Пользовательский поиск

Книга Рецензии на произведения Марины Цветаевой. Содержание - Н. Гумилев Письма о русской поэзии Рец.: Марина Цветаева. Волшебный фонарь: Вторая книга стихов М.: Кнво «Оле-Лукойе», 1912

Кол-во голосов: 0

«Забвению мешая!» Такие неудачи очень часты в стихах Марины Цветаевой. Вообще, в них есть отрава вундеркиндства. В темах детских — поэт по-взрослому ломака. В темах «взрослых» — по-детски неумел. Выдержанныx в целом стихотворений, вроде «Домиков старой Москвы», очень немного. Марина Цветаева делает вид, что кто-то запрещает поэзии касаться детства, юности и т. д., что ей надо отвоевывать право на эти темы. Ничего подобного! Именно теперь возвращается поэзии право касаться всех тем, и надо пользоваться этим правом спокойно, в меру своего таланта, а не своиx капризов. Ведь умеет же она так мило рассказывать про встречу влюбленных детей в сквере или на катке![60] Ведь есть же и сатирическая нота в ее лире («Жар-Птица» и «Эстеты»)!.. Зачем же вундеркиндствовать?

Н. Гумилев

Письма о русской поэзии

Рец.: Марина Цветаева. Волшебный фонарь:

Вторая книга стихов

М.: Кнво «Оле-Лукойе», 1912

Первая книга Марины Цветаевой «Вечерний альбом» заставила поверить в нее и, может быть, больше всего — своей неподдельной детскостью, так мило-наивно не сознающей своего отличия от зрелости. «Волшебный фонарь» — уже подделка и изданная к тому же в стилизованном «под детей» книгоиздательстве,[61] в каталоге которого помечены всего три книги.[62] Те же темы, те же образы, только бледнее и суше, словно это не переживания и не воспоминания о пережитом, а лишь воспоминания о воспоминаниях. То же и в отношении формы. Стих уже не льется весело и беззаботно, как прежде; он тянется и обрывается, в нем поэт умением, увы, еще слишком недостаточным, силится заменить вдохновение. Длинных стихотворений больше нет — как будто не хватает дыхания. Маленькие — часто построены на повторении или перефразировке одной и той же строки.

Говорят, что у молодых поэтов вторая книга обыкновенно бывает самой неудачной. Будем рассчитывать на это…

В. Брюсов

Сегодняшний день русской поэзии

Верна себе и г-жа Цветаева, продолжая упорно брать свои темы из области узко-интимной личной жизни, даже как бы похваляясь ею («острых чувств и нужных мыслей мне от Бога не дано»[63]). В конце концов мы могли бы примириться с этим, так как каждый пишет о том, что ему близко, дорого, знакомо, но невозможно примириться с той небрежностью стиха, которой все более и более начинает щеголять г-жа Цветаева. Пять-шесть истинно поэтических красивых стихотворений тонут в ее книге в волнах чисто «альбомных» стишков, которые если кому интересны, то только ее добрым знакомым.

С. Логунов

Обзор книг и журналов

В «Волшебном фонаре» г-жи М.Цветаевой (Марина Цветаева, «Волшебный фонарь», 2-ая книга стихов, М., 1912 г., стр. 148) ряд милых картинок детских и юношеских лет. Девочка уже «большая» — «мне семь лет» — едет с матерью за книгами:

Сколько книг! какая давка!
Сколько книг! я все прочту!
В сердце радость, — а во рту
Вкус соленого прилавка.[64]

Ребенок, который на вопрос, почему он плачет, отвечает: «так», — несмотря на то, что отец убедительно доказывает ему, что «плакать „так“ смешно и глупо»…[65] «Неравные братья», из которых один постоянно придумывает новые игры, а другой в ответ каждый раз повторяет: «спросим маму!»… Все эти детские сценки у г-жи Цветаевой не являются придуманными, а выхвачены из жизни.

И. Ларский

Рец.: Марина Цветаева. Из двух книг

М.: Кнво «Оле-Лукойе», 1913

Стиxи М.Цветаевой — поэзия собственных имен, и, надо сказать, поэзия жизнерадостная, к которой идет сентиментальность и порой детская наивность. Мотивы стихотворений «Мама на даче», «Мама в саду» в каждом из нас пробуждают незабвенные воспоминания о том времени, когда мама казалась царицей.

