Пользовательский поиск

Книга Присягнувшие тьме. Содержание - 35

Кол-во голосов: 0

– И они были счастливы в браке?

Рыбак захлопнул сундучок:

– Да, как ни странно. По крайней мере, поначалу. Поженились они в восьмидесятом году. Потом родилась Манон. И все пошло наперекосяк. Фредерик спивался, а Сильви горбатилась в одной мастерской, работала на такие фирмы, как «Ролекс», «Картье», «Жеже Ле Культр» – в общем, самые известные. Собирала драгоценные часы для арабских принцев и банкиров. Единственным, что их связывало, была дочь. Они в ней души не чаяли. А камнем преткновения стали родители мужа. Сильви они никогда на дух не переносили. После смерти Фредерика они даже попытались отнять у нее Манон. Но только зубы обломали. Со всем своим богатством они ничего не могли поделать. У матери была безупречная репутация.

– А почему после гибели Манон Сильви не уехала из этих мест? Расследование, слухи, обвинения, воспоминания… Почему она не попыталась укрыться от всего этого? Ведь теперь ее ничто не удерживало в Сартуи.

Шопар снова наполнил свой стакан:

– Все этого и ждали, но никто не мог на нее повлиять. К тому же она только что купила старый дом, очень известный в наших местах: «Дом с часами». Его строили несколько поколений знаменитых часовых мастеров. Для Сильви это была настоящая победа: она открыла собственное дело, заперлась в доме и копалась в своих механизмах. Дела ее шли в гору, несмотря на постигшее ее несчастье, несмотря на враждебное отношение окружающих.

– Враждебное?

– В Сартуи Сильви никогда не любили. Жесткая, одаренная, высокомерная. А главное, чужая. Она приехала сюда из Лотарингии. Когда в 80-х здесь был экономический спад, она нашла работу по ту сторону границы. Окружающие сочли это изменой. Не говоря уже о том, что после смерти девочки полгорода считали ее убийцей. Даже несмотря на алиби.

– Что за алиби?

– Когда произошло убийство, ей в больнице Сартуи удаляли кисту на яичнике.

Шопар поднялся, прихватил свои удочки и сундучок. Я предложил свою помощь. И он сунул мне в руки обе корзинки для рыбы. Я пошел по тропинке следом за ним.

– По-вашему, оба убийства как-то связаны между собой?

– Нет, это одно дело. И убийца один и тот же.

– Но насколько мне известно, они были убиты по-разному…

– Между двумя убийствами прошло почти четырнадцать лет. За это время вполне можно усовершенствоваться, не так ли?

Я пошел быстрее, чтобы идти рядом с ним.

– Но какой у него был мотив? За что он так ненавидел семью Симонис?

– В этом, сынок, и состоит ключ к разгадке. В любом случае нельзя раскрыть убийство Сильви, не разобравшись в обстоятельствах убийства Манон.

– Вы можете мне в этом помочь?

– Спрашиваешь. Целый год я каждую неделю писал об этом убийстве. У меня все сохранилось.

– Можно мне взглянуть?

– Считай, что ты уже начал, сынок!

35

«Курье де Юра», 13 ноября 1988

СМЕРТЬ В САРТУИ

Жуткая трагедия потрясла прославленный город часовщиков, расположенный в верховьях реки Ду. Вчера, 12 ноября 1988 года, около семи часов вечера в канализационном колодце рядом с городской станцией очистных сооружений было найдено тело восьмилетней Манон Симонис. По мнению прокурора города Безансона, речь, несомненно, идет об убийстве.

В 16.30, как обычно, Мартина Скотто к концу занятий пришла за Манон в школу. Девочка с няней дошли пешком до поселка Король, на окраине Сартуи, где живет мадам Скотто. Было 17 часов. Съев полдник, Манон пошла на детскую площадку, расположенную под окнами квартиры няни. Через несколько минут Мартина Скотто решила проверить, как там девочка играет с друзьями. Но Манон на площадке не оказалось, и никто ее там не видел.

Женщина бросилась на поиски: искала на лестницах, в подвалах, потом на стоянке машин, расположенной в ста метрах выше по склону холма. Безрезультатно. В 17.30 Мартина Скотто обратилась в жандармерию.

