Пользовательский поиск

Книга Присягнувшие тьме. Содержание - 58

Кол-во голосов: 0

Позади меня открылась дверь. Квестор нетерпеливо махнул рукой. Дверь тут же захлопнулась.

– Агостина Джедда… – Его сумрачный взгляд не отрывался от письма. – Следственное дело находится в Палермо. Следствие проводится там же.

– Мне всего лишь надо с ней встретиться.

– Не нравится мне эта история…

– Да, случай не из приятных.

Он покачал лысой головой:

– Есть во всем этом какая-то тайна. Что-то неразгаданное.

– Так могу я с ней встретиться: да или нет?

Квестор не ответил, он все еще не мог оторвать глаз от моего письма. Казалось, за эти несколько секунд он снова погрузился в дело Джедды. И похоже, ему все это пришлось не по душе. Наконец, он поднял брови и взял ручку:

– Я подумаю, что можно для вас сделать.

– Вы считаете, что у меня есть шанс встретиться с ней… поскорее?

Он нацарапал несколько слов на полях письма.

– Я знаком с начальницей тюрьмы «Маласпина». Но могут вмешаться адвокаты Агостины.

– Их много?

Он мрачно посмотрел на меня, в его взгляде я прочитал снисходительность:

– Кажется, вы знаете дело даже лучше меня.

– Я только что приехал в Катанию.

– Эту женщину защищают лучшие адвокаты Ватикана.

– Но с чего это Папская курия защищает убийцу?

Он снова вздохнул и положил письмо справа от себя, чтобы было под рукой. У меня за спиной опять открылась дверь. На этот раз квестор встал:

– Хорошенько изучите дело перед тем, как встречаться с этим чудом.

Он быстрым шагом пересек комнату. На пороге ждали офицеры. Прежде чем уйти, он бросил мне через плечо:

– Оставьте ваши координаты. Я позвоню вам сегодня. Самое позднее – завтра утром.

58

Облака рассеялись. На синем небе черная зона извержения выделялась особенно четко. Я пошел выпить кофе неподалеку от оперативного штаба карабинеров. По правде сказать, я и сам не знал, что думать об обещании квестора. Есть одна истина: чем ближе к югу, тем легче нарушаются обещания и тем реже держат слово: можно подумать, что две эти ценности тают на солнце.

Я позвонил в телефонную справочную, чтобы узнать адрес главной сицилийской газеты «Ора». Затем сел в машину и проехался по залитому солнцем городу. Осень в полном разгаре. Здесь она была ослепительна, словно покрыта солнечной пыльцой. Эта пыльца над сумрачным городом напоминала глазурь на шоколадном пирожном. Катания – черно-белый город, где лава и солнце не только сталкиваются и противостоят друг другу, но еще и перекликаются бесконечными отблесками и раскаленными брызгами.

Уличное движение все еще было затруднено. Заграждения перекрывали проезд на север; уборочные машины, сметая пепел с шоссе, тащились с черепашьей скоростью. В пробках разыгрывались сценки, достойные традиционной комедии дель арте. Из машин по пояс высовывались водители и осыпали бранью карабинеров, а те в ответ отдавали им честь.

Я нашел редакцию газеты «Ора» на улице Санта-Мария-де-ла-Салетте. Здание больше смахивало на сенат или дворец правосудия, чем на современное издательство. По местному обычаю припарковался где придется и вошел в высокие двери. Архив находился в подвальном помещении. Направляясь к лифтам, я то и дело сталкивался со стайками журналистов, в спешке покидавших редакцию.

В подвальном этаже, напротив, царил покой. Стены застекленного зала были заставлены металлическими каталожными ящиками, битком набитыми крафтовскими конвертами. В центре была стойка с подсвеченными экранами и компьютерами. В этом темном зале я вновь окунулся в ту атмосферу, которую так часто смаковал в архивах, куда меня приводили расследования или изыскания, касавшиеся гуманитарных миссий. Все то же ощущение подвала и пыли, дремлющих тайн, в которых едва билось сердце рубрики происшествий. Секреты человеческой души…

Архивариус пришел мне на помощь. Я мог вести поиски с любого экрана по темам, именам и датам, программа укажет мне, в каком ящике хранится документ. А затем нужно было углубиться в бумажные дебри.

