Пользовательский поиск

Книга Твой друг (Сборник по собаководству, 1973 г.). Страница 46

Кол-во голосов: 0

Л. ТУДЕР

ДОРОГИЕ НАШИ МАЛЬЧИШКИ

Письма, письма… Их много, они отовсюду. На разноцветных конвертах — неизменный треугольный штамп: «Солдатское». Это желанные весточки от воспитанников Ленинградского клуба служебного собаководства, которые проходят воинскую службу в пограничных войсках.

Первым в 1959 году поехал служить на границу наш активист, участник показательного коллектива дрессировщиков Олег Владимиров. Он попросил совет клуба оказать содействие, чтобы его с воспитанной им собакой зачислили в пограничные войска.

В штабе пограничных войск, куда было послано ходатайство совета клуба и заявление Олега, учли желание призывника. Владимирова с его восточноевропейской овчаркой Валдаем направили для прохождения службы на заставу.

Олег довольно быстро овладел воинской специальностью и вскоре был удостоен почетного звания «Отличный пограничник».

Друзья Олега по клубу гордились им, словно сами совершили подвиг солдатской доблести. Многие ребята допризывного возраста загорелись желанием стать пограничниками.

Но хорошо мечтать юноше, если у него есть восточноевропейская овчарка, обученная, не раз побеждавшая в соревнованиях. Вот у Сергея Добрякова Рекс увешан жетонами. Им вместе прямой путь — на границу. А как быть тем, у кого эрдель-терьеры или колли? Ведь по сложившейся традиции их в войска не берут. Хотя по рабочим качествам чем они хуже? И здесь нам на помощь пришел штаб пограничных войск. Он дал согласие брать в погранвойска ребят из нашего клуба и не имеющих собак. Главное, чтобы юноша любил свою будущую воинскую специальность, знал собак, умел работать с ними. По месту службы ему дадут хорошую овчарку.

В клубе заботятся о том, чтобы хорошо подготовить ребят, которым предстоит служба в армии.

Комсомолец Володя Георгиев заканчивал профессиональное училище по специальности повара, а у нас дрессировал своего колли Османа. Володя был командиром комсомольского отряда дружинников. Как-то дружинники задержали группу хулиганов. Когда их вывели из милицейской машины, в кузове обнаружили несколько финских ножей, кастетов и прочих бандитских приспособлений. Работник милиции приказал владельцам разобрать свое оружие. Но те лишь нагло улыбнулись в ответ: «Попробуй, мол, докажи теперь, кому что принадлежит». Вот тут-то и пригодились способности Володиного Османа. Хулиганов построили в ряд. А Володя брал из кузова оружие, давал собаке обнюхать нож или кастет и вел его к задержанным. Так были установлены владельцы всех брошенных в кучу «игрушек».

Владимир Георгиев с Лиром

А когда настало время идти в армию, Володя попросился в пограничные войска. Его тоже рекомендовал клуб. На границе он быстро подружился с восточноевропейской овчаркой Лиром. За безупречное исполнение воинского долга ему было присвоено звание «Отличный пограничник» и разрешены отпуск и поездка в Ленинград.

Как и следовало ожидать, Володя пришел в клуб. Возмужавший, подтянутый, с бронзовым загаром и такой же скромный, каким был. Долго и задушевно беседовали мы с воином. Потом Володя писал, что совмещает службу с учебой: готовится к экзаменам на аттестат зрелости и получил еще один наградной знак солдатской доблести: «Отличник Советской Армии».

Вернувшись со службы, Володя Георгиев продолжает активно работать в клубе, является членом его совета и руководит городской народной дружиной собаководов.

Клуб проводил на пограничную службу Олега Колосова с овчаркой Ютаной, Бориса Шурыгина с Беркутом, Василия Шубенцова с Лакме, Анатолия Громова и других юношей.

Особенно запомнились проводы Олега Колосова. Их организовал штаб добровольной народной дружины Дзержинского района, где Олег командовал комсомольским оперативным отрядом. На проводах были представители районного отделения милиции, райкома комсомола, друзья из показательного коллектива дрессировщиков, ветераны и молодежь клуба служебного собаководства. Олегу дали наказ служить отлично, высоко держать честь ленинградцев, вручили памятные подарки и от имени президиума Ленинградского городского комитета ДОСААФ — знак «За активную работу».

