Пользовательский поиск

Книга Присягнувшие тьме. Содержание - 92

Кол-во голосов: 0

Я вошел без стука. Замошский в очках склонился над компьютером. Вокруг него на полках были разложены ковчежцы для реликвий: лари из чеканного серебра, медные чаши.

– Что вы проделываете с Манон?

Нунций снял очки. Медленно, без всякого удивления.

– С помощью сканеров и жучков?

– Мы ее защищаем от нее самой.

Каблуком я закрыл дверь и сделал два шага вперед.

– Вы всегда были уверены, что она одержимая.

– Это… как бы сказать… напрашивается само собой.

– Вы ее превратили в лабораторную крысу!

– Случай с Манон – особенный. – Замошский оставался невозмутимым. – Присядь. Мне еще надо тебе кое-что объяснить.

Я не двигался. Нунций заговорил нарочито усталым тоном:

– Мы не вправе ослабить этот… физиологический надзор.

Я саркастически рассмеялся:

– Что же вы ищете? Татуировку «666»?

– Ты притворяешься, будто не понимаешь. За Манон стоит дьявол. Каждый удар ее сердца – проявление дьявольской воли. Каждая секунда ее жизни – дар Сатаны. В Божьем мире Манон должна была умереть! Она – вызов законам Всевышнего.

Я вспомнил слова Бухольца об Агостине: «Физическое доказательство существования дьявола». Замошский продолжал:

– Манон возвращена к жизни дьяволом. Он вошел с нею в контакт во время ее комы. Она была спасена им и получила его приказы.

– Значит, вы думаете, это она убила свою мать?

– Конечно. И без чьей-либо помощи.

– Черт подери, – сказал я почти со смехом. – Вы говорили о вдохновителе, о человеке, остающемся в тени?

– Чтобы тебя не испугать. Но есть только один вдохновитель: сам дьявол.

Совершенно обессиленный, я рухнул на стул напротив письменного стола, зажав пистолет между коленей, и произнес:

– Я знаю досье досконально. Манон не в состоянии совершить такое убийство. Убийца – химик. Энтомолог. Ботаник. Даже обвинения против Агостины, несмотря на ее признание, не выдерживают критики, потому что у нее нет необходимых навыков. Но Манон – это еще более абсурдно!

Поляк снова улыбнулся. Мерзейшая улыбка! Я стиснул рукоятку «глока». Одно лишь прикосновение к нему успокаивало мне нервы.

Нунций поднялся, обошел стол и сочувственно произнес:

– Ты не настолько хорошо знаешь ее досье. Биология, химия, энтомология, ботаника – это как раз те предметы, которые Манон изучала в университете в Лозанне. Можно подумать, что она получала образование специально для этого убийства.

Эти новые факты могли бы меня заинтересовать, но я отупел от усталости. Слова прелата доходили до меня как сквозь вату. Он добавил как бы в утешение:

– У нас нет абсолютной уверенности. Но мы должны за ней наблюдать.

– Значит, вы верите в дьявола? В его реальность?

– Разумеется. Это отрицательная сила, Матье. Обратная сторона вселенной. Ты думаешь, что ты современный католик. Но ты полон предрассудков прошлого века. Века наук! Ты считаешь, что эту проблему можно решить с помощью психиатрии или биохимии. Ты скользишь по поверхности. Вспомни, что говорил Павел VI: «Зло есть не просто недостаток чего-то, оно – деяние живого существа, хитроумного, развратного и развращающего». Да, Матье, дьявол существует. Он даровал жизнь Манон. Жизнь, которую Бог у нее отнял.

– Но зачем все эти исследования? Анализы, пробы?

– Согласно нашей вере, дьявол – зараза, и Манон заражена. Болезнь захватила ее всю, целиком.

– Что же вы ищете? – продолжал я усмехаться. – Вакцину?

Он положил руку мне на плечо:

– Не шутите. Манон, Агостина, Раймо – это точки соприкосновения двух миров: физического и духовного. На помощь их телам пришел дух. И теперь в них бродят частицы этого духа. Темного духа Чудовища. В Манон заключено семя Зла!

Я поднялся, с меня было достаточно. Я направился к двери:

– Вы ошиблись веком, Замошский! В эпоху инквизиции вы бы имели огромный успех.

С удивительной скоростью нунций обошел меня и встал передо мной:

– Что ты собираешься делать?

