Пользовательский поиск

Книга Мир уже не будет прежним. Содержание - Глава 20

Кол-во голосов: 2

Послышались смешки, присутствующие живо представили столь одиозную картину.

– Хорошая идея, – откликнулся Романов. – Хотя и хулиганская. Одобряю.

– Что до ИМЭМО, Института США и Канады и ВНИИСИ, – продолжил Цвигун, – то там в связи с последними событиями появилось очень много вакансий. Я предлагаю заполнить их нашими, комитетскими кадрами, у кого подходит срок пенсии, и засвеченными разведчиками, которых за границу уже не пошлёшь. Заниматься США и Канадой, мировой экономикой и международными отношениями, а также системными исследованиями им по профессии положено. И польза для страны будет, в отличие от того, чем занимались Гвишиани и ему подобные. И в МГИМО преподавателями следует назначить бывших разведчиков. Хотя бывших разведчиков не бывает. Это ведь сейчас зарождается вся та горбачёвско-шеварднадзевская и ельцинско-козыревская мерзость, о которой рассказывал Губернский, со сдачей интересов страны так называемому «мировому сообществу». Нам не нужны дипломаты, занимающиеся проституцией с иностранцами вместо отстаивания и продвижения НАШИХ национальных интересов. Так что пусть опытные разведчики с первого курса вбивают будущим послам и атташе слова прусского короля Фридриха, сказанные около двух с половиной веков назад: «Дипломат – это шпион, которого не вешают».

– А Гвишиани и компания раскололись? – спросил Машеров.

– Соловьями поют, – усмехнулся Цвигун. – С тех пор как поняли, что никакие связи с западными «хозяевами мира» им не помогут, поведали много интересного об этих «хозяевах». Подробно рассказывать слишком долго, я потом, с разрешения Григория Васильевича, ознакомлю вас, товарищи, со справкой под грифом «ОГВ». Скажу одно: тут нам работать и работать! Это такое змеючье гнездо, товарищи!.. И это ОЧЕНЬ СЕРЬЁЗНО! Эти закулисные гады хуже фашистов! И с ними мирного сосуществования быть не может! Или мы их, или они нас! Поэтому, если хозяева Гвишиани и компании не пойдут на обмен, предлагаю устроить открытый процесс над этой публикой с разоблачением их кураторов на Западе. А под это дело обнародовать масонские архивы, собранные в своё время немцами по всей Европе и доставшиеся нам в сорок пятом. Они всё это время лежали в спецхране засекреченными и, по словам Губернского, пролежали до начала девяностых, пока к Ельцину не приехал глава европейских масонов, «брат три точки» Рагаш, которому этот… отдал все архивы за так! Точнее, ему-то самому за это перепал Мальтийский орден. Зато, если мы обнародуем архивы, да ещё одновременно с процессом, на Западе будет большой скандал. Все эти «хозяева мира», после того как их грязные тайны вытащат на всеобщее обозрение, вынуждены будут отбиваться от всяких разоблачителей и конспирологов, которых на Западе, как грязи. Какое-то время им будет не до нас.

– Это понятно, – кивнул Романов. – Эти «хозяева мира» – не западные политики-однодневки, не заглядывающие дальше следующих выборов. У них ОЧЕНЬ большие деньги и реальная власть на Западе, и не только там. Вам, Семён Кузьмич, надо за ними очень внимательно следить. И вам, Пётр Иванович, тоже. – Генсек взглянул на Ивашутина. – Эти закулисные гады – самая большая угроза для нашей страны со времён Гитлера.

– В этой связи у меня есть предложение, – вступил в разговор Ивашутин. – Так как они не перестанут вербовать у нас агентов влияния, покупая на возможность «приобщиться к мировой элите», предлагаю ввести обязательную регулярную проверку на полиграфе, он же детектор лжи, всех людей, занимающих государственные, партийные и прочие руководящие должности, а также всех допущенных к государственным и военным тайнам. Кто откажется, пусть пишет по собственному, работы в стране хватает.

– Поддерживаю, – сказал Цвигун. – Хотя полиграф не даёт стопроцентной гарантии, тут всё зависит от того, насколько хорошо человек владеет собой.

– Всё же это лучше, чем ничего, – ответил начальник ГРУ. – Глядишь, предатели эмоциональные попадутся.

