Пользовательский поиск

Книга Холодная песня прилива. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

— Нет! — возмутилась я. — Немного покрутилась на шесте, больше ничего. Хотела проверить, как у меня получается в туфлях.

— И как?

— Научусь. Поначалу неудобно, особенно перевороты. В обуви ноги становятся тяжелыми.

Мне представилась эта картинка, час тому назад: Дилан сидит у сцены и смотрит на меня. Лицо без всякого выражения, ждет, когда я закончу и он сможет вернуться к делам, которыми занимался до того, как я позвонила в дверь.

— А чем он занимается в клубе?

— Кто?

— Дилан. Тоже швейцар или охранник?

— Нет. Иногда он становится на двери: когда народу мно-го, даже начальники встают, если есть надобность. Нет, Дилан работает на Фица, он не служит в клубе. Он уже давно с Фицем.

— Зачем он Фицу?

Кэдди пожала плечами и снова повернулась к бармену лицом, заулыбалась, выманивая еще одну порцию.

— Я так понимаю, делает за него грязную работу.

Глава 12

От Джоанны я пошла в офис марины проверить почту. Дождь закончился, улыбалось солнышко. День почти что теплый.

Кэм был на месте, он задрал ноги на стол и беседовал с Морин. Морин стояла в дверях, скрестив руки на груди. Они часто вели такие беседы: Морин на что-нибудь жаловалась, Кэмерон утешал ее, но ничего не предпринимал, и все шло своим чередом.

— Говорю тебе, делай что-нибудь, не сиди тут.

— А тебе говорю: надо собрать информацию. За день я эту проблему не решу.

Я повернула ключ, открыла почтовый ящик. Только тут Морин заметила меня:

— А, Дженевьева! Вот скажи: нам ведь нужны ворота с замком, ты согласна?

— Э… ну, я…

— После того, что случилось. Или нам ждать, пока нас всех не зарежут прямо в постели, как ту бедняжку?

— Ее не в постели зарезали, — услужливо напомнил Кэмерон.

Ящик, как обычно, был забит мусором. Бесплатные газеты. Реклама пиццы, а ведь я приклеила на ящик знак «только почта». На всякий случай я просеяла эту кипу, вдруг что-то нужное затесалось.

— Не понимаю, чего ты споришь, — продолжала Морин, возвышая голос. — Самое простое и разумное дело. Господи боже, мало, что ли, мы платим? Обеспечь нам хотя бы минимум безопасности. А тот мужчина вчера! Это уж последняя капля!

— Какой мужчина? — вмешалась я.

Морин снова обернулась ко мне:

— Вчера вечером Пэт видела на парковке мужчину постороннего. Она позвонила в полицию, но, пока те приехали, уже стемнело, а его и след простыл.

— Как он выглядел?

— Она его толком не разглядела. Торчал неподалеку от офиса, болтался там зачем-то — ясно же: недоброе на уме.

— Может, журналист? — предположил Кэмерон.

— Плевать, кто он такой! — взорвалась Морин. — Факт тот, что он был там, где ему быть не положено! Сделай нормальные ворота, и не будут околачиваться тут всякие.

— А что сказали полицейские? — спросила я. — Не пытались его разыскать?

— Не думаю. Покрутились тут с четверть часа, потом сказали, что ночью последят. Этого недостаточно, однако чего еще от них требовать?

— Свет я починил, — вставил Кэмерон. — И смотрю, какие есть предложения по воротам. Это не дешевое удовольствие, знаешь ли.

— Безопасность стоит денег, — произнесла Морин.

У Кэмерона зазвонил мобильный, и я подумала, что на том разговору и конец, но Морин не трогалась с места. Пока он обсуждал с кем-то аренду подъемного крана, чтобы провести осмотр корпуса, Морин решила заняться мной.

— Надо составить общее заявление, — сказала она.

— Заявление? Кэмерону?

— Чтоб поставил нормальные ворота!

На том я их и покинула, сделав вид, будто не заметила умоляющего взгляда Кэмерона. Когда я заперла ящик, Кэм повернулся в кресле так, чтоб смотреть не на Морин, а в стену.

