Пользовательский поиск

Книга Год колючей проволоки. Страница 12

Кол-во голосов: 0

— Что вы предлагаете? — спросил Долан.

— Необходимо нанести удар по приграничной зоне. Координаты лагерей нам известны — если мы не уничтожим их там, потом будет поздно. Ос надо уничтожать на гнезде, а не гоняться за ними по всей ферме.

Заместитель госсекретаря США покачал головой

— Не в этой жизни. У нас на носу выборы.

— А у нас на носу крах всей операции

— Не в этой жизни — настойчиво повторил Долан — я даже не буду входить к президенту с этим. Возможно — после выборов что-то получится

— После выборов здесь будет кровавое месиво, пан Долинский — не повышая голоса сказал генерал — сейчас или никогда. Мы готовы сделать это сами, у нас есть ресурсы. Нам просто будет нужна поддержка.

— На ваш страх и риск. Повторяю еще раз — Соединенные штаты Америки не одобрят и не поддержат никакого расширения конфликта, тем более с вовлечением туда России, с ударами по ее территории. Только этого нам не хватало.

Генерал иронически усмехнулся

— Вы бросите нас на съедение русскому медведю, Стэн?

— Вспомните Грузию. Пан генерал, можете считать это моей личной просьбой — не надо. Пройдут выборы — там посмотрим, президент, переизбравшийся на второй срок, имеет индульгенцию на любую политику, которую сочтет нужным проводить. Вы же знаете, пан генерал, наша партия неплохо относится к Польше.

— Мы это знаем, и благодарим вас за это. Но вмешательство после выборов — это все равно, что невмешательство. Вы имеете возможность просто надавить на Москву и заставить ее смириться с произошедшим — а у нас такой возможности нет. Боюсь, мы вынуждены вам напомнить, что мы с вами в одной лодке, пан госсекретарь.

— То есть? — не понял Долан

— Вы поняли. Если мы обнародуем кое-какие подробности финансирования избирательной кампании вашего нынешнего президента… и то откуда тогда взялся компромат, и как он готовился — боюсь, ваша партия еще долго не сможет прийти к власти, Стэн.

Долану показалось, что он ослышался

— Вы шутите?

— Увы, но я абсолютно серьезен.

Заместитель госсекретаря взглянул в глаза польского генерала — и понял, что он и в самом деле не шутит.

— Вы соображаете, что говорите? Вы понимаете, пан генерал, что вы угрожаете Соединенным штатам Америки? Вы понимаете, что на вас дерьма — в десять раз больше, и если мы вывалим свое — ни один из вас не уцелеет?

— Мы это понимаем. Потому я и говорю с вами. У нас нет выхода — у вас он есть. Вы можете оплатить словами и влиянием то, что мы вынуждены будем оплатить кровью. Друзья — это навсегда пан Долинский, от них нельзя временно отказаться на время выборов. У нас нет выхода — и потому мы сделаем то что сказали. Решайте…

— Ноль шестьдесят один — отбой, гражданский автомобиль, опасности не представляет

— Принято, ноль шестьдесят два, я пройду дальше по трассе примерно три клика, оставайтесь над колонной.

— Вас понял, выполняю

Давая шпор своему коню, полковник выругался про себя. Два Апача над колонной — такое он видел только в Саудовской Аравии, где так охраняли кортежи королевской семьи, опасаясь террористических нападений. Лучше было бы поднять любой транспортный вертолет с пулеметами и снайперскими винтовками — у него обзор вниз намного лучше. На НН-60 два бортовых стрелка-наблюдателя, на МН-53, МН-47 и МН-92 [8]и того больше — три. Их вертолет — он вообще не предназначен для патрулирования, его задача — бить танки и не более. Кто же виноват, что теперь воют не танками, а просто стреляют из засады…

— Босс, левее на три часа — сказал Сол

Полковник бросил машину еще ниже к земле и ушел вправо, разворачиваясь для атаки. Ни на секунду он не зависал, он до сих пор и летал то потому что помнил, движение — это жизнь, зависший вертолет это цель.

— Что там?

