Пользовательский поиск

Книга День смерти. Содержание - 26

Кол-во голосов: 0

– Ты по своей воле его там оставила?

Она покачала головой и сжала ладонями виски.

– С ребенком все нормально?

– Он мой ребенок! Мой!

Такой взрыв эмоций застал меня врасплох.

– Я могу сама о нем заботиться.

Катрин подняла голову, и на каждой щеке блеснуло по слезинке. Она впилась в меня взглядом.

– А кто сомневается?

– Я его мать.

Ее голос дрожал. От чего? От истощения? Страха? Негодования?

– Кто присматривает за Карли?

– Но что, если я ошибаюсь? Если все это правда?

Катрин снова рассматривала скатерть.

– Если что правда?

– Я люблю своего ребенка. Я хочу, чтобы ему было хорошо.

Катрин отвечала не на мои вопросы. Она исследовала собственные закоулки сознания, продолжая давний разговор с самой собой. Только на сей раз на моей кухне.

– Конечно.

– Я не хочу, чтобы мой ребенок умер.

Ее пальцы, дрожа, погладили кисточки на скатерти. Точно так же, как недавно головку Карли.

– Карли заболел? – встревожилась я.

– Нет. У него все отлично, – прошептала Катрин почти неслышно.

На скатерть упала слеза.

Я смотрела на маленькое темное пятнышко в совершенном недоумении.

– Катрин, я не знаю, как тебе помочь. Придется тебе рассказать, что происходит.

Зазвонил телефон, но я его проигнорировала. Из соседней комнаты послышался щелчок, автоответчик, потом сигнал и тоненький голос. Опять щелчок и тишина.

Катрин не двигалась. Похоже, ее не отпускали мучительные размышления. Я чувствовала ее боль сквозь тишину и ждала.

Семь пятнышек темнеют на голубом полотне. Десять. Тринадцать.

Спустя целую вечность Катрин подняла голову. Она вытерла обе щеки и откинула назад волосы, сплела пальцы и осторожно положила руки на скатерть. Дважды прокашлялась.

– Я не знаю, что такое нормальная жизнь, – сокрушенно улыбнулась девушка. – И до этого года не предполагала о своем неведении. – Она опустила глаза. – Наверное, все дело в Карли. Я ни в чем не сомневалась, пока он не родился. Мне не приходило в голову задавать вопросы. Я получила домашнее образование и знала... – снова улыбаясь, – ...что мои знания о мире сильно ограничены.

Катрин задумалась на мгновение.

– Я знаю только то, что они хотят.

– Они?

Она так крепко сжала пальцы, что побелели костяшки.

– Нам не позволяют рассказывать о делах общины. – Девушка сглотнула. – Они моя семья. Мой мир начиная с восьми лет. Он был моим отцом, и советчиком, и учителем, и...

– Дом Оуэнс?

Катрин заглянула в мои глаза.

– Он замечательный человек. Он все знает о здоровье, и воспроизводстве, и эволюции, и загрязнении, и о том, как удержать духовные, биологические и космические силы в равновесии. Он видит и понимает такое, что мы даже представить себе не можем. Это не Дом. Я доверяю Дому. Он никогда не причинит вреда Карли. Он только пытается защитить нас. Я, правда, не уверена...

Она закрыла глаза и запрокинула голову. Сбоку на шее пульсировала венка. Грудь поднималась и опадала. Потом Катрин глубоко вздохнула, опустила подбородок и посмотрела мне прямо в глаза.

– Та девушка. Которую вы искали. Она жила там.

Я с трудом ее слышала.

– Хайди Шнайдер?

– Я так и не узнала ее фамилию.

– Расскажи мне о ней.

– Хайди присоединилась к общине где-то еще, думаю, в Техасе, а на острове Святой Елены прожила около двух лет. Она была старше, но мне нравилась. Всегда охотно разговаривала со мной и помогала. Она забавная.

Катрин замолчала.

– Хайди приказали зачать от Джейсона...

– Что?

Мне показалось, что я ослышалась.

– Ей назначили в партнеры Джейсона. Но она любила Брайана, парня, вместе с которым присоединилась к общине. Того, с ваших фотографий.

– Брайан Гилберт.

У меня пересохло в горле.

– В общем, они с Брайаном прятались, чтобы побыть вдвоем. – Она уставилась куда-то в пустоту. – Зачав, Хайди сходила с ума от страха, что ребенка не благословят. Она пыталась скрыть беременность, но они все равно узнали.