– Мы уезжаем. Мы с Манон. Возвращаемся во Францию. И даже не пытайтесь нас задержать.

– Манон знает кое-что, – произнес поляк, бледнея. – Она должна нам это сказать!

– Она ничего не знает. Ничего не помнит.

– Она носит в себе информацию.

– Какую информацию?

– Об Обручении с Тьмой.

– И вы туда же? Вы ищете то же самое, что «Невольники»?

– Договор существует, – он повысил голос. – Мы должны узнать, как он заключается. Во что бы то ни стало!

– И для этого вы привезли меня сюда?

Улыбка. К нунцию вернулось его хладнокровие.

– Манон никогда нам не доверяла. Мы подумали, что молодой мужчина, приехавший из Франции… – Замошский замолчал. – И мы были правы. После этой ночи…

Я невольно покраснел, представив себе священников в сутанах, прильнувших к мониторам наблюдения. Я повернул ручку двери:

– Манон отнеслась ко мне с доверием, это правда. Но я использую это доверие, чтобы вырвать ее из ваших когтей.

– Если ты переступишь этот порог, я уже ничего не смогу для тебя сделать.

– Я достаточно взрослый, чтобы справиться самому.

– Ты ничего не знаешь. Ты не представляешь себе опасности, которые тебя ожидают снаружи.

– Мы провели день и вечер в городе. С нами ничего не случилось.

Замошский вернулся к письменному столу и взял вчерашний номер «Газета Выборча». Чуть не всю первую полосу занимало фото окровавленного трупа на тротуаре.

– Я не читаю по-польски.

– «Еще одно ритуальное убийство в Кракове». Менее чем за месяц убит пятый нищий. Затравлен собаками. Из его внутренних органов на тротуаре выложена пентаграмма. А на прошлой неделе ниже по течению Вислы были найдены двое детей-даунов. Вскрытие показало, что их заставляли насиловать друг друга.

– Предполагается, что это меня испугает?

– Они здесь, Матье. Они пришли за Манон. Может быть, это нищие на улицах. Или священники, молящиеся в соседнем костеле. Они повсюду. Они ждут своего часа.

– Хочу попытать удачу. Нашу удачу.

– Они совсем не похожи на убийц, с которыми ты обычно имеешь дело. Это солдаты, ты понимаешь? Наследники вековых мерзостей. Современный вариант демонов из свиты Сатаны, изображенных на каменных фасадах соборов.

Я показал кулак, сжимающий рукоять пистолета:

– У меня есть современные аргументы.

– Я тебя заклинаю: не выходи отсюда.

– Я возвращаюсь в Париж. С Манон. И не вздумайте нам мешать. Я могу пойти в свое посольство и рассказать о похищении, заключении, превышении власти. Я собираюсь продолжить расследование. Ведь именно этого вы хотите, не так ли?

– А она?

– Она будет жить со мной.

Замошский медленно покачал головой:

– Ты попал в переплет, Матье… Ты вооружился против всех козней дьявола. Кроме любви.

Я открыл дверь и сурово посмотрел на него:

– Я не позволю вам ее использовать. Вы из нее сделали подопытного кролика. Приманку для «Невольников». Может быть, для самого дьявола… Вы надеетесь, что Сатана проснется в ее теле. Вы готовы на все, чтобы спровоцировать его появление. Я знал полицейских такого типа. Полицейских, способных на самое худшее во имя лучшего. Полицейских, которые считают себя выше закона. И в некотором смысле выше Бога.

– Не святотатствуй.

– Я продолжу расследование, Замошский. Своими средствами. Без лжи и мошенничества.

Нунций неохотно посторонился:

– Лгунам и мошенникам оставалось бы лишь помолиться за вас с Манон. Но мы вас будем охранять. Даже против вашей воли.

– Мне никто не нужен.

– В мирное время – быть может. Но началась война.

92

Полдень.

А день все еще не начинался.

Густой туман придавил город. Улиц больше не было. Дома напоминали каменные глыбы – горы, вздымавшиеся выше облаков, как на китайских картинах. Отдельные низко растущие ветки блестели от влаги, но их очертания терялись в перламутровой мгле. Кругом было безлюдно. Краков опустел. Лишь редкие машины скользили мимо с зажженными фарами, а потом исчезали, как корабли-призраки.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org