Пользовательский поиск

Книга Присягнувшие тьме. Содержание - 72

Кол-во голосов: 0

Я подобрал свои вещи и в состоянии шока спустился вниз. Никто не заметил нашей борьбы. Никто не схватил меня за руку с криком «Убийца!». Толпа вынесла меня к основанию лестницы.

Вокруг тела теснились любопытные. Охранники с криками проталкивались сквозь толпу. Я проскользнул вслед за ними.

Тело лежало в невероятной позе. Левая нога вывернута до такой степени, что подошва касалась бедра. Правая рука, заломленная назад, была полностью разбита. Кость пропорола рубашку на плече. Бейсболка отскочила на метр, и блестящий череп раскололся о светлый мрамор. Огромный темный ореол расползался вокруг лица, казавшегося по контрасту еще более бледным.

Вид трупа всегда ошеломляет, но у меня была причина удивиться – я знал этого человека. Патрик Казвьель, второй подозреваемый в убийстве Манон Симонис. Бывший заключенный, татуированный от талии до плеч, пленник ангелов и демонов.

Одна деталь под левой ключицей привлекла мое внимание.

Татуировка, выделявшаяся среди других синеватых борозд и арабесков. Рисунок, сразу бросавшийся в глаза, как лагерный номер или шрам, но странным образом не замеченный мной во время нашей первой встречи. Что-то вроде железного ошейника с цепью, вроде тех, что в прежние времена носили рабы.

Этот символ я уже видел. Но где?

71

Фьюмичино. Международный аэропорт.

Я схватил такси. Единственное неотложное дело – прочь из Рима.

Сесть в первый же самолет, чтобы как можно больше километров отделяло меня от этой жестокой смерти.

– Несчастный случай, – бормотал я, стуча зубами. – Несчастный случай…

Вдруг я вспомнил о своей сумке, оставшейся в пансионе.

– Пантеон! – завопил я. – Улица Семинарии!

Автомобиль резко повернул и пересек Тибр по мосту Маццини. Я снова попытался собраться с мыслями, обрести спокойствие и контроль над собой. Невозможно. Я барабанил пальцами по стеклу, воротник взмок от пота. Впервые я испытал безрассудное желание все бросить. Вернуться в Париж и притвориться хорошим полицейским в своем закутке на набережной Орфевр.

Такси остановилось. Я взлетел к себе в комнату, упаковался, оплатил счет и вскочил в машину. По дороге в аэропорт я вдруг сообразил: мне некуда ехать.

Дело Джедды закрыто. Дело эстонца Раймо Рихиимяки, личность которого установил Фуко, тоже закрыто. Что же касается дела Сильви Симонис, то даже перевернув весь город, я ничего не нашел. Никаких новостей от Сарразена, от Фуко, от Свендсена. Ни один из следов, по которому я пустился, никуда не привел… Абсолютный тупик.

Наконец мне кое-как удалось привести мысли в порядок.

Теперь в моем расследовании наметились три узловые проблемы.

Первая проблема – убийство Сильви Симонис. Убийца в Сартуи. Тот, кто мучил эту женщину и отомстил за Манон, кто вырезал на коре «Я ЗАЩИЩАЮ ЛИШЕННЫХ СВЕТА», а в исповедальне – «Я ЖДАЛ ТЕБЯ». Был ли он тоже путешественником в небытие, как Агостина, как Раймо?

Второй проблемой была теория ван Дитерлинга. Не один-единственный убийца, а серия убийц. Нужно рассмотреть новых «лишенных света» в их совокупности, разгадать значение их ритуала, понять, что за ним скрывалось. Кардинал говорил про перемены и пророчество.

За окном одна картина сменялась другой. Что делать? Искать другие случаи по всему миру? С какой целью? Расширить список убийц, которые признались? Пополнить архивы прелата? Идентифицировать, как он выразился, «суперубийцу», стоящего за всей серией? Если речь идет о дьяволе собственной персоной, я слабо представляю себе, как надену на него наручники…

Но пуститься по этому пути значило бы признать существование демона. Ну уж нет! Я должен сосредоточиться на одном-единственном конкретном вопросе, на единственной загадке, достойной полицейского из уголовки: кто убил Сильви Симонис? Круг замкнулся.

