Пользовательский поиск

Книга Присягнувшие тьме. Содержание - 45

Кол-во голосов: 0

– Вот дерьмо!

– А откуда эти деньги? – спросил Счетчик.

– Полагаю, из ее собственных доходов. Сильви Симонис – часовщица.

– Тогда лучше забудь об этом, дружище.

– А по-другому нельзя?

– Посмотрим. Думаю, на анонимном счету эти денежки хранились недолго. Получатель переводил их на другой счет, открытый на чье-то имя.

– А ты можешь проследить за переводом?

– Попробую. Только если он явится за своими деньгами сам – пиши пропало.

Я поблагодарил его и отключился. Спустился на первый этаж, стараясь не думать о том, что Сильви могла просто уклоняться от налога или выплачивать ренту какому-нибудь дальнему родственнику. Я нутром чуял, что попал в точку: она платила частному детективу. И у него материалов должно быть выше крыши. И возможно, он знает, кто убийца!

Я остановился перед стеклянной дверью подъезда. Снаружи по стриженым газонам разливались нега и радость жизни. Усатые мужчины в спортивных костюмах, женщины в длинных облегающих брюках и ярких футболках. Ребятишки резвились на спортивных снарядах. Весь этот маленький мирок жарился на солнце, как колбаски на вертеле.

Я опять набрал номер Фуко. Он ответил почти сразу.

– Фуко? Это Дюрей.

– Мат? А мы как раз о тебе говорили.

– С кем?

– С женой. Мы с сынишкой в парке Андре-Ситроен.

Я ушам своим не верил: с самого утра я тут жду новостей, а этот придурок преспокойно отправился на прогулку!

Но я подавил гнев, вспомнив о Люке, который шантажом добивался послушания своих сотрудников.

– У тебя есть для меня новости?

– Мат, такое понятие, как воскресенье, тебе знакомо?

– Сожалею.

Сыщик засмеялся:

– Нисколько не сожалеешь. И я тоже. Ты звонишь насчет Лонгини? Этот парнишка – человек-невидимка.

– Ты узнал его новую фамилию?

– Нет. Префектура Безансона всячески препятствует поискам. У Службы безопасности ничего нет. Зато в Службе криминалистического учета на него заведено специальное досье.

– Что ты несешь?

– У жандармов есть закрытое досье. В свое время они помогли ему скрыться.

Выходит, жандармерия приняла сторону парнишки против полицейских и даже помогла ему исчезнуть. Значит, разыскать его не удастся. Я повернулся спиной к стеклянным дверям и медленно пошел по коридору в конец здания.

– Хочешь знать мое мнение? – спросил Фуко.

– Говори.

Я вышел через запасной выход и оказался у подножия крутого склона, поросшего травой. На вершине медленно покачивались ели, сквозь ветви временами просвечивали холодные солнечные лучи. Я прислонился к стене.

– Пока мальчишка был под стражей, полицейские, должно быть, крепко его прижали. Он был в состоянии шока.

– С чего ты взял?

– Он обращался к психиатру.

– Откуда ты знаешь?

– От страховщиков. В то время страховая компания продолжала перечислять деньги по старому адресу семьи. Жандармы их переслали. Кооперативное страховое общество сохранило рецепты, в том числе и оплату консультаций у психиатра.

– Так ты хочешь сказать, что у тебя есть фамилия психиатра?

– А как же – фамилия, имя и адрес.

– И ты только сейчас мне об этом говоришь?

– Я вчера ему звонил. Их новый адрес ему неизвестен и…

– Давай координаты.

Я уже вынул блокнот и приготовился записывать. Фуко промямлил:

– Понимаешь, тут такое дело…

– Что еще?

– У меня их при себе нет… Я же в парке…

– Даю десять минут, чтобы добраться до Конторы. Выполняй.

Фуко уже собирался прощаться, когда я спросил:

– Погоди. А что там с поисками похожих убийств?

– Ничего.

– Даже на уровне страны?

– На мой запрос никто не отозвался. В поисковой системе нет ничего даже близко похожего на твое убийство. Мат, он убил впервые.

– У тебя осталось девять минут.

Я отключился и позвонил Свендсену. Эксперт ответил тут же, и меня сразу охватило предчувствие удачи.