Там была какая-то машина… увидев заходящий на них вертолет, люди бросились в разные стороны, легли на землю, прямо в грязь — все знали, что у американских вертолетчиков с юмором совсем плохо.

— Отбой, это гражданские

— Принято, гражданские на точке один-один-семь-четыре-два-три, четыре единицы и гражданский транспорт.

Полковник хорошо помнил еще одну такую дорогу — из аэропорта в Багдад. Первый год ее звали Аллея РПГ, частично она идет через бедные, окраинные кварталы с низкой застройкой, и вот проблемы то начинались именно там. Потом зачистили, конечно на нее тогда все силы бросили, он лично ее больше месяца утюжил…

Бориспольская трасса была поухоженнее, слов нет. Когда то вокруг нее богатые люди коттеджи строили, сейчас часть снесли, часть так и стоит, руинами, в них беженцы живут. Оттуда могут и РПГ засадить.

— Шестьдесят второму — пусть птичка пройдет над развалинами на три часа по всей их длине.

— Принято, птичка пошла…

Сам генерал Бала чувствовал себя далеко не в своей тарелке от этого разговора, он когда то служил в Ираке, командовал сектором и хорошо узнал американских гражданских, может даже лучше чем военных. Америка сильно меняет людей, они становятся циничными и ничего не прощают. И еще… вот этот человек, тот что сидит рядом с ним и недобро молчит — он все таки не поляк, он американец, и сейчас затронуто его личное, то что трогать нельзя. Вообще, когда обсуждали все это — он высказался против того, чтобы разговаривать с американцами в таком тоне, но решение было принято, и он как боевой офицер должен был его исполнить. Но он понимал и то что американцы, вне зависимости от того выполнят они их требования или нет — этого не забудут и когда-нибудь жестоко накажут их. Генерал начинал служит при русских, и с ними было проще — они или разбирались сразу, или прощали — тоже сразу. А эти — нет, эти не простят…

— Господин госсекретарь — решился генерал

Долан не ответил

— Сэр, вы тоже должны нас понять. У нас безвыходная ситуация, речь идет даже не об этой территории, речь идет дальнейшем существовании Польши. И в России и в Германии к власти идут в чем-то родственные силы, эти силы являются глубоко националистическими и ненавидят Польшу. У вас не было тридцать девятого года, у нас он был. На нас напали с двух сторон и разорвали на части, только доблестная американская армия, высадившись в Нормандии, положила конец фашизму. Мы, поляки должны сделать все, чтобы это не повторилось. И вам, американцам — тоже будет невыгодна новая фашистская ось от Берлина до Владивостока.

— Вы все сказали, генерал. Я тоже все сказал. Вы приняли решение — шантажировать Америку. Последствий этого не избежать…

— Ноль-шестьдесят первый, птица совершает облет над городом. Сектор чист, прикрыт местными силами.

— Вас понял, занять позицию на точке один-один-семь-пять-девять-семь.

— Принято…

На горизонте был Киев, вертолет уже летел над пригородами и полковник принял решение подняться еще чуть повыше…

Кто-то снова постучал в люк, майор вопросительно посмотрел на стрельца, командующего этим сбродом.

— Ваш пропавший подчиненный? Откройте…

Маленький, светловолосый стрелец протиснулся в десант.

— Жили мы красиво, жили мы бахато…

— Рядовой Марек Охлюпко, объясните пану проверяющему, почему вы покинули пост? — предупреждая все вопросы и глупости грозно сказал командир отделения

— Так это… пан проверяющий… — Марек мгновенно сориентировался в ситуации, недаром на гражданке успел два года отсидеть — по большой нужде вышел, вы уж извините… Туалета то здесь нет…

Забухтела рация — здесь она была японской, но ловило все равно плохо, из-за города и из-за помех.

— Внимание всем, я Куринный-один. Расчетное время прохождения колонны десять минут, всем доложить о готовности.

По рации один за другим пошли доклады, никто не заметил, как «пан проверяющий» сдвинулся так, чтобы перекрыть и путь к люку, и при необходимости достать мехвода с пулеметчиком. После того, как эти доложатся — они уже будут не нужны…

вернуться

8

Военная версия Сикорского-92 для специальных операций

12

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org