Пользовательский поиск

Книга Присягнувшие тьме. Содержание - 73

Кол-во голосов: 0

9 часов

Когда я был подростком, мы с классом приезжали сюда на экскурсии – Сез находился всего лишь в нескольких километрах от Лурда. С тех пор мне не доводилось бывать здесь. Я презирал места столпотворений, где суеверие на равных сражается с верой. Они-то и привлекают сюда доверчивых людей, простодушных христиан и отчаявшихся. Я бы никогда не произнес ничего подобного вслух, но для меня весь этот ажиотаж вокруг чудес был все равно что любительский фильм для истинного ценителя кино.

На парковке при въезде в город стояли десятки машин с номерами всех стран Европы. В День всех святых – 1 ноября – совершалось последнее торжественное богослужение перед закрытием сезона. Лебединая песня.

Я припарковал взятую напрокат машину – опять «ауди» – и начал подъем. Улицы бесконечно петляли, обнаруживая несуразность городка, пронизанного сквозняками. Повсюду из фонтанов и кранов била или струилась вода, как на бальнеологическом курорте, а о священном характере этого места не позволяли забыть встречавшиеся на каждом шагу часовни и статуи.

Витрины магазинов пестрели сувенирами. Статуэтки Святой Девы, изображения Бернадетты с голубым поясом и двумя желтыми розами у ног, распятия. И конечно, все, связанное с источником: бутылки, конфеты, флаконы в форме Девы Марии с водой Лурда…

Послышалось пение. Богослужение началось. Я продолжал подниматься к базилике и гроту Массабьель. Архиепископство должно было находиться неподалеку. Первая цель – расспросить монсеньора Перье, Лурдского епископа. Затем я зайду в Бюро медицинских освидетельствований, чтобы встретиться с врачом, который занимался делом Агостины.

Я обгонял опаздывающих. Семью, сгрудившуюся вокруг инвалидного кресла, спешащих сестер милосердия, запыхавшихся священников в раздуваемых ветром сутанах. Наконец мне открылось запруженное народом пространство. Внезапно эта картина взволновала меня до слез.

Тысячи верующих неподвижно застыли у подножия гигантской базилики, обратив взор к гроту Явления Девы Марии, тонувшему в плюще и сиянии свечей. В воздухе реяли флаги и вымпелы. «Peregrinos de un dia», «Pilger für einen Tag», «Polka missa katolik». Голубые зонты и согревающие больных пледы того же цвета яркими пятнами выделялись в толпе.

Я отметил присутствие различных орденов и конгрегации: черные плащи бенедиктинцев, сутаны цистерцианцев цвета топленого молока, красно-синие кресты тринитариев. Были тут и женщины. Белые с голубыми полосами покрывала маленьких воительниц матери Терезы или, намного реже, черные плащи с красным крестом на плече монахинь ордена Гроба Господня.

Толпа хором подхватила «Аве Мария». Эти слившиеся в едином порыве голоса вонзились в меня как клинок, отдавшись в груди острой и вместе с тем сладкой болью.

Передо мной с озабоченным видом прошел человек в сутане. Богослужение его явно не занимало. Без сомнения, местный священник. Я остановил его жестом:

– Будьте любезны, я ищу резиденцию епископа.

– Монсеньора Перье?

– Мне надо повидать его как можно скорее.

Через плечо он кинул взгляд на базилику:

– Сегодня это сложно. Сегодня – праздничный день.

Я вытащил удостоверение полицейского.

– У меня неотложное дело.

Он наморщил лоб. Я здесь явно был не ко двору.

– Вам следует дождаться конца службы.

– Ну а где же все-таки находится его резиденция?

– На вершине холма, немного выше.

– Я его там и подожду.

– Идите к парку и прямо у входа увидите указатель. Я передам ему, что вы его ждете.

Я снова пустился в путь. Серое небо отражалось в мокром асфальте, вспыхивавшем резкими бликами. В этих унылых улицах с теснящимися друг к другу гранитными фасадами было что-то до боли печальное и вместе с тем сильное, несокрушимое.

Я дошел до ограды парка, уже зная, что у меня не хватит терпения ждать здесь. Сбегаю-ка я быстро в Бюро медицинских освидетельствований. Пройдя через парк, я обнаружил резиденцию епископа, размеры которой говорили сами за себя.

