Пользовательский поиск

Книга Зеркальное отражение. Содержание - Глава 78

Кол-во голосов: 0

Глава 77

Пятница, 08.00, Вашингтон

После дождя над влажной взлетно-посадочной полосой авиабазы Дувр в штате Делавэр поднималась дымка, что полностью соответствовало настроению маленькой группы, встречающей транспортный "Си-141". Рядом с застывшей ротой почетного караула стояли Поль Худ, Майк Роджерс, Мелисса Скуайрс и маленький Билли, сын Чарли. У всех четверых сердце обливалось кровью.

По дороге, в лимузине, ехавшем следом за катафалком, Роберт давал себе слово держать себя в руках – ради Билли. Но сейчас он ловил себя на том, что это не просто неестественно – это невозможно. Когда из открывшегося грузового люка выкатили гроб, накрытый флагом, Роджерс почувствовал, что у него наворачиваются обжигающие слезы. Он ощутил себя таким же мальчишкой, как Билли, объятым горем, нуждающимся в утешении, полным отчаяния, потому что утешения ждать неоткуда. Генерал стоял, вытянувшись по стойке "смирно", не в силах слышать рыдания и всхлипывания вдовы и сына подполковника Скуайрса, стоявших слева от него. Его захлестнула волна признательности к Худу, когда тот встал за спинами Мелиссы и Билли, в пальто, развевающемся на ветру, и положил руки им на плечи, готовый предложить слова утешения, поддержку, силу – все то, что могло понадобиться.

И Роджерс подумал: "Как же я ошибался в этом человеке!"

Почетный караул дал залп салюта. Когда гроб загружали в катафалк, чтобы везти на Арлингтонское мемориальное кладбище, тощий, словно веретено, пятилетний Билли вдруг повернулся к Роджерсу.

– Как вы думаете, когда мой папа находился в поезде, ему было страшно? – чистым, детским голоском спросил он.

Роджерс вынужден был стиснуть губы, чтобы не расплакаться. Мальчишка ждал, глядя на него не по-детски взрослыми глазами. Ему ответил Худ, присевший перед Билли на корточки.

– Твоего папу можно сравнить с полицейским или пожарным, – сказал он. – Даже несмотря на то, что им страшно, когда они сталкиваются лицом к лицу с преступником или с огнем, в первую очередь они думают о том, как помочь людям, и поэтому достают вот отсюда мужество. – Худ прикоснулся пальцем к куртке Билли, прямо напротив сердца.

– А как это у них получается? – спросил мальчишка, шмыгнув носом, но полный внимания.

– Точно сказать не могу, – ответил Худ. – Они делают это так, как все герои.

– Значит, мой папа был героем? – спросил мальчишка, несомненно польщенный этой мыслью.

– Великим героем, – подтвердил Худ. – Величайшим.

– Больше вас, генерал Роджерс?

– Неизмеримо больше, – ответил Роджерс.

Положив руку на плечо Билли, Мелисса с признательностью грустно улыбнулась Худу и повела мальчишку к машине.

Проводив их взглядом, Роджерс повернулся к Худу.

– Я читал... – начал было он, осекся и вынужден был с трудом сглотнуть комок в горле, прежде чем начать сначала. – Я читал величайшие речи и выступления в мировой истории. Но ничто не тронуло меня так, как эти твои слова, Поль. Я хочу, чтобы ты знал: я горжусь знакомством с тобой. Больше того, я горжусь, что мне выпала честь служить под твоим началом.

Козырнув Худу, Роджерс сел в машину. Поскольку его взгляд был обращен на Билли, он не увидел, как Худ, перед тем как последовать за ним, смахнул с глаз слезинку.

Глава 78

Следующий вторник, 11.30, Санкт-Петербург

Поль Худ, его жена и двое детей долго гуляли в Михайловском саду, расположенном недалеко от Невского проспекта. Затем они расстались – Шарон с детьми отправились смотреть, как школьники играют в футбол, а Худ уселся на скамейку под древним деревом, рядом с невысоким мужчиной в кожаной летной куртке, кормившим хлебными крошками голубей.

– Если задуматься, – на чистом английском произнес мужчина, – как это странно, что небесным тварям приходится спускаться на землю, чтобы искать корм, строить гнезда и выводить потомство. – Он обвел рукой небо. – Казалось бы, здесь им должно быть достаточно места.