– Оуэнс?

Катрин снова посмотрела на меня, в ее глазах плескался настоящий страх.

– Не важно. Это всех касается.

– Что?

– Порядок. – Она вытерла ладони о скатерть и снова сложила руки. – Я не могу о нем говорить. Продолжать дальше?

Катрин смотрела на меня, и на ее глаза снова наворачивались слезы.

– Давай.

– Однажды Хайди и Брайан не появились на утреннем собрании. Они пропали.

– Куда?

– Не знаю.

– Оуэнс посылал кого-то на поиски?

Взгляд Катрин скользнул к подоконнику, девушка закусила нижнюю губу.

– И еще. Однажды ночью прошлой осенью Карли проснулся и начал кричать. Я спустилась вниз, чтобы подогреть ему молоко. В кабинете что-то зашуршало, потом заговорила женщина, очень тихо, чтобы никто не услышал. Кажется, она говорила по телефону.

– Ты узнала ее голос?

– Да, она работала у нас в офисе.

– Что она говорила?

– Что все в порядке. Я не стала подслушивать дальше.

– А потом?

– Три недели назад произошло то же самое. Только на сей раз спорили двое. Они по-настоящему разозлились, но из-за закрытой двери я не могла расслышать слова. Там были Дом и та женщина из офиса.

Катрин стерла тыльной стороной ладони слезу со щеки, все еще не решаясь взглянуть на меня.

– На следующий день она исчезла и больше не появлялась. Она и еще одна женщина. Они просто испарились.

– Разве из общины нельзя просто выйти?

Девушка впилась в меня взглядом.

– Она работала в офисе. Наверное, отвечала на те звонки, о которых вы говорили.

Ее грудь вздымалась от попытки справиться со слезами.

– Она была лучшей подругой Хайди. Мой желудок сжался в комок.

– Ее звали Дженнифер?

Катрин кивнула.

Я глубоко вдохнула. "Успокойся ради Катрин".

– А вторую женщину?

– Я точно не знаю. Она не долго с нами прожила. Постойте. Похоже, Элис. Или Энн.

Мое сердце забилось быстрее. О Боже, нет!

– Ты знаешь, откуда она приехала?

– С севера. Или из Европы. Иногда они с Дженнифер говорили на странном языке.

– Думаешь, Дом Оуэнс приказал убить Хайди и ее малышей? Ты поэтому боишься за Карли?

– Вы не понимаете. Дело не в Доме. Он только пытается защитить нас и спасти. – Катрин вглядывалась в меня так, будто пыталась прочитать мои мысли. – Дом не верит в антихриста. Просто хочет увести нас подальше от катастрофы.

Ее голос дрожал, короткие всхлипы прорывались между словами. Катрин встала и подошла к окну.

– Это другие. Она. Дом желает для нас вечной жизни.

– Кто?

Катрин кружила по кухне, как животное по клетке, заламывала руки. По лицу текли слезы.

– Не сейчас. Слишком рано. Только не сейчас.

Мольба.

– Что слишком рано?

– А если они ошибаются? Если космической энергии не достаточно? Если там ничего нет? Если Карли просто умрет? Если мой ребенок просто умрет?

Усталость. Страх. Вина. Такой смеси Катрин не выдержала и затряслась в бесконтрольных рыданиях. Она ушла в себя, больше из нее ничего не вытянешь.

Я подошла к девушке и обняла ее.

– Катрин, тебе надо отдохнуть. Иди приляг, поспи немного. Мы поговорим позже.

Она издала неразборчивый звук и позволила увести себя наверх, в комнату для гостей. Я взяла полотенца и спустилась в коридор за ее рюкзаком. Когда я вернулась, Катрин лежала на кровати: одна рука на лбу, глаза закрыты, слезы стекают по виску на волосы.

Я оставила рюкзак в шкафу и задернула занавески. Когда я затворяла дверь, Катрин тихо заговорила, не открывая глаз и почти не шевеля губами.

Ее слова напугали меня до смерти.

26

– Вечная жизнь? Прямо так и сказала?

– Да.

Я держала телефонную трубку так крепко, что болело запястье.

– Ну-ка еще раз.

– "Что, если они уйдут, а мы останемся? Что, если Карли откажут в вечной жизни?"

Я ждала, пока Ред обдумывал слова Катрин. Поменяв руку, я заметила на пластике пятно от вспотевшей ладони.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org