Пользовательский поиск

Книга Понять Россию умом. Страница 106

Кол-во голосов: 0

Общество не может допустить, чтобы компании, доходы которых временами бывают сопоставимы с федеральным бюджетом, вдруг стали резко снижать производство из-за длительного отсутствия необходимых капиталовложений, или чтобы большая часть их экспортных доходов оставалась за рубежом, минуя контроль государства.

Важнейшими условиями деятельности топливно-энергетических компаний, которые во многих странах регулируются государством, являются внутренние цены (тарифы) на энергоносители и налоги рентного типа (включая таможенные пошлины). А чтобы сопоставить относительные уровни внутренних цен энергоресурсов в разных странах, используют их пересчет через паритеты покупательной способности (ППС) национальных валют по отношению к доллару. По методике, которую использует Всемирный банк, доллар по расчету через ППС в 2000 году соответствовал 8,5 рублям.

Если учесть такое соотношение между рублем и долларом, то российские цены на электроэнергию, энергетический уголь, дизтопливо примерно соответствуют ценам в Европе и Америке. Тарифы на газ почти вдвое занижены. Цены на нефть вдвое, а на мазут в полтора раза завышены. Цены на бензин – посредине между ценой Европы и ценой Америки (эти последние различаются между собой почти в три раза).

В 2001 году добыча газа у «Газпрома» сократится на 15—20 млрд. м3. В то же время согласно долгосрочным контрактам экспорт газа в Европу должен возрасти на 3 млрд. м3 (на 3%). Поэтому «Газпром» предлагает повысить внутренние цены в 2,7 раза (до 900 руб./1000м3) по сравнению с 2000 годом без значительных изменений в налоговой системе, якобы для получения достаточного объема инвестиционных ресурсов. И сделать это хотят только за счет внутренней цены газа. Хорошо, но есть два сомнения.

Первое. Действительно ли полученные деньги пойдут на инвестиции, а не на отсечение части потребителей внутри страны от газа, чтобы полученные таким образом излишки продать за границу? Ведь Р. Вяхирев совершенно серьезно считает, что можно и кизяком топить.

И второе. Если инвестиции идут из внутренних источников, то почему экспортный доход будет оставаться у «Газпрома», а не у государства?

Повышение цены газа в 2,5 раза, предлагаемое «Газпромом», приведет к повышению среднего тарифа на энергию для промышленных потребителей на 17% (от 38 коп./кВт. ч до 45 коп./кВт. ч).

Но это не все. Сегодня РАО «ЕЭС России» тоже наконец вспомнило, что ему нужны амортизационные отчисления, – до 5 млрд. долларов ежегодно в 2001—2010 годах, по оценке правления РАО. В этом случае тариф возрастет в 1,9 – 2 раза.

При этом, с учетом, что реально доллар стоит в расчете через ППС 8,5 рубля, тариф составит 83 долл./МВт. ч, то есть превысит германский и английский тариф более чем на 30%, а французский и США – более чем на 70%.

Это опять же приведет к снижению конкурентоспособности российской промышленности. И опять не факт, что полученные в результате повышения средства пойдут на инвестиции в отрасль, а не будут «проедены», как это было во все предыдущие годы. Ведь Чубайс не скрывает, что его задача – не создание структуры, работающей в интересах страны, а построение высокодоходного предприятия. И доход этот предполагается получать не от продажи энергии внутри страны, а при продаже ее за границу. В этом случае, чем меньше ее будут потреблять в России, тем больше доход компании.

Резкое повышение относительной внутренней цены сырой нефти и мазута произошло только после девальвации рубля в 1998 году. До августа 1998 года пропорции цен на нефть и нефтепродукты примерно соответствовали европейским и американским. После девальвации 1998 года относительные цены резко изменились: теперь, в отличие от цены газа, цена нефти у нас завышена. Естественно возникает вопрос, следует ли государству ставить задачу снизить внутреннюю цену нефти? Или – каковы негативные последствия такой высокой цены нефти?

