Пользовательский поиск

Книга Если вчера война.... Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

— А не круто берешь, лейтенант? — Матвей Васильевич в упор взглянул в его лицо, однако тот выдержал тяжелый генеральский взгляд.

— Очень прошу вас сделать это. Обещаю, сейчас вы все поймете.

— Хрен с тобой. — Начштаба выглянул наружу, отдав необходимые распоряжения. Автоматчики радостно загудели, спрыгивая на землю и разминая затекшие от долгого сидения в кузове мышцы. Адъютант смерил командира коротким непонимающим взглядом и, пожав плечами, присел на подножку автомашины, доставая папиросы. В конце концов, начальству виднее.

— Пошли, что ли, лейтенант?

— Так точно, идемте. Только вначале попрошу проверить мои документы. — Качанов протянул генералу удостоверение.

— Это еще зачем? — искренне не понял Захаров.

— Необходимость. Чтобы у вас не было сомнений в моей личности.

Начштаба пожал плечами:

— Не нужно, я вас прекрасно помню. Мы виделись во время приезда на батарею товарища Мехписа.

* * *

— Вот это я и имел в виду, товарищ генерал-майор, — негромко произнес энкавэдист. — Теперь вы понимаете, почему я отдал такой приказ и оцепил территорию? И понимаете, чем может обернуться для нас, для всей страны любая, даже самая крохотная утечка информации?

— Понимаю… — рассеянно пробормотал Захаров, спрыгивая с опорного катка и отряхивая руки. — Значит, говоришь, с нескольких километров любую бронированную цель побьет?

Качанов, перед приездом начальника штаба успевший проштудировать написанный Крамарчуком «краткий справочник» с ТТХ захваченной техники, кивнул:

— Так точно. С трех-четырех километров способен гарантированно уничтожить любую современную бронетехнику, хоть снарядом, хоть ракетой. Подобный танк будет разработан в Харькове в шестидесятых годах, а модернизирован и вовсе в следующем веке. А вон те легкие танки — это на самом деле гусеничные бронетранспортеры для пехоты или десанта. Все плавающие, скоростные, тот, что поменьше, можно еще и с парашютом сбрасывать. Также захвачено много авто-техники и стрелкового оружия, в том числе противотанковые ракетные гранатометы и зенитные системы, но сейчас нет времени на подробный осмотр.

— Н-да — Захаров задумчиво повертел в руках портсигар, предложил лейтенанту, но сам курить не стал. — Хорошо, лейтенант, я все понял. Вернее, я пока вообще ни хрена не понял, но твои действия вполне одобряю. Вы тут, говорят, еще и крейсер на дно положили?

— Эсминец, товарищ генерал. Американский ракетный эсминец. По моим данным, производство подобных начнется только в 1988 году, — вновь блеснул новоприобретенными знаниями Качанов.

— Вижу, нескучно у вас тут день проходит, — усмехнулся генерал, поворачиваясь к собеседнику. В чуть прищуренных глазах сверкали озорные искры. — Что ж, в то, что все это добро к нам на голову из самого настоящего будущего свалилось, я, пожалуй, поверю. Вопросом «как» задаваться не стану, «для чего» — тем более. Хотя и возможность провокации или чего-то подобного пока еще окончательно не исключаю. Вроде бы и доказательства в прямом смысле железные, но…

— Товарищ генерал-майор… — начал было лейтенант, но Захаров оборвал его взмахом руки:

— Давай без чинов, лейтенант. Это раз. Теперь второе. Поскольку глупым и недальновидным человеком я себя, прости, не считаю, есть у меня подозрение, что и все эти железяки, и даже утопленный эсминец — пустяк по сравнению с тем, чего я пока не знаю. Так сказать, прелюдия перед тем, что ты мне сейчас поведаешь. Так?

— Так, товарищ… простите, Матвей Васильевич. — Именно так. Я бы хотел, чтобы вы поговорили… с одним человеком.

— Поговорил?

— Да. И должен предупредить, что информация будет касаться не только грядущей войны с немцами и будущего нашей страны, но и лично товарища Сталина товарища Берии. — Старлей сделал паузу и, не дождавшись комментария, решительно докончил:

— Мне нужна ваша помощь. Это очень важно.

— Значит, грядущей войны, говоришь? — словно не обратив на все остальное никакого внимания задумчиво повторил Захаров. — И когда?