Поиски продолжались уже в сумерках. Вначале жандармы прочесали район радиусом пятьсот метров. 18.30 – из Морто прибыли еще две бригады, и район поиска расширился до километра. К жандармам присоединились добровольцы из местных жителей.

В 19.20 под проливным дождем тело Манон было наконец обнаружено в одном из колодцев очистной станции, расположенной в северной части города у придорожного холма Роз с распятием наверху. Это место находится всего в семистах метрах от поселка Король. Предварительное обследование показало, что глубина колодца составляет пять метров и вода заполняет шахту только наполовину. Однако у девочки не было ни малейших шансов спастись, поскольку колодец слишком узкий, чтобы плавать, а вода ледяная. Когда спасатели подняли тело Манон на поверхность, зрачки у нее уже не реагировали, а сердце не билось. Температура тела опустилась ниже 25 градусов. Все было кончено.

Окружной прокурор отказался давать какие-либо комментарии. Нам известно, что в ту же ночь жандармы допросили Мартину Скотто. Сегодня утром следственная группа жандармерии продолжила осмотр места преступления.

Вся область переживает случившееся. Все вспоминают о другом, столь же гнусном убийстве, совершенном недалеко от Юра четыре года назад: о деле Грегори Вильмена. Преступление так и не было раскрыто. Можно ли смириться с тем, что столь чудовищное деяние вновь совершилось в наших краях? Несмотря на молчание прокуратуры, создается впечатление, что у жандармов уже есть весомые улики. Судебный следователь обещал в ближайшие часы сделать новое заявление. Нам остается надеяться на быстрые результаты. И хотя уже ничего не исправишь, столь гнусная жестокость должна, по крайней мере, быть наказана!

Я оторвал глаза от экрана – Шопар пронумеровал все свои статьи. Их было около сотни, и они охватывали период с ноября 1988 до декабря 1989 года. Я уже все бегло проглядел и теперь сосредоточился на основных поворотах расследования.

Я закурил свой «кэмел». Журналист разрешил мне курить в его берлоге, расположенной на втором этаже. Кабинет, обшитый пихтой, книжный шкаф, заваленный грудами коробок, стопками книг и газет. Был еще подсвеченный столик, едва видный из-под слайдов. Настоящее логово репортера отдела происшествий, который вечно с опозданием дописывает книгу или материал.

Я встал и открыл окно, чтобы комната окончательно не пропахла табаком. Шопар жил в бетонном флигеле без каких-либо украшений. Терраса, крытая рубероидом, слева нависала над дорогой, а справа выходила в запущенный сад. В траве валялся сдутый пластиковый бассейн, дырявые шины и складные стулья.

Я оставил окно открытым и снова погрузился в чтение.

«Курье де Юра», 14 ноября 1988

ДЕЛО СИМОНИС: ВЕДЕТСЯ РАССЛЕДОВАНИЕ

Столкнувшись с жестокостью, с которой было совершено убийство Манон Симонис, Сартуи за несколько часов превратился в военную крепость. Вчера, 13 ноября, из Безансона и Понтарлье прибыли еще три бригады жандармов. Во второй половине дня прокурор объявил, что судебным следователем назначен Жильбер де Витт, а расследование поручено майору Жан-Пьеру Ламбертону из Отдела оперативных расследований Морто. «Два опытных специалиста, уже давно и успешно работающие в нашем районе», – добавил он.

Однако его коммюнике было кратким, ничего нового о ходе расследования сообщено не было. Ни слова о протоколе вскрытия и показаниях свидетелей. Прокурор также не назвал основные версии, выдвинутые жандармами. Подобная секретность, конечно, похвальна, однако жители Сартуи имеют право на информацию.

В «Курье де Юра» проводится собственное расследование. Удалось узнать, что Сильви Симонис перенесла операцию и вчера утром покинула больницу. Никто не знает, где она с тех пор находится: в доме пусто.

Показания Мартины Скотто ничего не дали. Все окутано тайной: почему никто не видел Манон на игровой площадке? Возможно, она вышла через другой выход? Почему и, главное, с кем она отправилась к очистным сооружениям? Манон была нелюдима и никогда не пошла бы с незнакомцем. Вот почему жандармы сузили круг подозреваемых до ближайшего окружения девочки.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org