– Мои люди работают. Но пока ничего нового.

– Я звоню по другому поводу.

Врач вздохнул, изображая безграничную усталость:

– Слушаю тебя.

– Фуко не находит ни одного убийства, похожего на наше.

– И что? Может, это его первое убийство.

– А я уверен в обратном. Просто надо применить другие критерии поиска.

– А я-то тут при чем?

– Фуко шел от убийства. А может, надо отталкиваться от тела.

– Не понял.

– Ты же сам говорил: в данном случае почерк убийцы – процесс разложения тела, то, что он обыгрывает хронологию смерти.

– Продолжай.

– Рассеянный эксперт мог и не заметить этих несоответствий во времени, исследуя изъеденный червями труп…

– Рассеянный и поддатый.

– Нет. Я серьезно хотел бы начать розыск по всем телам, найденным в состоянии сильного разложения, причем по всей стране.

– За какой период?

– С восемьдесят девятого по две тысячи второй.

– Ты хоть представляешь, сколько за это время найдено жмуриков?

– Так это возможно или нет? Через институты судебно-медицинской экспертизы?

– Немедленно посмотрю у нас, на набережной Рапе, и еще позвоню коллегам, чьи личные телефоны у меня есть. Хотя бы так, до понедельника. В любом случае на это потребуется время.

– Спасибо.

Я отключился и улегся на землю у стены, укрытой черными елями. В перерывах между проблесками света их тени окутывали меня холодом. Я поднял воротник плаща и стал дожидаться звонка от Фуко.

В голове мелькали разные гипотезы, но на деле ни одна не проникала в сознание. Спрятавшись за домом, я чувствовал себя в безопасности. По крайней мере, сюда Сарразен за мной не явится…

45

Телефонный звонок заставил меня вздрогнуть. Я мгновенно проснулся.

– Это Фуко. У тебя есть чем записать?

Часы показывали 14.10. Он добрался до Конторы на Орфевр, 36, и обратно меньше чем за двадцать минут. Неплохо.

– Записываешь?

– Давай!

– Того парня зовут Али Азун. Сейчас он живет в Лионе. Но предупреждаю: он со странностями.

Я записал координаты психиатра и поблагодарил Фуко, а тот пробормотал в ответ:

– Я остаюсь в Конторе. Все равно выходной пропал. Поищу в архивах что-нибудь, хоть отдаленно похожее на это твое убийство. Как знать, может, что и найду. Я перезвоню.

От этих слов у меня потеплело на сердце. Расследование снова сплотило нас. С трудом поднявшись, я вернулся в здание. Набрал номер психиатра. Представился и сразу приступил к делу:

– Я звоню насчет Тома Лонгини.

– Опять? Вчера мне уже звонили по этому поводу.

– Звонил мой заместитель. Мне нужно кое-что уточнить.

После напряженного молчания он заговорил:

– По телефону я не стану отвечать ни на один вопрос. Пока не увижу официального документа. Ваш коллега, как мне показалось, чувствовал себя не очень уверенно. К тому же у жандармов есть полное досье по этому делу. Вам стоит только…

– У нас появились новые факты.

– Какие факты?

– Тома Лонгини может быть замешан в двух убийствах – Манон и ее матери, Сильви Симонис.

– Смешно. Тома не может быть замешан ни в каком убийстве.

Известие об убийстве Сильви не удивило Азуна. Видимо, жандармы уже говорили с ним. Я продолжал:

– Я как раз и звоню затем, чтобы узнать ваше мнение о его виновности.

Он снова помолчал, потом продолжил более миролюбиво:

– Почему бы нам не перенести этот разговор на понедельник? Вы пришлете мне факс и…

– Речь идет не о поставке шоколада, а об уголовном расследовании. Причем срочном!

Напряжение немного спало.

– Как теперь зовут Тома Лонгини? – спросил я.

– Жандармам это известно. Разве они вам не сказали? А я ничего не знаю.

– Почему мысль о его виновности кажется вам смехотворной?

– Тома не убийца. Вот и все.

– Его же подозревали в смерти Манон.

– Из-за дурацкого усердия ваших коллег. Бедному мальчику здорово досталось в полицейском участке.

– Вот и расскажите о его травме. О его реакциях.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org