Пользовательский поиск

Книга Понять Россию умом. Содержание - Внешняя торговля

Кол-во голосов: 0

Автаркия

Итак, дешевле покупать за рубежом, чем производить у нас. Но чтобы купить, надо продать. А продаем себе в ущерб. Значит, в итоге, покупка обходится нам дороже, чем сделать самим. Вот что наделал выход в «открытую экономику».

Может быть, «закрыться» полностью? Такая изоляция от внешнего мира, или самодостаточность, или изоляционизм, или полное самообеспечение, – по научному называется «автаркия». Посмотрим, что это за зверь.

Ни одна сколько-нибудь разумная экономическая теория не отрицает, что самодостаточная экономика возможна. Японцы в XIX веке в считанные годы наверстали отставание, то есть период автаркии не ослабил какую-то коренную способность нации к техническому прогрессу.

Но полная автаркия невозможна практически. Самое неприятное – в ее условиях идет повышенный расход ресурсов из-за мелкосерийного производства. Выгодно было бы выменять небольшую партию чего-то «у них» на часть крупной серии, производимой «у нас». И современные средства обороны (а в покое никого в мире не оставляют, кто упал – того съели) требуют технического прогресса, который при полной изоляции затруднен.

Так что, хотя жить при автаркии можно, но современное общество слишком завязано на международную торговлю, и внешняя торговля все-таки желательна. Вопрос о ее выгодности был подробно рассмотрен Давидом Рикардо двести лет назад: он блестяще показал, что может быть выгодна торговля даже между странами, в которых уровень издержек сильно различается. В его схеме, конечно, не учитываются транспортные и прочие издержки на торговлю, а также возможность переадресации ресурсов из отрасли в отрасль. Если ресурсы могут перемещаться не только внутри страны, но и между странами, то при разнице издержек ресурсы переместятся туда, где издержки ниже. И менее экономичная страна останется на бобах!

То есть в части капитала обе страны могут быть замкнуты: продукцией они обмениваются, а капитал не выпускают. Для торговли, в этом случае, вовсе не необходимо, чтобы денежные системы в обеих странах были хоть как-то совместимы. Это совершенно не нужно! Меняются товары, и можно вообще обойтись без денег, или временно воспользоваться теми деньгами, которые ходят в стране, в которой осуществляется обмен.

Например, у нас на производство вагона сливочного масла расходуется примерно 25 вагонов зерна. В странах с более мягким климатом – меньше, ну, к примеру, 12. Собрав 25 вагонов зерна, гораздо выгоднее поменять их на два вагона новозеландского масла, чем, изнуряя себя и коров, получить от них один вагон своего (предположим, один вагон зерна уйдет в оплату за транспортировку). Конечно, начинать подсчеты и расчеты можно только в том случае, если ресурсы, используемые у нас для производства масла, можно переадресовать на производство зерна. Но общий принцип понятен: если уж продаем, то только те товары, в которых наименьшая доля стоимости определяется затратами на борьбу с неблагоприятными условиями. А покупать надо, наоборот, то, что мы можем сделать лишь с чрезвычайно большими издержками.

Необходимые поправки

Если в хозяйстве сложился перекос – одного вида капитала много, другого мало – то можно заняться обменом, но нельзя менять капитал на потребительские товары! Капитал можно менять только на капитал!

Следовало бы внести поправку в Конституцию примерно следующего содержания:

«Общественный строй России– капитализм. Высшей целью капитализма является сохранение и приумножение капитала. Капиталом является всё, что может быть использовано для производства. Вывоз капитала из России запрещён».

Право вывоза за границу, которое может принадлежать только обществу в целом – или в лице государства, или даже с помощью еще не существовавшего у нас механизма – когда любой вывоз будет осуществляться на основе консенсуса между административными структурами и органами народного представительства. Такого у нас еще не было, но это необходимо. А внутри страны должен существовать метод передачи ресурсов тем, кто может их применять эффективнее, на пользу всему обществу, состоящему из нынешнего населения и будущих поколений.

Но мы говорили, что не все виды сырья у нас есть. Значит, нужна Вторая поправка:

«Под общественным контролем допустим обмен одних видов основного капитала на другие. При этом допустим обмен не возобновляемых российских ресурсов только на не возобновляемые».

А что же мы можем просто продавать? Лишь те потребительские товары, которые нельзя использовать в производстве. А если под видом потребительских товаров кто-то попытается вывозить сырье? Это придется контролировать так же, как американцы контролировали использование своих «стратегических» товаров в соцстранах, хотя и по другим причинам.

На самом деле никто в мире не торгует продовольствием. Торгуют продовольственными излишками, а это не одно и то же!

Схема внешней торговли будет такова: вырученные от продажи наших товаров валютные средства используются на закупку импорта. Импорт на торгах раскупают наши оптовики. Они же и формируют заказ на закупку импорта за рубежом, а закупки за границей производятся по тендеру (по конкурсу), что важно, иначе неизбежна коррупция.

Надо ли в такой обстановке запрещать хождение доллара или его вывоз из страны? А зачем? Откуда он, доллар, возьмется-то у нас в стране при разумной политике?

К капиталу относятся и обученные кадры, ведь обучение денег стоит. Нормальным образом дорогое образование получают так: после первого курса, когда студент уже более-менее знает, что его ждет, он берет целевой кредит в государственном банке высшего образования (или в частном) и платит из него за обучение. В США, например, для студента-медика размер кредита таков, что, став врачом, ему приходится выплачивать его лет пятнадцать.

Невозвращение кредита во всех странах – одна из форм кражи, и таких не укрывают от ответственности. Поэтому нужна и Третья поправка, содержащая положение, что «Гражданин России не ограничен в правах человека, в том числе и на эмиграцию, после урегулирования имущественных претензий». Если такой «утекший мозг» там (например, в Америке) позарез нужен, ему, в принципе, дадут денег для возмещения потраченного на его образование в России, и для нас это все-таки лучше, чем ничего.

Такой же принцип может быть и в здравоохранении – платное, но в кредит. Попользовался и уезжаешь из страны – верни деньги. А то у нас советское здравоохранение все ругали, но иностранные студенты и другие приезжие пытались успеть вылечить у нас всё, что можно. Но это же нам денег стоило!

Внешняя торговля

Для справедливой торговли, без принуждения, нужно сильное государство. В концепции национальной безопасности, написанной одним из бывших министров обороны США Гарольдом Брауном, указывается, что принципы свободного мирового рынка должны применяться лишь до тех пор, пока это выгодно Америке. Весьма разумно. Трудно перечислить все способы, которыми в США ограничивается «свобода мирового рынка» – это и так называемое «антидемпинговое законодательство», и игра с пошлинами и тарифами.

Торговля – это борьба, и нам никто не позволит нарушать «свободу торговли» удобным для нас образом, даже если мы будем ссылаться на похожие нарушения, сделанные другими. Власть над рынком не у нас.

Но совершенно не убиваемый довод в пользу существования нерыночной системы управления в странах Запада нашел Василий Леонтьев. Исследуя реальные экономики стран мира, наткнулся он на странное явление. Оказалось, что в структуре стоимости американского экспорта превалирует стоимость труда! Американское производство – самое капиталоёмкое из экономик мира. А экспортируется голый труд.

Например, важная статья экспорта США – видеопродукция. Фильм «Титаник» принес американцам неплохой куш, хотя и обошелся недешево. Но какова структура затрат на этот фильм? Израсходован ли какой-нибудь дорогой производственный капитал или невосполнимые ресурсы? Нет, только зарплата.

17

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org