Я вошел в вестибюль. Оштукатуренные стены, большое распятие напротив входа, деревянная скамья. Я сел и зажег сигарету.

В глубине коридора хлопнула дверь.

Появился священник, орущий в мобильный телефон:

– Мои эксперты прибудут через два часа. Я иду за картой пациента сам, потому что вы не потрудились прислать ее нам. Ведь Бюро сегодня открыто?

Я посторонился, чтобы дать ему пройти. В ту же секунду я понял, что он говорил о Бюро медицинских освидетельствований. Я вышел вслед за ним и окликнул его, когда он закрывал мобильник.

Мужчина посмотрел на меня враждебно. Казалось, он только что сошел со страниц одного из романов Бернаноса. Щеки ввалились, глаза фанатика, сутана заношена до блеска. Я спросил, действительно ли Бюро сегодня открыто. Он подтвердил. Я добавил:

– Вы ведь туда и идете, не правда ли? Мне тоже надо бы к ним попасть.

Он смерил меня неприязненным взглядом:

– Кто вы?

– Я полицейский. Меня интересует одно зарегистрированное чудо.

– Какое?

– Агостина Джедда. Август восемьдесят четвертого года.

– Вы не найдете никого, с кем можно поговорить об Агостине.

– А я надеялся найти ее карту, расспросить монсеньора Перье и врача, который вел это дело.

На лице священника появилась усмешка. Под кожей заиграли желваки.

– Никто не скажет вам самого главного.

– Даже вы?

Мужчина подошел ближе. От его сутаны пахнуло сыростью:

– Сатана. Агостину спас Сатана.

Еще один любитель дьявольщины. Как раз то, что мне нужно. Я сказал иронически:

– Дьявол в Лурде? Не правда ли, это похоже на конфликт интересов?

Священник медленно покачал головой. В его презрительной улыбке засквозила растерянность:

– Вовсе нет. Дьявол приходит сюда, чтобы вербовать. Слабость и отчаяние – его любимая почва, а Лурд – рынок чудес. Люди здесь готовы верить во что угодно.

– Кто вел дело Агостины?

– Доктор Пьер Бухольц.

– Он все еще работает в Бюро?

– Нет, он на пенсии. Его «ушли» на пенсию.

– Почему?

– Для полицейского вы не очень-то сообразительны. Он был нежелательным свидетелем, понимаете? Он стал мешать.

– Где его можно найти?

– На дороге между Лурдом и Тарбом. Езжайте по шоссе D пятьсот семь. Большой черный деревянный дом на подъезде к деревне Мирель.

– Спасибо.

Я стал обходить его, и он схватил меня за рукав:

– Будьте осторожны. Вы не один на этом пути.

– Что вы хотите сказать?

– Они тоже сюда едут.

– Кто?

– Они ищут воскрешенных дьяволом. Вы даже не представляете, насколько они опасны. У них свои установки, они выполняют приказ.

– Кто ищет? Кто выполняет приказ?

– В армии Тьмы множество отрядов. У каждого из них своя миссия.

– Какая миссия?

– Они должны внимать его слову. У них нет книги. Понимаете?

– Ничего не понимаю. О ком и о чем вы говорите, черт возьми?

В его взгляде появилась жалость:

– Вы в абсолютном неведении. Вы продвигаетесь на ощупь, как слепой.

Этот ворон начинал действовать мне на нервы.

– Спасибо, вы меня очень воодушевили.

– Бросьте все это. Вы ходите по их территории!

С этими словами он метнулся мимо меня по тропинке и нырнул в тень деревьев. Несколько секунд я стоял, наблюдая, как его сероватая сутана скрывается из виду. Я не понял предостережения, но был уверен в одном: сам того не зная, незнакомец говорил о моих убийцах.

Людях, которые тоже искали «лишенных света» и были готовы прикончить любого конкурента.

73

Священник не обманул.

На подъезде к деревне Мирель я действительно увидел черный деревянный дом.

Стоявший чуть поодаль от дороги у подножия покрытых скудной растительностью холмов, он очень гармонировал с мрачным фоном. Его окружали голые деревья и бурые поля.

Подойдя к воротам, я позвонил в колокольчик. В саду залаяла собака, потом наступила тишина. Дощатая изгородь была выше моего роста, и мне ничего не было видно. Я уже почти смирился с тем, что в доме никого нет, как вдруг услышал скрип стеклянной двери.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org