– Но этого мало, – нахмурился Романов. – Нам нужно отслеживать главную силу этой закулисной шайки – мировые финансы. Я предлагаю создать в рамках КГБ финансовую разведку, которая будет информировать руководство страны о движении и концентрации капиталов в мире, занимаясь только этим. И вам, Александр Николаевич, – генсек взглянул на Шелепина, – не помешает в МВД служба вроде итальянской финансовой гвардии. Мне Берлингуэр о ней много интересного рассказывал. Надо повысить и усилить ту роль, что сейчас играет ОБХСС, и отслеживать все денежные потоки в стране. Как говорил Остап Бендер: «Раз в стране бродят денежные знаки, то должны быть и люди, у которых их много». И мы должны знать, что это за люди и как они получили эти денежные знаки.

– Я только за, – ответил Шелепин. – Такая реформа ОБХСС действительно назрела.

– Я тоже, – поддержал Цвигун. – Сегодня же начну прикидывать структуру этой финансовой разведки.

– Коль скоро мы заговорили об агентах влияния, – взял слово Рябов, – как там дела с Горбачёвым и Ельциным?

– Товарищи, – поднял руку Романов, – предлагаю этот и следующий вопросы обсудить после обеда. Сейчас ровно два часа дня, в соседнем кабинете должны были как раз накрыть стол. Никто не против перекусить?

– Отличная идея, – поддержал Мазуров, – я что-то и в самом деле проголодался.

– Тогда дружно идём обедать. – И Романов встал первый, своим примером подгоняя остальных.

Глава 20

После обеда все выглядели умиротворёнными, кое-кто успел и по сигарете выкурить. Однако дела не ждали, нужно успеть обсудить сегодня и остальные вопросы.

– Так что там с Горбачёвым и Ельциным? – напомнил Рябов.

– С Горбачёвым всё в порядке, – ответил Матросов. – В смысле, для страны в порядке, а вот для него не очень. Мои ребята, вместе с прокурорскими, нарыли всякого криминала в Ставрополье не на один приговор. Так что, когда я прилетел поговорить с «архитектором перестройки», будущий «лучший немец» имел весьма бледный вид. Даже болтливость куда-то исчезла. В общем, за место советника в посольстве в Кувейте он ухватился, как утопающий за соломинку, быстро собрал семью и барахло и уже жарится на аравийском солнышке.

– Вы всё же присматривайте за ним, Семён Кузьмич, – посоветовал Романов.

– Само собой! – откликнулся Цвигун. – Хотя он уже не опасен. Вообще-то говоря, личность абсолютно ничтожная, пустышка. Мещанин, севший не в свои сани, с головокружением от того, что «мировые лидеры» соизволили с ним ручкаться и похлопывать по плечу, и готовый за такую приятность всё отдать! В прошлом Губернского вся его сила была в том, что маразматики из высших эшелонов партии посадили его на высшие должности в стране, а народ по привычке слишком долго слушался и терпел это болтливое чучело!

– Ну а Ельцин? – спросил Щербицкий.

– С этим тоже проблем не было, – с явным удовольствием сказал Цвигун. – На днях в Свердловском обкоме состоялся разбор персонального дела тогда ещё члена КПСС Ельцина. Мои ребята сделали видеозапись. Скажу честно, смотрел – наслаждался, как несостоявшегося «президента руссиян» мешали с дерьмом! Если хотите, товарищи, могу прислать копии.

– Не откажемся, – ответил Романов, а все остальные закивали.

– Короче, – продолжал Цвигун, – вышибли из обкома и из партии. Хотели даже подробно осветить всё в местной прессе, но мои люди помешали. Незачем этому подонку делать рекламу! А то у нас принято жалеть «обиженных» властью. Причём иногда, как мы знаем, жалеют тех, кто этого абсолютно не заслуживает. Ну а дальше мои ребята начали ковать железо пока горячо. Пользуясь тем, что «дорогой Борис Николаевич» после случившегося пребывал в прострации, примерно как в том будущем, когда его выкинули из политбюро, только на этот раз досталось ему круче и шок был сильнее, к нему подъехали два симпатичных собутыльника. Те, действуя по принципу «ты меня уважаешь?», быстро поставили бывшего первого секретаря на рога. Причём между рюмашками предложили ему место секретаря в посольстве в Панаме, выставив альтернативой должность завсклада на Чукотке. Ельцин сразу за это ухва тился, решив, что посольство, хоть и в Панаме, всяко престижнее чукотского склада. Подмахнул все бумаги о переходе в МИД и о назначении и на следующий день в малотрезвом виде был вывезен на самолёте в Москву, а оттуда в Панаму. Сейчас обживает кабинет в посольстве в компании надёжных людей. По их сообщениям, не просыхает. Жена в отчаянии, но ничего не может сделать. Так что, есть подозрения, надолго это не затянется.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org