Пользовательский поиск

Книга Мгновение.. Страница 18

Кол-во голосов: 0

Можно сказать, что набросанная выше концепция применительно к «другой, «безкислородной эволюции», - утопична, и с такой оценкой я соглашусь, если речь идет о Земле. В то же время нам ничего не известно о других околозвездных планетах. Я считаю, что энергия излучения таких центральных звезд может быть толчком для преобразований на поверхности планет в то, что будет способно к необязательно антроподобным формам мысли и самопознания. Я также не считаю, что доминирующей чертой таких Других должно стать желание договориться, или, по крайней мере, установить связь с существами, похожими на нас.

Открытое присутствие Других могло бы не только послужить для признания, что человечество не является во Вселенной странной выходкой многопланетного паноптикума, но, может быть, вместе с тем объяснило бы нам, является ли антропоморфизм правилом или же особой конфигурацией. У людей, увеличивающих согласно собственным меркам свое могущество, время от времени наступает отрезвление, наступающие из-за сдвига континентальных плит, пертурбаций климата, и потому для того, чтобы выявить пропорции, часто равные, нашего господства и нашей беспомощности, следует осознать, что антропогенез насчитывает приблизительно миллион лет, а культурообразующие человеческие цивилизации занимают на циферблате геологических часов, насчитывающем четыре миллиарда лет, едва несколько последних секунд. Наша цивилизация за очень короткое время могла бы оказаться стертой с поверхности Земли интервенцией космического порядка, например столкновением с астероидом или метеоритным дождем, или же просто одним из известных уже нам энергетических эксцессов Солнца. Многие звезды, создающие условия, необходимые для стабилизированного планетогенеза, бурно и стремительно изменяют излучение. Кроме того, такая планетородная звезда, которая способна к требующей миллиарды лет консолидации своего пылевого диска в жизнетворные планеты, не может быть ни двойной звездой, ни кратной, поскольку у тел, окружающих кратные звезды, не может быть стабильной прочности. Сейчас мы также знаем, что спиральные галактики типа Млечного Пути, насчитывающие, по крайней мере, по несколько сотен миллионов звезд, подвергаются невообразимо мощным вихрям, из-за чего в глазах астрономов метагалактика превращается в пространство стремительных, непредвиденных катастроф, что, впрочем, показывает, что с нашей солнечной системой мы находимся в зоне покоя, который не может продолжаться слишком долго. Из подобных констатаций мы вынуждены сделать вывод, издавна, собственно говоря, известный исследователям небес, что космос, будучи в нашем закоулке виновником и покровителем жизни, ни в большой временной шкале, ни в пространственной, не является особо благосклонным к жизни. Повторяя афоризм, не мною придуманный, - он не знает, что мы в нем есть. Несмотря на то, что он не вечен, космос существует, потому что простирается в прошлое и будущее, за всяческие границы наших воображаемых возможностей.

Независимо от того, понимается ли эволюция как огромный процесс, протекающий равномерно, или как пунктуалистический 1 и сальтационистический 2 , или как стезя, прерываемая и подмываемая видообразующими извержениями, следует признать, что из четырех нуклеотидов, создающих биохимический состав, управляющий строительством всего живущего, эта эволюция выдавила больше, чем можно было ожидать a priori 3 . Поэтому с тех времен, когда я начал искать образцы, пригодные для подражания, я упорно писал о необходимости догнать творческие эволюционные силы благодаря плагиату - реализации некоторых решений - или путем созидания оригинального технобиологического образца. Я направлял свои мечты в этих направлениях, чтобы через несколько десятилетий убедиться, что истина была на моей стороне, и вместе с тем, что очень часто польза, полученная людьми от всех этих подражаний, которые я называл имитологией, не восхваляют нас, поскольку наши самые прекрасные достижения по отношению к биологии вторичные или даже не вторичные, послужили нам для порчи биосферы и для гнусных военных забав, и, наконец, очень многое из того, что уже удалось нам на пути к не достигнутому еще искусственному разуму создать, часто служит глупостям, развлечениям, как и непонятным для меня чудачествам. Невесело наблюдать унижения, какие познает высоко задуманное человеческое новаторство.

Однако мне кажется, что было бы лучше, если бы мы были в космосе одиноки. Это потому, как я считаю, что худшее состояние, чем человеческое поведение, уже недостижимо. Людоедство, которое стояло у колыбели нашего вида, о чем свидетельствуют длинные кости неандертальцев, расколотые кремнями, не было ни первой, ни последней порочной активностью пралюдей. Поэтому становится понятным такое проявление человеческого творчества, как направление в космос устройств военного назначения или средств массового убийства.

* * *

Столько раз говорилось и писалось о процессах, которыми руководствуется биологическая жизнь, что неизбежным кажется вступление в чрезмерно густой лес очень запутанных, очень специфичных и очень сложных молекулярных связей. В результате этого создается впечатление, что посвященному в биологию, не только эволюционную, вообще невозможно говорить иным языком, чем процессуально-собирательный и все более специализированный. В моих глазах жизнь действительно укоренилась в молекулярно-атомной материи, и даже - кто знает - обязана своему возникновению и своему изменению субквантовому миру, существование которого предполагают только некоторые известные специалисты. (В скобках добавлю, что этот предполагаемый субквантовый мир - область произведений колебаний струн, сплетенных в клубок, большое количество которых могло бы поместиться в одном протоне.) Я, однако, не намерен вдаваться в гипотезотворчество такого рода. Жак Моно (Jacques Monod ) назвал свою книгу «Случайность и необходимость» (Hasard et necessite ). Хотя многие утверждения Моно немного устарели, название книги остается в силе. Случайность, и тем самым опирающаяся на риск активность, соединенная с необходимостью, представляет как мощь, так и убожество жизни. Разумеется, можно бы себе придумать достаточно опор и подпор, но, желая войти in medias res4 4 , я постараюсь искать обращенные к воображению метафоры. О запутанности и поражающих совпадениях, из которых сложилась пражизнь, написаны уже тома. Признаюсь: для нас, по крайней мере для меня, есть что-то почти гротескно-чудовищное, как зрелище из «Grand Guignol » 5 , в зарождении и миллиардолетнем восхождении жизни из нано- и микромира в макромир, и эти процессы, всегда столь удивительные, заставляют вспомнить акробатику, завораживающую нас, когда мы глядим на удивительные до невозможности и эксцентрически чужие нам достижения китайских сальтимбанков, строящих многоиерархические пирамиды. Перед каждым успехом этих феноменальных мастеров создается впечатление, что пирамида должна рассыпаться, что задуманная конфигурация просто рухнет, поскольку не может получиться. Но, однако, получается. Так и для меня жизнь, как процесс динамического размножения четырех нуклеотидов, управляющих двадцатью аминокислотами, является устойчивой неустойчивостью настойчивого гомеостаза.

18

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org