Пользовательский поиск

Книга Понять Россию умом. Содержание - 2.1. Капитализм сегодня

Кол-во голосов: 0

Нечто похожее происходит и с навязанным выбором между западниками и славянофилами. Да и те, и те плохи. Истина лежит между ними. А приверженность этим двум крайностям происходит из незнания как Запада, так и России.

Например, Запад, при несомненном его единстве, есть явление неоднородное. Он разнится в направлениях и предпочтениях внутренней и внешней политики, разнится в промышленности, сельском хозяйстве и науке. С кого, конкретно, брать пример?

Или, существует различие между внешней и внутренней свободой. В России между внешней свободой – правом и законом, и «внутренним законом» – законом Правды, справедливости, нередко лежит огромная пропасть, возникающая из традиционности русского сознания, которое помнит, что есть Высшая справедливость, Божий суд. И никакие реформы, никакое «просвещение» его так просто не отменят, как бы ни напирали западники на важность юридического, внешнего права.

Терпение русского народа происходит не в последнюю очередь от чувства внутренней свободы. И это не покорность государству, а приятие государства как целого, как своего. Идеал целого ближе идеала раздробленности. Но при этом наличие внутренней свободы не подразумевает упразднения внешней свободы.

Так что особость России пытаются искать не там. Русское государство из-за уникальности условий человеческой жизни получилось совсем не таким, как западноевропейские государства, хоть и проделало путь, очень сходный с тем, который прошли они. И там чужестранцев княжить приглашали. И свои татары (берберы-мавры, арабы-сарацины) там были. И между собой западные европейцы дрались не меньше, если не больше, чем мы между собой, а также с поляками, ливонцами, шведами, немцами и французами. Например, Англия с Францией сто лет подряд воевали. И средневековые зверства христианнейших королей и святой инквизиции были почище опричнины Ивана Грозного. Французы одной своей «Варфоломеевской ночью» перекрыли все кошмары нашего Ивана, за полвека его царствования.

При этом западноевропейцы были совсем не прочь закрыть нам двери в цивилизованный мир или хотя бы в его средиземноморскую часть, где они с незапамятных времен систематически объединяются против нас с турками.

Мы – разные. И ничего нет удивительного, что взаимная неприязнь между русскими и Западом прошла через всю историю Европы. От огромного славянского населения на территории современной Германии осталось лишь маленькое племя сорбов-лужичан. И, несмотря на это, Петр I и остальные государи времен Российской империи стремились «войти в Европу». А она их постоянно отторгала, и часто весьма унизительным и подлым способом.

Так, может, уже пора понять, что наша задача не в том, чтобы «войти в Европу», а в том, чтобы разумно использовать особенности нашей цивилизации и наш природный и человеческий потенциал для того, чтобы сделаться равным партнером ей. К взаимно дополняющему партнерству.

Вот мы и попытаемся разобраться в наших знаниях о России и Западе.

2.1. Капитализм сегодня

Некоторые проблемы глобализации

Страны, имеющие деньги, желают жить как можно лучше. Но деньги сами по себе не дадут крышу над головой, одежду, еду и так далее. Чтобы они превратились в вышеперечисленные блага, надо, чтобы кто-то их сделал. А так как на Западе жизненные стандарты высокие, то и оплата труда высокая. Производство стало выгоднее размещать там, где оно дешевле в силу дешевизны рабочих рук, низких затрат на строительство и прочие факторы производства. Причем эту «выгодность» прикидывают теперь, рассматривая всю планету. И ныне то, что производят в одном Земли, потребляют в другом, а прибыль зачастую получают в третьем. Но уж там, где потребляют и получают прибыль, – потребляют от души.