— 22 июня следующего года, около четырех утра. Закончится в мае сорок пятого в Берлине. Мы потеряем больше двадцати миллионов. Потеряем, если сейчас ничего не сумеем изменить.

Прищурившись, Захаров несколько долгих секунд глядел мимо лейтенанта куда-то в море, затем медленно отвел взгляд. Побелевшие от напряжения зло сжатые губы дрогнули.

— Двадцать миллионов, значит? Малой кровью на чужой земле? На провокации не поддаваться? Доигрались-таки! А ведь предупреждали, ведь спорили… А я ведь знал, знал, что так оно и будет! Добро, лейтенант, пошли, будем говорить.

Уже уходя, он бросил последний взгляд туда, где торчала из воды окруженная пенным буруном мачта потопленного корабля. Пятно разлившейся солярки и множество плавающих на поверхности обломков волны уже отнесли далеко в сторону, куда-то под срез высокого обрывистого берега. Зло и горько усмехнулся:

— Смотри-ка, а иногда даже полезно поддаваться на провокации, правда, лейтенант?

И, не дожидаясь ответа, решительно зашагал в сторону военного городка.

Глава 6
с. Чабанка, военный городок БС-412, штабное здание, 17 июля 1940 года

— Знакомьтесь. — Заперев дверь, Качанов прошёл за свой стол, пристроил на краю фуражку Начальник штаба Одесского военного округа генерал-Майор Матвей Васильевич Захаров. Подполковник … э… украинской армии Юрий Анатольевич Крамарчук.

Крамарчук, стоявший навытяжку перед вошедшим генералом, четко кивнул — отдавать честь с непокрытой головой было глупо, а где затерялось его форменное кепи он не помнил. Надо полагать, осталось в качестве трофея у «особого сержанта». Да и принял ли генерал РККА этот воинский знак от офицера несуществующей, как недавно выразился Качанов, армии? Вряд ли…

Захаров сдержанно кивнул в ответ и молча присел на пододвинутый лейтенантом стул. Снял фуражку, поискал глазами, куда ее пристроить, и положил по примеру особиста на край стола. Вытащил портсигар, щелкнул крышкой и неожиданно обратился к стоящему навытяжку Крамарчуку:

— Да не стойте вы… гм… подполковник, присаживайтесь.

— Так точно, — сглотнул слюну тот, тяжело опускаясь на стул. Усталость все сильнее давала о себе знать, а уж учитывая, что за весь день он так ничего и не ел… Но расслабляться было рано: предстоял, возможно, самый главный разговор этого долгого сумасшедшего дня. — Спасибо, товарищ генерал-майор.

— Бросьте, — усмехнулся начштаба, — не разводите тут… манеры. Вы не мой подчиненный. К счастью. Расслабьтесь. Да что вы на меня так смотрите?!

— Понимаете, я… — Крамарчук стушевался, взглянув на сидящего с каменным лицом лейтенанта.

— А вы говорите как есть. Не стесняйтесь. Уж постараюсь понять. — Захаров чиркнул спичкой из протянутого старлеем коробка, прикуривая папиросу.

— Хорошо. Если как есть, то я впервые встречаю живьем человека, о котором много слышал и читал в… моем времени.

— Что, я и в историю попал? — с делано равнодушной усмешкой переспросил тот, однако подполковник увидел в его глазах искренний интерес… и с трудом скрываемый страх. — И что же писали обо мне, гм потомки? Надеюсь, не одни гадости?

— Я не историк, товарищ генерал, в деталях могу ошибаться, но помню, что во время предстоящей войны вы спланировали и провели ряд успешных наступательных и оборонительных фронтовых операций. Кроме того, рискованный поступок и, по сути, нарушите прямой приказ командования. Вы заранее приведете округ в боевую готовность, займете приграничные укрепления и выведете войска из мест постоянной дислокации (Захаров едва заметно вздрогнул). Этим вы не только избежите тотального разгрома первых дней войны и сохраните боеспособность частей, но и фактически спасете всю авиацию округа, загодя перемещенную на не разведанные противником полевые аэродромы. — Крамарчук перевел дух, искоса взглянув на генерала. Захаров молчал, лишь окаменевшее лицо отражало испытываемые им чувства.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org