На понтоне кот Освальд грелся на солнышке, слегка помахивая кончиком хвоста. Глаза полуприкрыты, но, пари держу, он следил за чайкой на крыше «Джин из Скэрисбрика». Когда я подошла ближе, чайка улетела, а Освальд подбежал и стал тереться о мои ноги — так он приветствовал каждого. Я почесала ему голову.

— Привет, дружище, — сказала я. — Скоро обед?

Он проводил меня до «Мести» и уселся перед сходнями, изогнувшись так, чтобы основательно вылизать себе лопатки.

В салоне даже в этот солнечный день было прохладно. Я поставила чайник на огонь и включила радио — пусть болтает.

Значит, Пэт видела накануне вечером мужчину возле офиса. Уж не Дилана ли? Может быть, потому-то он и не смог поговорить вчера со мной, только успел набрать номер. Может быть, он выжидал подходящего момента, чтобы подняться на борт, но Пэт позвонила в полицию и спугнула его?

Больше я не приходила в «Баркли» тренироваться. Я привыкла к этой работе, а также привыкла и ходить, и танцевать на шпильках. Научилась зарабатывать деньги быстро и чисто и поняла, что, если стану хорошей танцовщицей, скоро приумножу свои сбережения.

Почти сразу стало ясно, что в танце у шеста я одна из лучших. Кэдди тоже была хороша, но у нее лучше получался танец на коленях. Многие девицы вовсе не старались освоить танец у шеста, они попросту ходили вокруг него, извивались, прижавшись к нему спиной, да исполняли самые легкие крутки.

Настоящие деньги зарабатывались танцами на коленях и в ВИП-зоне, поэтому для большинства девушек танец у шеста был пустой тратой времени, разве что давал возможность сверху высмотреть постоянных клиентов и устремиться к ним, едва доиграет музыка.

Но для меня гвоздем программы стал шест, и по мере того, как моя уверенность в себе росла, я отваживалась на все более рискованные трюки. Некоторые девицы крутили пальцем у виска, но мой танец привлекал внимание, и мне легче стало общаться с клиентами после выступления. Танец на коленях тоже стал получаться, но тут я высот не достигла, так что повышала шансы на приватный танец, поражая клиентов своим искусством у шеста.

Через две недели после того, как я устроила себе дополнительное занятие, я снова увидела Дилана в клубе. Началось мое первое выступление, я разогревалась, покачиваясь и извиваясь, ожидая, когда музыка вступит на полную мощность и пошлет меня карабкаться и вращаться, высматривая с высоты клиентов побогаче. И высмотрела его: он сидел в глубине одного из ВИП-кабинетов. Я потому и заметила Дилана, что он смотрел на меня, и лишь потом разглядела рядом с ним Фица, болтавшего с другим парнем, по правую от него руку, — это был тот самый мужик с татуировкой на шее, который открыл мне дверь в самый первый раз, когда я пришла на просмотр. Там сидело еще несколько человек, на столе красовались бутылка водки и початые бутылки шампанского в ведерках со льдом.

Фица я не видела с того первого раза.

Мне хлопали, а когда я поднялась доверху и перевернулась вниз головой, послышались радостные клики — ждали небось, что я свалюсь. Так, вниз головой, я выполнила несколько шпагатов. Любимый публикой номер. Из постоянных клиентов я более всего рассчитывала на человека по имени Карим, с которым познакомилась в прошлую пятницу. Он провел со мной весь вечер в ВИП-зоне, рассказывал про свой бизнес и требовал одну бутылку шампанского за другой, не замечая, что сам же его и потребляет. Прощаясь, он обещал заглянуть снова.

Когда музыка замедлилась и я перешла ко второму танцу, тому, в котором надо раздеваться, на меня смотрели уже и Фиц, и его спутники. Я заметила, как Дилан что-то сказал Фицу и тот кивнул.

Из другого ВИП-кабинета мне с энтузиазмом аплодировала кучка парней в костюмах, а две сидевшие с ними девицы надулись. Я послала им воздушный поцелуй и, когда песня закончилась, подхватила с полу одежду и убежала переодеваться.

Через минуту я вернулась, но одна из тех девчонок уже сдалась и отправилась искать свое счастье у барной стойки. Я проплыла мимо Фица и Дилана, ощущая на себе их взгляды, и опустила руку на плечо ближайшего ко мне и самого пьяного из всей компании гостя.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org