Пользовательский поиск

Книга День смерти. Содержание - 14

Кол-во голосов: 0

Твои слова похожи на песню Сэмми Кан, просвистели клетки.

Что привело нас к разрыву? Какой выбор мы сделали? И сделали бы его снова? Кто виноват? Я? Пит? Судьба? Что пошло не так? Или так? Может, теперь я встала на верный путь, а дорога моего замужества привела меня только туда, куда смогла?

Тяжко, пожаловались мозговые клетки.

Хочу ли я снова спать с Питом?

Единодушное "да" со стороны клеток.

Но у меня выдался скудный в смысле секса год, заспорила я.

Интересный выбор слов, заметили ребята из подсознания. Скудный. Без пищи. Подразумевает голод.

Но был же тот юрист из Монреаля, возразила я.

Это не то, заявил мозговой центр. С тем парнем иголочка едва шевелилась. А с Питом показывала напряжение в красной зоне.

Когда мозг в таком настроении, с ним не поспоришь.

14

В среду утром я только приехала в университет, как зазвонил телефон. К моему удивлению, в трубке послышался голос Райана.

– Прогноз погоды мне не нужен, – вместо приветствия сказал он.

– Около двадцати градусов, и я намазалась солнцезащитным кремом.

– Злая ты все-таки, Бреннан.

Я промолчала.

– Давай поговорим о Сен-Жовите.

– Продолжай.

Я взяла ручку и начала рисовать треугольники.

– Мы узнали имена четверых из сарая.

Я ждала.

– Семья. Мать, отец и сыновья-близнецы.

– Разве мы это уже не выяснили?

Послышался шорох бумаги.

– Брайан Гилберт, двадцать три года, Хайди Шнайдер, двадцать лет, Малахия и Матиас Гилберты, четыре месяца.

Я добавила к первоначальным треугольникам теневые.

– Многие женщины восхитились бы моими способностями.

– Я не такая, как многие женщины.

– Ты на меня злишься?

– А должна?

Я разжала зубы и вдохнула. Он долгое время не отвечал.

– "Белл Канада", как всегда, не торопится, но в понедельник записи телефонных звонков наконец прислали. Единственный междугородный номер за последний год – на восемь-четыре-три.

Я остановилась на среднем треугольнике.

– Кажется, не только твое сердце в Дикси.

– Здорово.

– Старые времена еще не забыты.

– Где?

– Бофорт, Южная Каролина.

– Ты честно?

– Пожилая леди обожала крутить диск телефона; прошлой зимой звонки прекратились.

– Куда она звонила?

– Скорее всего, домой. Местный шериф сегодня проверит.

– Там жила молодая семья?

– Не совсем. Зацепка в Бофорте заставила меня призадуматься. Звонки поступали регулярно, потом с двенадцатого декабря прекратились. Почему? До пожара оставалось примерно три месяца. Что-то мне это напоминало. Трехмесячный срок. И тут я вспомнил. Именно столько, по словам соседей, жила в Сен-Жовите молодая пара с младенцами. Ты сказала, детям по четыре месяца, значит, они родились в Бофорте, а звонки прекратились, когда они переехали в Сен-Жовит.

Я ждала продолжения.

– Я позвонил в "Бофорт мемориал", но там в последний год не рожали мальчиков-близнецов. Попробовал в других клиниках и напал на богатую жилу. Мать припомнили в... – снова шорох бумаги, – ...в "Единой медицинской клинике Бофорт-Джаспер", на Святой Елене. Это остров.

– Я знаю, Райан.

– Сельская клиника, преимущественно черные врачи и черные пациенты. Я поговорил с одной из отделения акушерства и гинекологии, после обычной ерунды о врачебной тайне она призналась, что наблюдала за беременной женщиной, подходящей под описание. Женщина пришла на четвертом месяце беременности, носила двойню. Рожать должна была в конце ноября. Хайди Шнайдер. Врач сказала, что запомнила Хайди из-за белого цвета кожи и двойни.

– Значит, она родила там?

– Нет. Еще одна причина, почему доктор ее запомнила, – пациентка исчезла. Женщина приходила на прием до шестого месяца, больше не возвращалась.

– Все?

