Пользовательский поиск

Книга Присягнувшие тьме. Содержание - 65

Кол-во голосов: 0

– Раз уж я тебе звоню, значит, речь идет об очень важном деле.

– Ты все еще в Уголовном розыске?

– Да.

– Я не понимаю, что курия может…

– Ван Дитерлинг поймет.

– Я пошлю к тебе дьякона. С удовольствием пришел бы сам, но сегодня вечером собрание…

– Да ладно. Увидимся при более спокойных обстоятельствах.

Я дал ему координаты гостиницы, затем принялся за дело, раздобыв вначале у администратора бумагу и конверты. Писал я по-итальянски… Вначале упомянул дело Агостины, затем подробно описал дело Симонис и выделил общие моменты двух убийств. Затем я что-то наплел о моем международном статусе детектива, выполняющего задание Интерпола по установлению связи между этими делами.

В заключение я заранее благодарил его за согласие немедленно дать мне аудиенцию, написал номер своего мобильного и адрес пансиона. Я еще раз прочел текст, надеясь, что достаточно обосновал свою просьбу.

Я попробовал расслабиться под душем, пластмассовая кабина которого напоминала дезинфекционную камеру, потом при помощи фена попытался очистить одежду от пепла. Большая чистка была почти завершена, когда зазвонил телефон. Меня ожидали внизу.

По вестибюлю расхаживал дьякон, и его сутана прекрасно вписывалась в обстановку – потертый ковер, большая латунная плашка для ключей за стойкой. Сцена могла бы происходить и в XIX или даже в XVIII веке. Мужчина сунул письмо под сутану и тут же ушел.

21 час. Мне все еще не хотелось есть. Я не чувствовал желудка и вообще своего тела. Усталость была такой, что все другие чувства атрофировались. Поднимаясь к себе в комнату, я проверил мобильный телефон. Эсэмэска от Фуко: «Позвони мне срочно». Номер в памяти. Мой помощник не дал мне сказать ни слова:

– У меня еще одно.

– Что?

– Убийство с использованием кислот, укусов насекомых и прочей мутью.

Я рухнул на кровать.

– Где?

– В Таллине, в Эстонии. Это произошло в девяносто девятом году.

– Ты уверен?

– Вполне.

– Как ты на него вышел?

– С помощью Свендсена. Он обзвонил всех патологоанатомов, которых знал в Европе. Один из них в Таллине вспомнил аналогичную историю. Я со своей стороны проверил. Их полиция в рамках европейского сотрудничества представила самые свежие досье в Центральное бюро, в Брюссель, для внесения в международную картотеку. Действительно, в Эстонии имело место преступление, похожее на твое в Юра. На самом деле это в точности такое же преступление.

– Перечисли факты, обстоятельства.

– Виновник известен, это парень по имени Раймо Рихиимяки, двадцатитрехлетний рок-музыкант. Жертва – его отец. Это случилось в мае девяносто девятого года, расследование не вызвало затруднений. Отпечатки Раймо были на трупе и в рыбацкой хижине, где он пытал старика.

– А этот Раймо признался?

– Не успел. Укокошив отца, он пустился в кровавое турне по стране. Полиция поймала его только в ноябре. Раймо был вооружен, и его прикончили во время захвата.

Три похожих убийства в Европе: 1999 год – Эстония, 2000 год – Италия, 2002 год – Франция. Кошмар развертывался на карте Европейского сообщества. И я знал, что это только начало. Я продолжал:

– Ты разговаривал с эстонскими полицейскими?

– И да и нет.

– Как это так?

– Ну, понимаешь, они говорят по-английски. Но ты же знаешь мой английский…

– Они тебе прислали досье?

– Я его жду. У них есть в переводе на английский.

Интуитивно я спросил:

– С этим эстонцем до убийства происходил какой-нибудь несчастный случай?

– Откуда ты знаешь?

– Рассказывай.

– За два месяца до происшествия Раймо Рихиимяки подрался с отцом. Проклятые пьянчуги. Это произошло на отцовском баркасе – он был рыбаком. Раймо упал в воду. Когда его выудили, парень был синий от асфиксии и переохлаждения. Его удалось реанимировать в Центральной больнице Таллина.

– А дальше?

– Он очнулся совсем другим человеком.

– В каком смысле?

