Пользовательский поиск

Книга Присягнувшие тьме. Содержание - 51

Кол-во голосов: 0

– Тот, кто любил ее как сестру. Тома Лонгини.

– Вы его нашли?

– Нет, но об этом я позабочусь в первую очередь.

– Почему же он отомстил только через четырнадцать лет?

– Потому что тогда ему было всего четырнадцать. Теперь его план созрел, решимость окрепла. Он обещал вернуться и вернулся.

– Выходит, он тоже опасный маньяк?

Я не ответил и инстинктивно потянулся к пачке сигарет. Но закурить здесь было бы кощунством. В машине повисло молчание.

– Ваша очередь. Что вам удалось узнать?

– Примерно то же, что и вам.

– Так вы согласны с моими выводами?

– Я согласен с тем, что мать виновна в убийстве, но у меня доказательств не больше, чем у вас. Мне так и не удалось ознакомиться с материалами полицейского расследования. Срок давности истек. Хотя, по-моему, судья Витт уничтожил досье.

– Почему?

– Теперь уже не спросишь. Он умер два года назад.

– А насчет убийцы Сильви вы согласны?

– Нет. Это не Тома Лонгини. Исключено.

В голосе чувствовалась уверенность.

– Откуда вы знаете? Вы его нашли?

– Я его никогда не терял из виду.

– Где он?! – закричал я.

– Перед вами.

От удивления я рта не мог раскрыть.

– Тома Лонгини – это я. Я обещал вернуться и вернулся. Обещал довести расследование до конца и стал жандармом. Даже капитаном жандармов в Безансоне. Когда убили Сильви, я добился, чтобы расследование поручили мне.

– А здешние люди знают, кто вы такой?

– Никто не знает.

– Я вам не верю. Этого не может быть.

– Этой смерти Манон не должно было быть. Я так и не смог с этим смириться.

– Так вы всегда знали, что Сильви – детоубийца?

– Подростком я был в этом уверен. Манон боялась: боялась своей матери. Потом стал сомневаться. Теперь я снова в этом убежден.

– Кто же, по-вашему, убил Сильви?

Он ответил не задумываясь:

– Дьявол.

Я улыбнулся. Я вовсе не собирался выслушивать очередные суеверные россказни. Но Лонгини-Сарразен наклонился ко мне:

– Есть кое-что, чего вы не знаете. Основное звено, позволяющее понять все остальное. В Манон действительно вселился дьявол. Он ее избрал.

Это был настоящий заговор. Заговор умалишенных! Я убрал пистолет в кобуру и взялся за ручку дверцы:

– Этого я уже наслушался! С меня хватит.

Сарразен заблокировал дверцу с моей стороны:

– В этом суть всего дела. Имейте же мужество довести его до конца!

У меня пересохло во рту, язык распух, горло заложило.

– Я был с ней, когда все это происходило, – продолжал он. – Мы не расставались. И вдруг она стала совсем другой: настоящий демон.

– А теперь дьявол вернулся, чтобы отомстить, так, что ли?

– Я имею в виду не фавна с головой козла, а темную силу, которая действует через других.

– Через кого же?

– Пока не знаю, но я его найду.

– А есть у вас доказательства?

– Все просто. Дьявол всегда метит свои жертвы. Были и другие убийства с применением насекомых, лишайника и тому подобного.

– Нет. Я провел поиск по всей стране. Во Франции никто никогда не подвергался таким пыткам, как Сильви Симонис. Ни один убийца не применял кислоты или насекомых.

– Во Франции – нет, а в других странах – да.

– Где же?

– В Италии. Зверь нанес удар там. В Катании, на Сицилии. Для него не существует границ.

Сарразен говорил уверенно. Достаточно уверенно, чтобы я снова засомневался. Передо мной опять промелькнула маска Пазузу. Но я тут же одумался. По Европе вполне мог разгуливать убийца, принимавший себя за дьявола. Сарразен добавил:

– Во всяком случае, ваш приятель был со мной согласен.

– Кто?

– Люк Субейра.

– Так вы его видели? Вы с ним знакомы?

– Мы работали вместе. Но он был не такой, как вы. Он верил в дьявола. А вас надо было еще испытать. Поэтому я и дал вам все раскрутить в одиночку.

– До чего докопался Люк?

– До того же, что и мы с вами. После этого он отправился в Италию. И больше не давал о себе знать.

