухленьким Амуром. Малыш загадочно улыбался, готовясь запустить стрелу. Я подмигнул ему и мысленно сказал: только не в меня, парень, это будет совсем некстати.

Больше всего я боялся увидеть сейчас Валери.

Глава 17

Люблю двери, петли которых хорошо смазаны и не скрипят. Куда бы я ни входил – в магазин ли, к себе домой или на чужую виллу, – у меня сразу портилось настроение от скрипучих дверей. Что за гадкий сигнал, оповещающий о твоем появлении? Словно слуга, стоящий на входе и объявляющий о появлении в доме новой персоны.

Эти двери, к счастью, открылись бесшумно. Я проскользнул внутрь, но тут же неосторожно задел прикладом карабина косяк. Это была моя первая ошибка, которая едва не стоила мне жизни. На звук обернулся лысоголовый амбал, который сидел на диване перед телевизором, мгновенно вскочил (Августино неплохо выдрессировал свою охранку) и направил на меня ствол массивного «кольта». Я сразу понял, что он выстрелит не задумываясь, если я попытаюсь дернуться.

– Нет, нет, дружище, – сказал я по-испански, отрицательно качая головой и поднимая руки вверх.

За долгие месяцы своего бродяжничества по сельве я научился стрелять метко и с любого положения. Сейчас я держал карабин над головой в правой руке и мог выстрелить без промаха, но нельзя было поднимать шум.

– Возьми мое оружие, – говорил я всякую ересь, которая приходила мне в голову, и медленно приближался к амбалу. – Августино назначил мне встречу, но на меня напала свора мартышек, пришлось отстреливаться. Ты разве не слышал стрельбу? В этих лесах столько диких обезьян, и они к-а-ак…

С этими словами я довольно ловко въехал прикладом в челюсть амбалу. Он напрасно стоял перед диваном, потому как от удара упал на него спиной и перевернулся через голову, что не только эффектно смотрелось, но и спутало ему представление о месте моего нахождения. К счастью, он не выстрелил, и, не нарушая тишины, я вторым ударом аккуратно расквасил ему переносицу.

Охранник затих, я загнал «кольт» под диван, чтобы он, придя в себя, не сразу нашел его, и туда же спрятал карабин. В помещениях это не самое удобное оружие, можно ненароком и в дверях застрять. Я достал из-за пояса револьвер и стал подниматься по лестнице наверх. На лестничном балконе несколько дверей – белые, с золочеными ручками, одинаковые, как в гостиничных номерах. Не определишь, за которой из них может быть кабинет Августино, а где комната Валери.

Лучшая половина моего мозга сейчас оценивала ситуацию, переваривала информацию, которую ей поставляли слух, зрение и обоняние, и руководила моими боевыми рефлексами, а другая, наивная дурочка, восхищалась дороговизной и изящным вкусом, с каким был оформлен особняк. Картины на драпированных стенах – оригиналы, выполненные, должно быть, известными живописцами, напольные вазы с живыми цветами, мраморная лестница, лепные перила с латунной ручкой, изящные светильники из черного дерева в виде полых шаров, напоминающих индейские ритуальные маски, – ничего подобного я никогда и нигде «живьем» не видел. Неплохо живет моя Валери, подумала наивная часть мозга, и чего ей еще надо было?

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org