Пользовательский поиск

Книга Присягнувшие тьме. Содержание - 57

Кол-во голосов: 0

Когда передо мной предстала Этна, я остановил машину. Дорога была забита автомобилями, летящими на полной скорости с зажженными мигалками и воющими сиренами, словно наступил конец света.

Над заснеженным вулканом поднимался густой оранжевый отсвет, напоминавший гигантский растекшийся желток. Небо вокруг прорезали раскаленные камни, снопы искр, вулканические бомбы, вылетавшие как из катапульты. И вот по склонам вулкана потекла лава – медлительно, мощно, неотвратимо.

Я смотрел как зачарованный. В этом извержении нельзя было не увидеть предзнаменования. Сам дьявол встречал меня своим дыханием, и я вспомнил отрывок из «Откровения святого Иоанна»:

«Второй Ангел вострубил, и как бы большая гора, пылающая огнем, низверглась в море…»

Среди столбов черного дыма, вырывающегося из кратера, проступала морда. Уродливая пасть Пазузу с оскаленными зубами и кровавыми глазами. В клокотании пара черный ангел строил Рожи и показывал мне язык. Потрескавшийся Угольно-черный язык, лизавший пламя вулкана и манивший меня к себе, чтобы погубить в глубинах кратера.

57

На следующее утро я включил телевизор. Искать новости об извержении вулкана не пришлось – их передавали по всем каналам. Лава продолжала спускаться. По северному склону поток дошел уже до высоты 1500 метров над уровнем моря и разлился вокруг на 400 метров. Пылал сосновый лес Лингваглоссы, самолеты-амфибии «Канадэйр» поливали деревья, пытаясь сдержать пожар. На юге лава разлилась больше чем на километр. Из-за выбросов пепла пришлось эвакуировать жителей Сапьенци. С обеих сторон бульдозеры возводили земляные дамбы, чтобы замедлить движение потока, поливая его края водой, так что они превращались в застывшие каменные стены.

Увиденное потрясло меня. Бесконечные потоки текли по склонам со скоростью несколько метров в секунду. Расплавленная магма извивалась и ползла вперед как огромная змея под треск толченого стекла, иногда взрываясь и выбрасывая в темное небо раскаленные гейзеры.

Было семь утра, но еще не рассвело. Я включил настольную лампу и осмотрел комнату. Она казалась еще теснее из-за рисунка на обоях. Кровать стояла рядом с телевизором, а его задевали занавески на стеклянной двери, вплотную к ванной комнате.

Я вышел на балкон. Моя каморка располагалась на пятом этаже, и отсюда открывался чудесный вид на крыши Катании, четко выделявшиеся на фоне голубой зари. Телеантенны и купола были похожи на копья и щиты армии на марше. Уже залитые светом окна напоминали золотисто-коричневые окошки рождественского календаря.

Я закурил («кэмелом» я запасся в аэропорту) и улыбнулся красоте открывшегося мне вида. В Катании я не бывал, зато был в Палермо. Знал, что Сицилия не просто остров, а особый мир, не похожий на остальную Италию, – патриархальный, величественный и молчаливый. Мир с каменистым привкусом, дикий, обожженный солнцем и яростью.

Я решил позавтракать в городе, чтобы получше освоиться. Первым делом собрал свой второй автоматический пистолет, «глок», который мне пришлось разобрать на части, чтобы незаметно пронести через таможню в аэропорту (на оружие из полимеров рамка металлоискателя не реагировала), и положил его в чехол из черной кордуры.

В холле гостиницы столпились репортеры в полной боевой готовности. Фотографы пробовали аппараты. Операторы вместо боеприпасов набивали карманы аккумуляторами. Журналисты кричали что-то в телефоны, стараясь получить пропуск.

Зато на улице царила тишина. Погруженные в полумрак улочки были перегружены фасадными украшениями, резными дверями и бесчисленными балконами. Кроме этих архитектурных излишеств, улицы были забиты автомобилями, въехавшими на тротуар и тесно стоящими вдоль стен, прямо под табличками, запрещающими стоянку.