Я набрал имя Агостины Джедды. В строке «дата» появился 2000 год. Через несколько секунд компьютер выдал еще одну дату – 1996, затем – 1984. Что же могло случиться с Агостиной, которой в ту пору было всего двенадцать лет, чтобы «Ора» посвятила ей целую серию статей?

Я начал с самого начала и обнаружил в каталожном ящике большой конверт за 1984 год, отнес его на стойку и спросил у архивариуса, сидящего за своим столом, могу ли я курить. Против всякого ожидания, он ответил мне широкой улыбкой. Зажав во рту сигарету, я открыл конверт. В нем было несколько вырезок из газеты и фотографии хрупкой девчушки. На некоторых снимках она лежала на больничной койке. Едва прочитав заголовки статей, я понял, на что намекали Каллаччура и квестор. Мужеубийца была необычной Женщиной.

Агостина Джедда когда-то чудом исцелилась. И это чудо произошло в Лурде.

«Ора», 16 сентября 1984
ЧУДО В КАТАНИИ
В двенадцать лет она за одну ночь исцелилась от смертельной гангрены!

Наш город славится невероятными историями и необыкновенными людьми, превратившими Катанию в одну из жемчужин Сицилии. История Агостины Джедды вновь подтвердила это правило. Да, в нашем городе все еще случаются чудеса!

Агостина Джедда была самой обычной девочкой, дочкой столяра из Патерно, пригорода Катании. Способная и прилежная ученица, она хорошо училась в школе.

Но однажды, в один из воскресных дней 1984 года, все пошло прахом. Играя со сверстниками, в то время как их родители отдыхали на пляже в Таормине, Агостина упала с десятиметровой высоты и потеряла сознание. Девочку сразу же увезли в Ортопедическую клинику при Университете Катании – у нее был перелом обеих ног, но ни одна из травм не угрожала жизни.

В больнице ей наложили гипс и через пять дней отправили домой. Но через две недели она стала жаловаться на боль, в ногах началось нагноение. Ее снова госпитализировали. Гипс немедленно сняли и обнаружили, что началась гангрена.

Врачи заговорили об ампутации. София, мать Агостины, пришла в ужас. Отец со своей стороны потребовал объяснений. Однако врачи не могут поставить точный диагноз. В действительности они уже понимают, что Агостина обречена. Ей осталось жить несколько недель. Даже ампутация бесполезна…

В Патерно началось движение солидарности. Люди ходили по домам и собирали деньги, чтобы помочь Агостине использовать последний шанс: паломничество в Лурд. В Италии существует известная ассоциация, устраивающая паломничества в город Богоматери. Если родители Агостины согласятся, то она сможет принять участие в ближайшей поездке…

И вот 5 мая Агостина пустилась в путь в сопровождении родителей. Поездка принесла ей много радости. Впервые в жизни она путешествовала на поезде и теплоходе! Все окружали ее вниманием, дарили сладости…

Но в Лурде Агостину охватила паника. На улицах полно больных и калек, витрины заставлены статуэтками, да еще медсестры в голубых вуалетках. Она не может взять в толк: зачем ее сюда привезли? Не бросят ли ее с этими калеками? Когда ее привезли к источнику, она сначала отказалась окунаться, но в конце концов поддалась на уговоры. Едва коснувшись ледяной воды – температура в источниках не превышает двенадцати градусов, – Агостина закричала. Она оставалась в воде не больше минуты. Вернувшись в Патерно, девочка так и не поправилась. Она весила не более семнадцати килограммов. С каждым днем гангрена только распространялась. В июне ей оставалось жить каких-нибудь пару недель. Мать уже сшила ей погребальную одежду.

5 августа в восемь часов вечера Агостина впала в кому. Кровь перестала поступать в мозг, наступило кислородное голодание. София срочно вызвала врача. Когда же он приехал, то был потрясен: Агостина стояла на ногах, держась за дверной косяк. Она сама смогла дойти до кухни и уже не выглядела такой бледной и изможденной.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org