Вспышка озарения, бросившая меня одновременно в жар и в холод, – информация от Фуко: 17 августа этого года Люк ездил на Сицилию, в Катанию.

– Я вот что предлагаю, – сказал Сарразен. – Вы поедете в Италию, а я продолжу поиски здесь. Ведь это ваша идея – работать в паре.

Что ж, тем лучше, если здесь останется мой союзник. Если действительно в Сицилии существует след, я должен идти по нему. Я взялся за ручку:

– Сначала я проверю вашу информацию по Италии. Если все правда, то я согласен.

Я уже открыл дверцу, когда Сарразен схватил меня за руку:

– Прежде чем уезжать, загляните в Богоматерь Благих дел. Туда, где было найдено тело.

– Зачем?

– Дьявол подписался под преступлением.

Я подумал было о распятии, но жандарм говорил о чем-то другом.

– Где мне искать?

– Решайте сами. Все это – посвящение, понимаете?

– Понимаю. У вас есть батарейки?

51

– Pronto?[15]

Я только что набрал номер мобильника Джованни Каллаччуры, заместителя прокурора Милана. Год назад я расследовал с ним убийство римского врача в Париже. Для меня это было убийство, для него – месть и коррупция, а в итоге все вылилось в крепкую дружбу для нас обоих.

– Pronto?

Подбородком я прижал трубку к плечу – дорога все чаще петляла. Порывы ветра приподнимали мою машину над шоссе, а вершины елей клонились в лучах фар. Я быстро приближался к монастырю Богоматери Благих дел.

– Sono[16] Матье Дюрей.

– Матье? Come stai?[17]

В голосе звучали смех и бодрость. Как далек он от моих кошмаров. Я объяснил цель своего звонка особенностями убийства и вероятностью того, что в Сицилии произошло нечто подобное. Итальянский свободно лился из моих уст. Заместитель прокурора рассмеялся:

– Вот уж никогда бы не смог заниматься таким расследованием. Прямо жуть берет. Чего ты хочешь от меня?

– Собери сведения по убийству в Катании.

– Хорошо. В каком году это было?

– Не знаю, но думаю, не очень давно.

– Это срочно?

– Горит!

– Сейчас прямо и займусь. Буду вести поиски из дома…

Я поблагодарил его. И ведь ни слова о том, что сегодня воскресенье и уже девять часов вечера. Ни единого упрека за то, что не звонил целых полгода. Так я понимаю дружбу: никаких обязательств, кроме одного – всегда отвечать «здесь», когда возникнет нужда. Я не отпускал педаль газа, поднимаясь все выше в гору.

Нахлынули воспоминания о моем первом приезде в обитель Богоматери Благих дел: яркие краски гор, буйство водных потоков… Теперь все покрыла тьма. Под порывами ветра угрозы и заросли сплелись в единое целое. Слова Сарразена стучали в мозгу, обрушиваясь на меня на каждом повороте, словно волны на палубу сбившегося с пути грузового судна.

Показался указатель «Богоматерь Благих дел». Я по-прежнему ехал вперед, но о том, чтобы стучаться к миссионерам, а потом еще полчаса идти, не могло быть и речи. Должна быть еще одна дорога – выше, которая ведет прямо на плоскогорье. Через пару километров я заметил тропинку, которая, судя по указателю, шла к скале Рэш.

Я проехал по ухабам еще минут десять, когда слева показалась стоянка из утрамбованного краснозема. Здесь висела табличка: «Гора Рэш. Высота над уровнем моря 1700 километров». Однако я проехал мимо стоянки и чуть подальше остановил машину в траве, инстинктивно соблюдая осторожность. Заглушил мотор, открыл бардачок и вставил в электрический фонарик батарейки, которые мне дал Сарразен.

Стоило мне выйти из машины, как ветер ударил прямо в лицо. Шквальные порывы то срывали с меня плащ, то, наоборот, прижимали его к телу. Согнувшись в три погибели, я шел по тропинке. Она вела к длинной площадке, уставленной столами и деревянными скамейками. Внизу чуть подальше я разглядел долину, которая была мне нужна. Но от нее меня отделяли темные заросли елей.

Я углубился в лес, ориентируясь только по звуку водопада, доносившемуся до меня между завываниями ветра. Густая поросль мешала мне продвигаться вперед, еловые ветви царапали лицо. Терновник цеплялся за ноги. Щебенка хрустела и скатывалась вниз, пока я продирался сквозь кусты.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org