Складывается такое впечатление, что на все человечество, на все страны «наложились» жизненные правила и порядки одного ранчо. Есть хозяин и его присные (США и прочий «Запад»), есть батраки, испольщики, нищие приживалы, домашняя челядь, индейская опасность. В мире все больше и больше стирается граница между «внешним» и «внутренним». Между внешним и внутренним рынком. Между населением, живущим «внутри» страны, и диаспорой. Между экономической политикой, направленной на решение внутренних территориальных задач, и экономическим участием в мирохозяйственных процессах. На смену национальным государствам приходят ТНК, мировые диаспоры, крупные трансрегиональные объединения или стратегические альянсы стран. Но, вместе с тем, растет национализм и сепаратизм.

Обратимся к докладу ООН о человеческом развитии за 1998 год. В нем бросаются в глаза статистические данные об экономическом неравенстве. Некоторые цифры просто потрясают. Три самых богатых человека в мире имеют совокупное личное состояние, превышающее валовой внутренний продукт 48 наименее развитых стран, вместе взятых. 225 самых богатых людей планеты имеют совокупное состояние более чем в 1 трлн. долларов, а 3/5 из 4,4 млрд. жителей развивающихся стран лишены канализации, 1/3 – чистой воды и 1/5 – медицинского обслуживания.

Американцы тратят на косметику 8 млрд. долларов в год. По оценкам ООН, 6 млрд. долларов в год хватило бы для того, чтобы дать всем детям мира начальное образование. Европейцы съедают мороженого на 11 млрд. долларов в год, в то время как 9 млрд. вполне хватило бы на то, чтобы обеспечить чистой водой и надежной канализацией всех нуждающихся в мире. Американцы и европейцы расходуют 17 млрд. долларов на корм для домашних животных; 13 млрд. хватило бы, чтобы обеспечить элементарной медицинской помощью и накормить всех нуждающихся по всему миру.

Этот доклад пропал втуне; и цифры, и слова прошли мимо. А ведь так и происходит перераспределение доходов в пользу Запада. Можно смело сказать: в зарплате западных тружеников существует некоторая надбавка за то, что они живут в богатой части мира. Ведь невозможно себе представить, что американцы, потребляя 40% мировых ресурсов, производят половину мировой работы. Очевидно, кто-то работает за них!

Чтобы продолжать такой способ существования, нужен вполне определенный мировой порядок, опирающийся на высокотехнологичное оружие. Вот его производство «передовые державы» не выпускают из своих рук. Но чтобы такое оружие производить, все же необходимо оставлять у себя кое-какое производство, как бы затратно это ни было. Кроме этого, в «ведущих» странах развивают новые технологии, так как цены на них, в силу их новизны, существенно превышают затраты – они просто монопольные.

Подобные мировые процессы, когда бедность и богатство разнесены в пространстве, называются глобализацией. При этом в богатых странах Запада «противоречие между трудом и капиталом» совсем не преодолено, оно лишь временно отложено.

Глобализация экономики оборачивается деиндустриализацией стран Запада. Так или иначе, но новые промышленные страны, рано или поздно, потребуют свою долю полномочий по управлению миром. Заводы-то теперь у них. И будущее – за их молодежью. Сегодня на олимпиадах по естественным наукам первые места занимают не школьники Запада, а представители новых индустриальных народов. А без участия победителей таких олимпиад не будет происходить и развитие новых технологий.

Не зря уже сегодня в Америке стараются убрать китайцев от оборонных проектов, даже если они и граждане США.

Американский опыт показывает, что привлекательность образа жизни важнее системы образования. Оказывается, хорошие мозги в своем большинстве очень «текучи». Вот почему специалисты соглашаются переехать на работу и жительство в США. А Штаты такая ситуация устраивает, потому что можно сэкономить на подготовке специалистов у себя. Правда, здесь имеется и опасность. Случись кризис, так эти «мозги» как втекли, так и вытекут. А системы образования как не было, так и не будет.

В целом же можно дать такую формулировку: глобальное сообщество – это всего лишь единый мировой рынок, участники которого конкурируют между собой за обладание всеми мировыми ресурсами (от нефти до знаний).

33

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org