Я нашел тратторию с цветными витринами. Черный кофе «stretto» и круассан с повидлом быстро прочистили мне мозги. Прежде всего мне надо попасть в квестуру – полицейское управление. Я рассчитывал, что квестор Микеле Джеппу даст мне более точные данные по делу Джедды и поддержит мою просьбу о встрече с Агостиной в тюрьме «Маласпина». Затем я собирался поискать в архивах газеты со статьями о прошлом сицилийки и об убийстве. Каллаччура что-то такое говорил мне о «личности» и «итальянской истории». Я уже был готов ко всему.

Мне понадобилось не меньше получаса, чтобы отыскать свою машину в хаосе автомобилей и путанице улиц. Найти на сицилийской улице «фиат пунто» с засыпанными вулканической пылью номерными знаками – почти подвиг. Наконец, когда часы пробили половину девятого, я выехал.

Было уже совсем светло. В Катании – городе, где все черного цвета, нет большой разницы между стенами, тротуарами и шоссе. Двигаешься как будто по миру минералов с неясными, расплывчатыми, почти стертыми очертаниями. Лишь иногда из тумана проступал сад, зеленеющий в глубине портика, или статуя Мадонны, покрытая потрескавшейся краской. Я стал припоминать, что читал об этом городе в «Коррьере делла сера» или в «Република», когда жил в Риме. Катания занимала первое место по количеству насильственных преступлений в Италии, а значит, и в Европе. Здесь правила мафия со своими разборками и борьбой за власть. Однажды утром на площади Гарибальди у подножия памятника герою Италии была найдена отрубленная голова весьма уважаемого человека, который кому-то перестал нравиться.

Уличное движение усиливалось. Под нависшим небом в городе царила паника и апатия. Перед каждой церковью собирались верующие, устраивались процессии: люди молились за спасение города. И тут же рядом торговцы с невозмутимым видом сметали пепел с порога своих лавок. То же самое делали и женщины на крышах домов, переругиваясь через улицу.

В девять часов я подъехал к полицейскому управлению. Оттуда в спешке выезжали фургоны. В главном дворе толпились карабинеры с винтовками, покрытыми огнеупорной краской цвета хаки. Я спросил у часового дорогу, и он указал мне на бюро пропусков для прессы. Мне пришлось предъявлять свое удостоверение: я хотел встретиться лично с начальником полиции. Тогда он указал на здание в глубине двора.

На лестнице та же суматоха. Люди бежали, перепрыгивая через ступеньки. От высоких стен отражалось эхо возбужденных голосов. Орал телевизор. В воздухе царило напряжение, которым были заряжены все присутствующие.

Кабинет начальника управления находился на последнем этаже. В этой сутолоке я прошел незамеченным через комнату секретарши и проскользнул в следующую комнату, просторную, как спортзал, с несколькими широкими окнами. В глубине за письменным столом сидел квестор и что-то читал. Я поспешно пересек зал, чтобы он не успел заметить меня, и извлек свое удостоверение.

Он поднял глаза:

– Кто вы такой? И откуда взялись?

Южный акцент. Слова будто перекатываются в горле. Я протянул ему рекомендательное письмо. Пока он читал, я рассматривал его. Широкоплечий, в сизом костюме, походившем на адмиральский мундир. Смуглая лысая голова такая прочная, что выглядит почти угрожающе, глаза под прямыми сросшимися бровями черные, блестящие, как Маслины. Прочитав письмо, он оперся о стол волосатыми руками:

– Вы хотите видеть Агостину Джедду? Зачем?

– Во Франции я занимаюсь расследованием, которое, возможно, связано с этим делом.

– Агостина Джедда…

Он несколько раз повторил это имя, словно оно напомнило ему о еще одной катастрофе, потрясшей город. И снова принялся рассматривать меня исподлобья.

– У вас есть хоть какое-нибудь разрешение проводить расследование на Сицилии?

– Кроме этого письма, ничего.

– И это так срочно?

– Срочнее не бывает.

Он провел рукой по лицу и вздохнул:

– Кажется, вы не в курсе, но Этна, как раз сейчас, пердит нам прямо в рожу.

– Я не мог предвидеть этих… внешних обстоятельств.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org