Оставалась третья проблема – гонявшиеся за мной киллеры. Это опять возвращало меня к делу Сильви Симонис. Одним из киллеров был Казвьель. А кто другой? Почему они хотели меня устранить? Только ли потому, что сами убили Сильви? Нет, они охраняли какую-то тайну. Существование «лишенных света»? Происшедшие с ними в последнее время перемены? Или что-то другое, стоявшее за убийством Симонис? Здесь тоже не за что было зацепиться. Если только второй убийца снова попытается меня убить и я смогу его допросить… Эта перспектива меня не вдохновляла.

16 часов

Впереди показался аэропорт Фьюмичино.

На предместья Рима опустилась ночь. Фиолетовые тучи, желтоватое небо. Я призвал на помощь Люка. Какое бы он принял решение на этом этапе расследования? Куда бы он двигался дальше? Между ним и мной существовало фундаментальное различие: Люк верил в Сатану, а я, как убежденный картезианец, – нет. Пожалуй, я был последним человеком, который мог добиться успеха в этом Деле…

Люк же, должно быть, шел по следам «лишенных света», стараясь постичь явление и приблизиться к сердцевине зла…

Его идея заключалась в том, чтобы раз и навсегда доказать существование демона.

И успокоиться.

В сущности, единственным сверхъестественным моментом в деле Агостины было ее физическое выздоровление. Маленькая девочка могла стать жертвой коматозных галлюцинаций. Возможно, ужасные адские видения травмировали ее психику и сделали убийцей. Это нельзя было рассматривать как доказательство потустороннего влияния.

А вот чудо ее выздоровления – совсем другая история.

У нее за несколько дней прошла гангрена, и это реальный факт. Такси остановилось. Мы прибыли в Фьюмичино. Я рассчитался с шофером. Аэровокзал. Билетная стойка. Самое подходящее место для раздумий над тем, что произошло в организме Агостины августовской ночью 1984 года.

Девушка у стойки улыбнулась мне:

– Какое направление?

– Лурд.

Из Рима в город Марии чартерные рейсы шли довольно часто, но сезон паломничества кончился – этим вечером ни один самолет туда не летел. Следующий рейс – завтра утром, в шесть пятнадцать. Я купил билет в бизнес-класс и отправился искать гостиницу.

Я нашел «конвейер сна» внутри аэропорта, в нескольких шагах от ангара. Коридоры, одинаковые номера с кроватью и часами. В углу душевая кабина. Здесь отдых был поставлен на поток, как в других местах производство клея или электронных схем.

Я запер дверь на задвижку и повалился на кровать, не раздеваясь. Одежда промокла от пота и измялась. Я закрыл глаза. Гул самолетов проникал сквозь стены и заполнял мозг.

Нож возник из толпы на лестнице Джузеппе Момо. Он вонзился в мясистую руку прямо передо мной. При воспоминании о хлынувшей крови я подскочил и захлопал глазами. Чья это была рука? Кто был этот толстяк, соучастник Казвьеля, который уже два раза перегородил мне дорогу, в Катании и в Ватикане? Догадается ли он, куда я направляюсь? Если так, значит, возможно новое нападение.

Рефлекторно я сжал свой «глок». Тело наконец-то расслабилось, и я начал грезить. Голос Люка: «Я нашел жерло». – «Я тоже, – ответил я ему мысленно, – я тоже его нашел». По крайней мере, я знал о его существовании. Но как к нему приблизиться?

Сознание уходило. Теперь я плыл по темному коридору. Лабиринт извивался под землей. В конце слабо светился красный огонь. Я протянул руку. Послышался голос. Это был тихий и порочный голос Агостины Джедды.

Lex est quod facimus.

ЗАКОН – ЭТО ТО, ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ.

72

Вопреки своей легендарной известности, Лурд выглядел невзрачно.

Выстроенный вокруг высокой скалы и стиснутый кольцом холмов, город Девы Марии казался совсем крохотным и жался к реке, которая в этом месте больше походила на ручей. Несмотря на знаменитую базилику, высокая колокольня которой горделиво возносилась в небо, несмотря на внушительные современные церкви, его одеяния были слишком тесны для той роли, которая выпала на его долю. Здесь на маленьком пятачке сосредоточилось огромное количество святынь. Лурд был Подобен лягушке, проглотившей быка.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org