Пользовательский поиск

Книга Присягнувшие тьме. Содержание - 44

Кол-во голосов: 0

Я прошел во вторую кабинку. Звук сочившейся откуда-то воды смешивался с шелестом листьев. Здесь были другие иероглифы: «САБИНА ЦЕЛУЕТСЯ С КАРИМОМ», «ТРАХАТЬСЯ!»… Рисунки членов и женских грудей перекрывали надписи. Очевидно, туалеты, помимо прочего, помогали школьникам избавиться от комплексов.

Третья кабинка. Выходя из нее, я думал, что моя идея была абсурдной. Но, толкнув следующую Дверь, я остолбенел. Между двумя трубами чьей-то неловкой рукой было нацарапано:

МАНОН СИМОНИС, ЗА ТОБОЙ ГОНИТСЯ ДЬЯВОЛ!

Такого я не ожидал. Я надеялся найти хотя бы имя, намек. Я бегом пересек площадку и поднялся на второй этаж. Директриса была в своем кабинете.

– Вы меня за дурака держите?

Она так и подскочила. С опрыскивателем в руках она ухаживала за комнатными растениями.

– Я только что был в туалете во дворе. Там на стене написано имя Манон Симонис.

– Написано? В туалете?

– Почему вы мне солгали?

– Представьте себе, вот уже десять лет я прошу выделить средства на ремонт этих…

– К чему эта ложь?

– Я… Мне позвонили. И предупредили о вашем приходе.

– Кто?

– Жандарм. Сначала я не поняла, но он сказал, что придет полицейский высокого роста и будет спрашивать о Манон. Он велел мне отослать вас как можно решительнее и без разговоров.

Такой ответ меня успокоил. Сарразен, как я и предполагал, предупреждал мои действия.

– Садитесь, – приказал я. – Я отниму у вас всего несколько минут.

– Мне надо полить цветы. Я могу отвечать стоя.

– Я не осуждаю капитана Сарразена, – сказал я. – Дело Симонис – деликатное дело.

– Вы приехали из Парижа?

Я чувствовал, что она готова поверить тем небылицам, которые я уже испробовал на Марилине Розариас.

– К нам обращаются, если расследование приобретает религиозный оттенок. Секты, ритуальные убийства. Обычные следователи не любят, когда мы вмешиваемся в их работу. У нас свои методы.

– Понимаю. Так Сильви Симонис была убита? Это официальное заключение?

– Ее гибель привлекла внимание к первому расследованию, – уклонился я от прямого ответа. – Когда Манон здесь училась, вы уже руководили этой школой?

Мадам Бон нажала на ручку опрыскивателя и выпустила целое облако водяных брызг. Я повторил свой вопрос.

– В то время я работала здесь простой учительницей, – сказала она. – Манон даже училась в моем классе.

– Какой она была?

– Живой, озорной. Даже слишком. Ее характер никак не сочетался с ангельским личиком.

– А я считал, что это была застенчивая, замкнутая девочка.

– Так все думали. А на самом деле она была легкомысленной. Всегда готова выкинуть шалость. Иногда даже опасную.

– Вы говорите – опасную?

– Она не знала удержу. Настоящая сорвиголова.

Такое откровение меняло всю картину похищения.

– Она могла пойти с незнакомым человеком?

– Этого я не говорила. Вместе с тем она была пугливой.

– Как бы вы охарактеризовали ее отношения с Тома Лонгини?

– Они были неразлучны.

– Но ведь он был старше ее на пять лет!

– Дети из начальной школы и коллежа играли в одном дворе. А потом они встречались на игровой площадке в Короле.

– Следователи считали, что в тот вечер Манон могла уйти только с Тома. Вы с этим согласны?

Она замялась, потом снова принялась за опрыскивание. От растений поднимался запах влажной земли, одновременно свежий и зловещий. Я подумал о кладбищенской земле, в которую когда-нибудь ляжет каждый из нас.

– Они были не разлей вода, что правда, то правда. С Тома Манон пошла бы без колебаний.

– Вы придерживаетесь этой гипотезы?

– Они могли пойти на очистные сооружения, затеять игру, которая плохо кончилась…

Я должен найти этого Тома Лонгини во что бы то ни стало!

– Если предположить несчастный случай, – продолжал я, – то как объяснить анонимные угрозы?