– Все, что она рассказала, пока я не прислал по факсу фото со вскрытия. Кажется, оно пару недель будет ей сниться. Потом врач перезвонила в более покладистом настроении. Правда, информация из карточки не так уж и помогла. Хайди не слишком откровенно заполняла формы. Она записала отцом Брайана Гилберта, дала домашний адрес в Техасе, пропустила строку местного адреса и номера телефона.

– Что в Техасе?

– Проверяем, мэм.

– Не начинай заново, Райан.

– Хорошо ли обучены мальчики в синем в Бофорте?

– Я их не слишком хорошо знаю. В любом случае юрисдикция полиции Бофорта не распространяется на остров Святой Елены. Он не входит в список городов, поэтому там земля шерифа.

– С ним мы и встретимся.

– Мы?

– Я лечу туда в воскресенье и с удовольствием воспользуюсь услугами местного гида. Понимаешь, кого-то, кто знает язык и местные обычаи. Не представляю, как вы едите овсянку.

– Не могу. На следующей неделе приезжает Кэти. Кроме того, Бофорт – мое самое любимое место на планете. Если я когда-нибудь и покажу его тебе, то только не во время деловой поездки.

– Или почему.

– Что "почему"?

– Почему вы едите овсянку.

– Спроси Марию Стюарт.

– Подумай.

И думать нечего. Я так же хотела встретиться с Райаном в Бофорте, как зарегистрироваться в качестве возможной кандидатуры в колонке брачных объявлений местной газеты.

– Что насчет обугленных тел наверху? Возвращаемся к Сен-Жовиту.

– Пока не знаем.

– Анна Гойетт появилась?

– Понятия не имею.

– Как продвигается дело Клоделя об убийстве?

– Какое?

– Обваренная беременная девушка.

– Не знаю.

– Ты просто кладезь информации. Сообщи, что найдешь в Техасе.

Я повесила трубку и взяла диетическую колу. Я не знала, что сегодня будет еще много телефонных звонков.

Весь день я работала над докладом, который собиралась представить на собрании Американской ассоциации физической антропологии в первых числах апреля. Как всегда, переживала, что все оставляю на последнюю минуту.

В три тридцать, когда я разбирала фотографии и сканированные снимки с компьютерной томографии, телефон зазвонил снова.

– Тебе надо больше отдыхать.

– Некоторые из нас работают, Райан.

– По адресу в Техасе находится дом Шнайдеров. По словам родителей; которые, кстати, никогда не выиграют в "Последнем шансе", Хайди и Брайан появились где-то в августе и оставались у них, пока не родились дети. Хайди отказалась от предродового ухода и родила дома с помощью повитухи. Легкие роды. Никаких осложнений. Счастливые бабушка с дедушкой. Потом в начале декабря семью посетил мужчина, неделю спустя на грузовике приехала пожилая леди и увезла молодую семью.

– Куда?

– Родители понятия не имеют. Хайди с Брайаном больше не звонили.

– Что за мужчина?

– Не знаю, но родители говорят, что он перепугал супругов до смерти. Когда гость ушел, они спрятали младенцев и отказались выходить из дома, пока не появилась пожилая женщина. Папе Шнайдеру он тоже не понравился.

– Почему?

– Выглядел плохо. Говорит, напоминал ему... Дай посмотрю точно, – я представила, как Райан листает блокнот, – ..."чертова скунса". Поэтично, не находишь?

– Папаша настоящий Йейтс. Еще что-нибудь?

– Говорить с этими ребятами – все равно что беседовать с моим попугаем, но есть еще кое-что.

– Ты держишь попугая?

– Мама сказала, Хайди и Брайан состояли в какой-то группе. Они жили все вместе. Готова?

– Уже проглотила четыре упаковки валиума. Говори.

– В Бофорте, Южная Каролина.

– Подходит.

– Как ботинки "Бруно Магли".

– Что еще они сказали?

– Ничего существенного.

– А Брайан Гилберт?

– Они познакомились с Хайди два года назад в колледже, оба бросили учебу чуть позже. Мама Шнайдер полагает, что он из Огайо. Говорит, у него смешной акцент. Мы проверяем.

– Ты сказал им?

– Да.

Мы замолчали. Самая скверная часть работы детектива – сообщать об убийстве, вот чего они боятся больше всего на свете.

– Я все-таки мог бы воспользоваться твоими услугами в Бофорте.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org