Мы на даче: за лугом Ока серебрится,
Серебрится, как новый клинок.
Наша мама сегодня — царица,
На головке у мамы венок.

В предисловии г-жа Цветаева дает совет: «пишите, пишите больше (закрепляйте каждое мгновение, каждый жест, каждый вздох)»… Это можно принять с оговоркой даже и в отношении г-жи Цветаевой: писать пишите, но не все печатайте. Стоило ли, например, передавать такую сцену:

Стоишь у двери с саквояжем.
Какая грусть в лице твоем!

На лице читателя мелькает предательская улыбка. Но дальше:

Пока не поздно, хочешь, скажем
Последний раз стиxи вдвоем?[66]

Очень трогательно, но ведь и от трогательного до смешного — один шаг.

П. Перцов

Интимная поэзия

Рец.: Марина Цветаева. Из двух книг

М.: Кнво «Оле-Лукойе», 1913

За последнее время от наших поэтесс ждешь и находишь как-то больше, чем от поэтов. Наступил какой-то «суфражизм» в русской поэзии. Или, в самом деле, близится возобновление после тысячелетий «господство женщин»? Ведь никогда сильный пол так не пасовал перед слабым, как в наш «декадентский» век. Но я уклоняюсь…

Вот и г-жа Марина Цветаева. Она положительно талантлива. Талант ее не так звучно-ярок, как, напр., у г-жи Мариэтты Шагинян. Нет восточной благоуханности и музыки стиха. Стих даже несколько тускл и местами спотыкается… Но есть умение нарисовать картинку домашней жизни, комнатного уюта или передать интимные, иногда чисто женские настроения.[67] Г-жа Цветаева сама смотрит так на свои стихи. В предисловии она уговаривает нас всех «писать». «Закрепляйте каждое мгновение, каждый жест, каждый вздох!»… «Обивка дивана — не менее слов, на нем сказанных»…

Дамские присловья редко бывают удачны. Стихи г-жи Цветаевой закрепляют, к счастью, не каждый жест. Напротив: в них есть тот выбор, который делает из прозы поэзию. Ведь не всех своих подруг воспела г-жа Цветаева, а только одну грузинскую княжну Нину, погибшую жертвой чуждого севера:

Бледнея, гасли в небе зори,
Темнел огромный дортуар;
Ей снилось розовое Гори
В тени развесистых чинар…
…Умолкло сердце, что боролось;
Вокруг лампады, образа…
А был красив гортанный голос!
А были пламенны глаза![68]

И изо всех московских улиц она выбирает Тверскую:

вернуться

60

Имеются в виду стихотворения «В сквере» и «Конькобежцы».

вернуться

61

Книгоиздательство «Оле-Лукойе» — это домашнее издательство М.Цветаевой и С.Эфрона, в шутку получившее название в честь героя сказки Г.Х.Андерсена.

вернуться

62

Книги издательства анонсировались в третьем сборнике Цветаевой «Из двух книг» (М., 1913), где значились следующие: М.Цветаева «Мария Башкирцева: III кн. стихов» (не вышла), С.Эфрон «Детство», М.Волошин «О смысле категории, постигшей картину Репина». Вероятно, Гумилев узнал о них из рекламного листка, который мог быть вложен в «Волшебный фонарь».

вернуться

63

«Оценивая стихи, я предъявляю поэту требования высокие и считаю, что это — долг критика…» (Впервые напечатано: Литературное наследство: Валерий Брюсов. Т. 85. М., 1976. С. 205).

вернуться

64

Из стихотворения «За книгами».

вернуться

65

Из стихотворения «Так».

вернуться

66

Из стихотворения «Неразлучной в дорогу».

вернуться

67

Ср. с более поздним высказыванием Н. Кадмина (Абрамовича): «Марина Цветаева очертила себе мирок детских впечатлений и основ; в этих пределах поэтесса свежа, наивна, искренна; ее шаги робкие, первые; будущее определит поэтическое проявление этого дарования поэтессы» (Поэтессы В.Рудич, М.Шагинян, А.Ахматова, Н.Крандиевская, М.Цветаева, Л.Столица // История русской поэзии от Пушкина до наших дней. Т. 2. М., 1915. С. 311).

вернуться

68

Из стихотворения «Памяти Нины Джаваха».

7

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org