Пользовательский поиск

Книга День смерти. Содержание - 34

Кол-во голосов: 0

Да! Энджел-Гуардиан.

Через десять световых лет мы уже пересекали реку Святого Лаврентия. Река выглядела неестественно густой, на фоне неба чернели здания Ile des Soeurs. Неоновые вывески не горели, но я знала, что на них написано. "Нортел". "Кодак". "Ханивелл". Так обычно. Так знакомо в мире на закате второго тысячелетия. Жаль, что я еду не к их блестящим офисам, а к ждущему впереди безумию.

Атмосфера в джипе была тяжелая. Райан сосредоточился на дороге, я терзала большой палец. Глазела в окно, избегая мыслей о предстоящих событиях.

Мы ползли по холодному неприступному миру, словно луч жизни по замороженной планете. Дальше на восток льда становилось все больше, предметы теряли очертания и краски. Края таяли, сливались, как части гигантской пластиковой скульптуры.

Указательные столбы, знаки и рекламные щиты онемели, стерлись сообщения и границы. То тут, то там в темноте виднелись струйки дыма, вьющиеся над трубами; если бы не они, город казался бы вымерзшим. Прямо за рекой Ришелье дорога поворачивала, и я увидела перевернутую машину, похожую на морскую черепаху. С бампера и покрышек свисали сосульки.

Мы ехали почти два часа, когда показался знак. Рассветало, небо из черного становилось грязно-серым. Сквозь лед я разглядела стрелу и буквы "...джел-Гуарди".

– Туда.

Райан отпустил педаль газа и повернул. Когда дорога привела нас к перекрестку, надавил на тормоз, и джип, дернувшись, остановился.

– Куда?

Я схватила скребок, вылетела наружу и кинулась к знаку, поскользнулась и ударила колено. Я бежала, а ветер поднимал волосы дыбом и жалил глаза ледяной крошкой. Он свистел в ветвях над головой и со странным треском раскачивал электропровода.

Я била по льду как ненормальная. Постепенно пластик трескался, но я не унималась, пока не доломала его совсем. Потом взяла деревяшку и наконец соскребла лед со стрелки и букв.

Пробираясь обратно к джипу, я поняла, что повредила левое колено.

– Туда, – указала я.

За скребок не извинилась.

Райан повернул, задние колеса заскользили, и мы дико завертелись. Я давила ногой вперед, вцепившись в кресло. Райан справился с управлением, я разжала зубы.

– С твоей стороны тормоза нет.

– Спасибо.

– Это квартал Рувиль. Отсюда недалеко до полиции. Вначале мы поедем туда.

Я не стала спорить, хоть и не хотела терять время. Собираясь в логово зверя, следует позаботиться о подмоге. А в джипе Райана, незаменимом на льду, не было радиосвязи.

Через пять минут я увидела башню. Или то, что от нее осталось. Металл треснул под весом льда, балки и брусья валялись вокруг, будто детали гигантского набора конструктора.

Сразу за рухнувшей башней дорога поворачивала влево. Через десять метров показалась хижина из имбирного пряника, которую описывала Анна.

– Здесь, Райан! Поворачивай!

– Мы делаем по-моему или вообще никак.

Он ехал не останавливаясь.

Я сходила с ума. Убедить его, любым способом.

– Светлеет. Что, если они собираются начать на рассвете?

Накачанная наркотиками беспомощная Гарри наблюдает, как фанатики зажигают костры и молятся своим богам. Или выпускают собак на жертвенных ягнят.

– Вначале надо подстраховаться.

– Мы можем опоздать!

У меня тряслись руки. Я не могла ждать. Моя сестра в десяти метрах отсюда. Я почувствовала, что начала задыхаться, и повернулась спиной к Райану.

Все решило дерево.

Мы не проехали и тридцати метров, когда путь преградила огромная сосна. Она упала, задев трехметровыми корнями провода вдоль дороги. Дальше мы не проедем.

Райан ударил по рулю:

– Ну прямо Иисус Христос в обличье персикового дерева!

– Это сосна.

Мое сердце стучало как бешеное.

Он без улыбки уставился на меня. Снаружи завывал ветер, кидая льдинки в стекла. Райан играл желваками.