– Агрессивным, замкнутым, грубым. А до этого он был обыкновенным безобидным музыкантом, играл на бас-гитаре в группе неометаллистов-сатанистов «Черный век» и…

Я больше его не слушал, пораженный сходством этой истории с историей Агостины. Как и она, эстонец выжил после покушения на его жизнь. Как и она, он впал в кому. Как и она, он вернулся из небытия и отомстил тому, кто его пытался убить. Это было не просто такое же убийство, это было то же самое дело, с начала и до конца. Был ли он тоже «исцелен дьяволом»?

Я поблагодарил Фуко и попросил его прислать мне по электронной почте этот рапорт, когда он его получит. Я не стал его расспрашивать ни о чем другом, так как получил достаточную порцию информации на сегодняшний вечер.

Я закрыл мобильный телефон.

Это был конец этапа.

Я действительно расследовал серию.

Но не серию убийств, а серию убийц.

65

Это был не природный водоем, а большой бассейн под открытым небом. Прямоугольной формы, с краями из армированного бетона. Я стоял на вершине холма, возвышавшегося над ним, и ощущал, как трава щекочет мне лодыжки. Как всегда во сне, детали были смутными. Вроде бы я был тридцатипятилетним мужчиной, в мягком плаще, с пистолетом за поясом, и в то же время ребенком, в шортах, шлепанцах, с полотенцем, перекинутым через плечо.

Я собирался нырнуть в этот бассейн, но испытывал какое-то беспокойство. Цвет воды – бронзовый или стальной – воскрешал в памяти ощущение холода и еще вязкости. Все купающиеся были детьми – худыми, хрупкими, больными. Их белые тела блестели на солнце. Над всей картиной нависла угроза. Я спустился по склону, привлеченный водной поверхностью, превратившейся в гигантский магнит.

В этот момент я заметил, что все развернутые полотенца, разложенные на краю бассейна, оранжевые. Это был сигнал. Сигнал опасности. Может быть, это большие компрессы, пропитанные антисептическим раствором. Теперь до меня доносился смех детей, плеск воды. Кругом царило веселье, и тем не менее все звуки отдавались внутри меня разрывами, сигналами тревоги. Лишь я один знал правду. Я один различал смерть, которая бродила вокруг…

В этот момент я повернул голову. Полотенце на моем плече тоже было оранжевое. Я уже тронут этой порчей. Все предопределено. Моя смерть, мои страдания, м…

Телефонный звонок прервал мои рыдания.

– Алло?

– Джан-Мария. Ты спал?

– Ну да…

– Семь часов, – рассмеялся священник. – Ты забыл наш распорядок?

Я выпрямился и помассировал голову, взъерошив волосы. Мне только что приснился старый сон, преследовавший меня с юности. Почему он вернулся?

– Живо вставай, – сказал священнослужитель. – У тебя встреча через час.

– С кардиналом?

– Нет. С префектом Ватиканской библиотеки.

– Но…

– Префект только посредник. Он проведет тебя к кардиналу.

– Префект – посредник?

Префект в Ватикане был все равно что министр в светском правительстве. Джан-Мария снова рассмеялся:

– Ты же сам сказал: это важное дело. Если судить по скорости реакции, это действительно так. Кардинал попросил, чтобы ты захватил все документы расследования. Префект будет ждать тебя в садах библиотеки. Его зовут Резерфорд. Зайди с Порта-Анджелика. Дьякон тебя проводит. Удачи. И не забудь досье!

Несколько минут я сидел ошалевший, еще не стряхнув с себя сон. Сколько же лет я не видел этого сна? В годы юности он приходил ко мне каждую ночь…

Я оделся, затем потратил несколько минут, чтобы выпить чашку кофе в буфете пансиона. Кувшин из нержавеющей стали, стаканы из пирекса, нарезанный большими ломтями хлеб с маслом. Каждая деталь, каждое прикосновение напоминали мне семинарию. И в этом зале без окон тоже чувствовался Рим.

Со всех ног я помчался на площадь Святого Петра с досье под мышкой. Хочешь ты того или нет, живешь ли здесь или в другом месте, это зрелище каждый раз приводит тебя в восторг. Царственная базилика, колонны Бернини, сверкающая площадь, голуби, ожидающие туристов на каменных фонтанах… Даже чистое небо, казалось, участвовало в этом празднестве духа.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org