Худ улыбнулся.

– Оттуда, сверху, они по-особенному видят все то, что происходит здесь. А это уже немало, я так полагаю. – Он посмотрел на своего соседа. – Вы не согласны, генерал Орлов?

Прикусив нижнюю губу, бывший космонавт кивнул.

– Да, вы правы. – Он посмотрел на американца. – Ну, как вы, друг мой?

– Отлично, – ответил Худ.

Орлов указал половинкой батона в противоположный конец сада.

– Вижу, вы привезли сюда свою семью.

– Ну, – сказал Худ, – в каком-то смысле я был перед ними в долгу за недоиспользованный отпуск. Я не жалею о том, что привез их именно сюда.

Орлов кивнул:

– На земле нет второго такого города, как Санкт-Петербург. Еще в бытность свою Ленинградом он был жемчужиной Советского Союза.

Улыбка Худа потеплела.

– Я рад, что вы согласились со мной встретиться. Это делает мой приезд сюда вдвойне плодотворным.

Орлов перевел взгляд на кусок хлеба. Разломав его, он разбросал крошки и отряхнул руки.

– Нам обоим выдалась весьма необычная неделя. Мы подавили попытку государственного переворота, предотвратили войну и оба похоронили близкого человека – вы друга, я врага, но в обоих случаях кончина была преждевременной.

Отвернувшись, Худ шмыгнул носом, прогоняя чересчур свежее горе.

– Хорошо хоть с вашим сыном все в порядке, – сказал он. – Это помогло нам выстоять. Быть может, все произошедшее было не зря.

– Будем надеяться, – согласился Орлов. – Мой сын поправляется у нас дома, здесь, в городе, и у нас с ним будет несколько недель для того, чтобы говорить друг с другом и лечить старые раны. Полагаю, теперь, после гибели его наставника из спецназа, ввиду предстоящего суда военного трибунала над генералами Косыгиным и Мавиком, Никита окажется более восприимчивым к моим словам. Надеюсь, он поймет, что не требуется особого мужества, чтобы присоединиться к вандалам. – Орлов сунул руку за пазуху куртки. – Я надеюсь еще кое на что, – сказал он, доставая тонкую старинную книгу в кожаном переплете с золотым тиснением.

Генерал протянул книгу Худу.

– Что это? – спросил тот.

– "Садко", – ответил Орлов. – Этот старинный экземпляр предназначается вашему заместителю. И еще я распорядился, чтобы новый тираж был распространен среди воинских частей, размещенных в Петербурге. Я прочитал эту книгу сам и был очень тронут. Странно, что американцу приходится указывать нам на сокровища нашей культуры.

– Со стороны все видится по-другому, – задумчиво произнес Худ. – Иногда лучше быть птицей, иногда лучше находиться на земле.

– Верно, – согласился Орлов. – Из всего случившегося я извлек очень важный урок. Принимая назначение на эту должность, я думал – возможно, то же самое можно сказать и про вас, – что мне предстоит быть чем-то вроде снабженца, выполнять заказы других на поставку разведывательной информации. Но сейчас я понимаю, что на нас лежит большая ответственность: мы должны следить за тем, чтобы наши ресурсы использовались на благие цели. Я хочу сказать вам вот что: как только мой сын вернется в строй, я выделю ему под начало группу спецназа и поручу во что бы то ни стало разыскать это чудовище Шовича. Больше того, надеюсь, в этом наши операционные центры окажут друг другу всестороннее содействие.

– Для меня будет большой честью работать вместе с вами, генерал Орлов, – сказал Худ.

Орлов взглянул на часы.

– Кстати о сыне – я должен спешить домой. Сегодня мы обедаем все втроем, он, я и моя жена Маша. Такого не было с тех самых пор, как я перестал летать в космос, и я с нетерпением жду возможности возродить старую традицию.

Он встал, и Худ последовал его примеру.

– Но только держите свои мечты поближе к земле, – сказал Худ. – Никита, Жанин, вы, я – мы всего лишь люди, не больше и не меньше.

Орлов с жаром стиснул руки.

– Мои мечты всегда будут там. – Он указал взглядом на небо. Затем, посмотрев через плечо Худа, улыбнулся. – И что бы вы ни думали, учите сына и дочь поступать так же. Надеюсь, результат вас приятно удивит.

90

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org