Между нефтедобывающим предприятием и нефтеперерабатывающим заводом – единственным внутренним потребителем нефти, – действует множество посредников, скупающих нефть с предоплатой и получающих сверхприбыль при значительном росте разрыва цены приобретения и цены производителя. Значительная часть посредников является дочерними или аффилированными организациями нефтяной материнской компании. Весь вопрос в том, куда направится полученная ими сверхприбыль. Если она идет на инвестиции в нефтяную компанию, в том числе на геологоразведку, то это способствует росту производства. Если же вывозится в офшорные зоны и исчезает там бесследно, то это отрицательно сказывается на экономике страны.

В течение 10 лет реформ нефтяная промышленность в основном «проедала» запасы, созданные в дореформенный период. Производственные капиталовложения сократились по сравнению с дореформенным периодом на 70%, в три – пять раз сократились объемы эксплуатационного и разведочного бурения. Оборудование для нефтедобычи и нефтепроводов фактически и морально устарело.

А ведь большая часть доходов имеет рентный характер, и должна расходоваться в интересах всего общества, а не захвативших ее «собственников». Природные богатства до сих пор принадлежат народу (через государство).

Свободные цены на энергоносители не могут и не должны быть инструментом конкуренции. Их обязано регулировать государство, с учетом потребностей в финансовых средствах и возможностей как производителей (ТЭК), так и основных потребителей энергоресурсов.

Безработица и вымирание

Безработица «неожиданно» обрушилась на Россию и стала одной из ключевых проблем как федерального, так и местного уровня. Сегодня можно говорить о том, что безработица уверенно оформилась в виде объективной реальности всего уклада жизни россиян. Сокращение промышленного и сельскохозяйственного производства, ориентация на зарубежного производителя делают ее неизбежной в ближайшее время, безработица будет только расти. Основная причина – сама общеэкономическая ситуация, сложившаяся в стране. Отсутствие ресурсов делает невозможным обеспечение социальной поддержки всех нуждающихся в ней.

Не следует забывать, что когда в США пошли на модернизацию, то понимали, что появятся слои, которые не сумеют встроиться в жизнь в постиндустриальном обществе. И решили выделить часть доходов от модернизации для поддержки этих людей. У нас же «иной путь»: принимаются активные меры для вымирания людей. «Нет человека – нет проблемы». Вдумайтесь, зарплата (а пособие – лишь часть зарплаты) у большинства составляет треть и менее от прожиточного минимума. Идет отрезание от медицинской помощи, образования, жилья, тепла. Нет программ по увеличению мобильности общества и его профессиональной переподготовки…

Удивляют попытки комментаторов оценивать поступки власти и «богатой» части общества с точки зрения обычной морали. Это совсем не безобидные действия. Представьте себе, что в коммунальную квартиру вселился бандит. Да, натуральный уголовник. Он ворует у соседей одежду и еду, терроризирует их. А интеллигент на собрание жильцов начинает объяснять ему, что он ведет себя неэтично и ему надо пересмотреть свое поведение. До него не доходит, что этика соседа-уголовника другая, и то, что ему предлагают, с его, уголовника, точки зрения дикость. Как это – не воровать? Неужели «на работу» ходить. Как это – в рыло никому не двинуть? Как это – думать о чем-то еще, а не о своей власти? О каком-то «народе», а не о своей прибыли? Чего… – этика? А сколько денег она стоит?

Призывы критиков к правительству действовать «прилично» просто не доходят до правительства. Оно изначально имело «неприличные» цели. Например, критики протестуют против «бандитской» приватизации, а план состоял именно в такой приватизации. И вот критиканы сообщили властям, что цель достигнута. Очень хорошо, спасибо.

Чтобы обустроивать страну, нужны инвестиции, но кто же нам им даст! – заламывают руки умные либералы. Когда придут инвестиции, куда же мы их денем! – недоумевает опытное правительство. В стране одновременно страдают и о толпах безработных, и о невыносимом объеме работ, которые некому выполнять: надо строить, восстанавливать и т. д. Депутаты, ученые, социальные работники переживают о сокращении численности населения, а попросту – о происходящем ужасающем вымирании, а правительство финансирует мероприятия по ускорению вымирания. Создание рабочих мест на кладбище – это тоже способ сократить безработицу, между прочим.

106

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org