– Мы будем делать по-моему, Бреннан. Если я скажу, что ты сидишь в джипе, именно там ты и останешься, ясно?

Я кивнула. Я бы согласилась на что угодно.

Мы развернулись и направились прямо к разрушенной башне. Узкую дорогу завалило деревьями: одни вырвало с корнями, другие сломались пополам. Райан петлял между стволами. По обе стороны арками стояли, склоняясь под тяжестью льда, тополя, ясени и березы.

Деревянный забор начинался как раз за хижиной из имбирного пряника. Райан снизил скорость и осторожно покатил вдоль заграждения. В нескольких местах доски раскололи упавшие деревья. Потом я заметила первое живое существо после Монреаля.

Автомобиль ткнулся носом в сугроб, окутанные облаком выхлопных газов колеса крутились вхолостую. Дверь со стороны водителя открыта, на земле видна нога в ботинке.

Райан остановился и поставил машину на ручной тормоз.

– Оставайся здесь.

Я хотела возразить, но передумала.

Райан вышел и направился к автомобилю. С моего места не было видно, кто там – мужчина или женщина. Когда Райан начал разговаривать с водителем, я опустила стекло, но ничего не услышала. Дыхание Райана вырывалось облачками пара. Через минуту он вернулся в джип.

– Не самый подходящий объект для расспросов.

– Что он говорил?

– Oui и non[37]. Он живет чуть дальше, но этот кретин даже папу римского не заметил бы.

Мы доехали до места, где забор заканчивался дорожкой из гравия. Райан свернул на нее и выключил мотор.

Перед ветхим зданием расположились два фургона и полдюжины машин. Они походили на округлые холмы или замерзших бегемотов у серой реки. Лед падал с карнизов и подоконников, окрашивал стекла в молочный цвет, не давая рассмотреть, что внутри.

Райан повернулся ко мне:

– Теперь слушай. Если мы попали туда, куда надо, нам обрадуются примерно как тараканам. – Он дотронулся до моей щеки. – Обещай, что останешься здесь.

– Я...

Райан прижал пальцы к моим губам.

– Оставайся здесь.

Его глаза сияли ослепляющим голубым светом.

– Черта с два! – сказала я в его ладонь. Он убрал руку и ткнул в меня пальцем.

– Жди в машине.

Райан надел перчатки и вышел в буран. Когда он захлопывал дверцу, я уже искала свои варежки. Подожду две минуты.

То, что происходило дальше, запомнилось отрывочными образами, перепутанными во времени. Я видела все, но мозг отказался воспринимать картину целиком, только разложил фрагменты в отдельные ячейки памяти.

Райан уже сделал несколько шагов, когда послышался выстрел. Его тело дернулось, руки взметнулись вверх, он начал поворачиваться. Новый выстрел, и снова спазм. Потом Райан упал на землю и застыл.

– Райан! – закричала я, распахивая дверцу.

Когда я выпрыгнула наружу, боль пронзила ногу от коленки.

– Энди! – призывала я его недвижимую фигуру.

Потом в голове взорвалась молния, и меня поглотила ледяная тьма.

34

Сознание пришло тоже вместе с темнотой. Темнотой и болью. Я медленно села, не в состоянии разглядеть что-либо вокруг. Яростная боль пронзила череп, меня чуть не стошнило. Снова боль, когда я села на корточки и нагнула голову к коленям.

Через мгновение тошнота прошла. Я прислушалась. Только стук моего сердца. Я посмотрела на руки, но они потерялись в темноте. Вдохнула. Гниющее дерево и мокрая земля. Я осторожно протянула ладонь.

Я сидела на земляном полу. Сзади и с обеих сторон – стены из неотесанных круглых камней. В дециметре от моей головы начинался деревянный потолок.

Дыхание стало коротким и отрывистым, я пыталась побороть панику.

Я в ловушке! Надо выбираться!

Неееееет!

Крик звучал лишь в моей голове. Я не совсем потеряла над собой контроль.

Я закрыла глаза и стала дышать реже. Сцепив руки, попыталась сосредоточиться на чем-то одном.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

Паника медленно рассеивалась. Я встала на колени и протянула руку вперед. Ничего. От боли в левой коленке брызнули слезы, но я поползла в чернильную пустоту. Полметра. Два. Четыре.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org