– Может, совпадение. У Сильви Симонис было много врагов. Только к чему ворошить все это четырнадцать лет спустя?

– А здесь, в школе, вы не получали странных звонков?

– Да, однажды. Звонил мужчина. И сказал, что у него самый большой в мире член и он мне его засунет глубже некуда.

Я чуть язык не проглотил: мадам Бон произнесла это совершенно нейтральным тоном. И добавила с явным разочарованием:

– Но что-то он не торопится.

Я опешил. Она взглянула на меня исподтишка и улыбнулась:

– Простите меня. Это была шутка.

Я сменил тему:

– Вы знаете «дом с часами»?

– Конечно. Сильви тогда туда только переехала.

– А вам известна его история? Легенда, которую о нем рассказывают?

– Да, как и всем.

– В школьном туалете на стене вырезана надпись: «Манон Симонис, за тобой гонится дьявол!» Как вы считаете, почему?

– Среди учеников ходили слухи.

– Какого рода?

– Поговаривали, что дьявол преследует Манон.

– Какой дьявол?

– Понятия не имею.

– А почему так говорили?

– Детские россказни. Не знаю, ни с чего это началось, ни что это значило.

Она сконфуженно улыбнулась. Я догадался, что эта женщина, как и все, кто так или иначе сталкивался с Манон, жила с постоянным чувством вины. Можно ли было предотвратить убийство? Избежать его? Она прошептала:

– Задним числом судить легко, не так ли?

Я вспомнил коттедж «Сирень» и допущенную мною ошибку, которая стоила жизни двум девочкам, а третью сделала сиротой. Но в жизни, полной событий, нет места сожалениям. И вместо того чтобы по-христиански выразить ей сочувствие, я просто поблагодарил ее и удалился.

На лестнице я первым делом проверил автоответчик мобильного. Ни одного сообщения. Чем там занимаются Фуко, Свендсен и Счетчик? О чем они только думают?

11 часов

Стефан Сарразен и не ждал меня на пороге школы, но я шкурой чувствовал его незримое присутствие в городе: казалось, он того и гляди вышвырнет меня прямо на шоссе. Я бросился к своей машине и с места рванул в направлении Короля.

44

Солнце выманило на лужайки целые семьи с мини-холодильниками, бутылками пива и картонными тарелками. Детишки резвились на площадках для игр. Родители беззаботно жевали. Позади виднелись дома поселка Король с белыми стенами и красными ставнями, очень похожие на конструктор «Лего».

Я оставил машину на стоянке у шоссе и спустился по склону. Чтобы не мешать отдыхающим, я проскользнул за живую изгородь, окружавшую первое здание, и направился к дому № 15, в котором жила Мартина Скотто, кормилица Манон.

Тесный подъезд, полумрак, домофона нет, только список жильцов на стене. Нужное мне имя нашлось на третьем этаже. Поднявшись по лестнице, я позвонил в дверь. Мартины не было дома. Может, она тоже вышла погулять? Но как я ее узнаю? Однако не это меня огорчало, за время пути мое возбуждение улеглось. Я топтался на месте, а времени оставалось всего ничего.

И тут у меня в кармане зазвонил мобильник.

Счетчик. Вот не думал, что он позвонит первым.

– Нашел что-нибудь?

– Еще бы! Сильви Симонис регулярно делала денежные переводы. Думаю, один из получателей вполне может быть тем, кого ты ищешь. Деньги перечислялись раз в три месяца на счет в Швейцарии.

– И давно?

– Да порядочно. С октября восемьдесят девятого, по пятнадцать тысяч франков каждые три месяца. Сейчас – по пять тысяч евро и по-прежнему раз в три месяца.

На радостях я стукнул кулаком по стене. Стрелял наугад, а попал точно в яблочко. Выходит, после провала расследования и неудачи с Моразом, Казвьелем и Лонгини Сильви решила действовать сама и наняла частного сыщика. Детектива, который работал на нее более десяти лет!

– Фамилию получателя узнал?

– Нет. Деньги переводились на анонимный счет до востребования.

– Можно рассекретить счет?

– Да запросто. Надо только предъявить международный ордер на обыск и конкретные доказательства того, что деньги, о которых идет речь, получены незаконным путем.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org