Александр Быстров с Ахиллом

Вскоре мы узнали, что Олег Колосов, а также Борис Шурыгин зачислены в учебное подразделение.

Мы всегда в курсе жизни и учебы наших посланцев, радуемся их успехам, огорчаемся отдельными неудачами. Борис Шурыгин сначала не выдерживал физической нагрузки, но в письмах он никогда не жаловался на трудности военной службы. А к концу пребывания в учебном подразделении окреп и окончил его с хорошими и отличными оценками. А собаки наших ребят Ютана и Беркут были гордостью школы.

Однажды член клуба Е. Кузнецова, которая переписывалась с Борисом Шурыгиным, сообщила, что наши ребята отправляются из учебного подразделения в воинские части и проездом будут в Ленинграде. Быстро собрали мы группу активистов, закупили скромные подарки и поехали на вокзал. У вагона нас приветливо встретили знакомые офицеры-пограничники, бывавшие в нашем клубе. Пока мы оживленно беседовали, из окон вагона то и дело выглядывали взволнованные морды собак.

Неожиданно в толпе провожающих появился еще один молодой сержант-пограничник. Он лихо приложил руку к головному убору и четко отрапортовал: «Товарищей одноклубников приветствует Юрий Петров». Веселый, жизнерадостный Петров был когда-то бессменным «нарушителем» на всех выступлениях нашего коллектива дрессировщиков. Он тоже окончил это учебное подразделение.

Перед нами письма с пограничных застав: «Сегодня первый день нес службу по охране государственной границы СССР. Ютана была со мной и, кажется, стала еще серьезнее», — писал Олег Колосов.

«Застава мне очень понравилась, — вторил ему Борис Шурыгин. — Беркут сейчас много работает. Надеюсь, к весне он сдаст на 2-й класс».

«Ребята на заставе хорошие, настроение отличное. Готовлюсь повысить классность», — сообщал Юрий Петров.

С очередной группой ребят из нашего клуба ушли служить в погранвойска Сережа Добряков, Саша Быстров и Александр Вершилов.

Про Сергея Добрякова и его Рекса, про хорошие традиции Ленинградского городского клуба служебного собаководства ДОСААФ писал журнал «Пограничник». Хочется подробнее рассказать, как проходил службу на границе Саша Быстров. Уходя в армию, он оставил дома своего любимца Саргона. Отлично отдрессированная овчарка была уже далеко не призывного возраста: Саргону шел девятый год.

Грустно смотрела собака на сборы Саши. Пес не повизгивал радостно, не топтался в нетерпении у двери, будто чувствовал, что не на дрессировочную площадку и не на стадион идет его хозяин. Он даже не пошел проводить Сашу до двери, не подал голоса, как делал это каждый раз, когда хозяин уходил на работу. Пес остался стоять, понурив голову, на том месте, где в последний раз погладил его Саша.

И вот мы получили письмо. Саша сообщал, что командир части отпустит его в Ленинград при условии, если он вернется в часть с хорошей собакой. Иначе наш воспитанник терял шансы попасть в учебное подразделение и стать проводником пограничной собаки.

Обсудив письмо Александра Быстрова на совете клуба, мы решили за счет клубных средств купить ему собаку, о чем и сообщили командованию части.

Через несколько дней рядовой Александр Быстров прибыл в клуб. В письме, которое он привез от командира части, говорилось, что командование благодарит коллектив клуба и обещает определить рядового Быстрова на учебу в школу сержантского состава.

Мы вручили воину молодую восточноевропейскую овчарку Ахилла, отдрессированную по общему курсу.

Быстро летит время. Отслужив, вернулись с границы товарищи Колосов, Шурыгин, Шубенцов, Громов, Добряков, Вершилов и Быстров.

Саша Быстров с границы вернулся один. Ахилла по решению совета клуба он передал заставе, где служил. Саша стал работать инструктором-дрессировщиком клуба.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org