Пользовательский поиск

Книга Мир уже не будет прежним. Содержание - Глава 24

Кол-во голосов: 2

Обсудили также планы на ближайшие годы в Латинской Америке, Европе, Африке, на Ближнем и Дальнем Востоке, а также противодействие американским поползновениям в интересующих СССР странах… Цвигун рассказал о совместном с южноафриканцами плане захвата контроля на мировом рынке драгметаллов и алмазов, с потенциальным подключением Боливии и Перу. Именно последний пункт вызвал наибольшее одобрение, и Цвигуну с Ивашутиным была выражена благодарность за работу с правительством ЮАР.

– Также нужно будет подготовить пакет соглашений между Советским Союзом и Южной Африкой по всем поднятым вопросам, – заключил Романов. – Секретных, само собой. Похоже, товарищи, мы нашли иглу, где прячется смерть Кощея. На золоте выросла власть Запада и мировой олигархической шайки его хозяев, золотом, а также платиной, серебром и алмазами мы её и похороним.

Глава 24

А за два дня до открытия Олимпийских игр меня в свой кабинет пригласил Цвигун. По пути я весь извёлся, гадая, зачем вдруг понадобился председателю Комитета госбезопасности. Может, хочет затеять очередной литературный проект? Не исключено. Но не мешало бы настроиться и на худшее. Кто знает, может, где-то я прокололся, опять лишнего сболтнул, хотя вроде и не напивался в последнее время. Ладно, доедем – выясним на месте.

– Сергей Андреевич, проходите, садитесь. Чай будете? Мой помощник заваривает его на травах, которые из деревни привозит. Аромат обалденный!

– Не откажусь, Семён Кузьмич.

Что-то он мягко стелет. Не иначе какую-то пакость задумал.

Чай и впрямь оказался превосходным, благоухал смесью мяты, жасмина и ещё чего-то непонятного, но тоже ароматного. К тому же, скорее всего, обладал седативным эффектом. После первой чашки как-то сама собой моя тревога улеглась, накатило успокоение, даже малость в сон потянуло.

– Наверное, гадаете, зачем я вас к себе пригласил, – вывел меня из транса Цвигун. – Дело, Сергей Андреевич, серьёзное, так что отнеситесь к нему соответствующе.

Я кивнул, внутренне снова напрягаясь, а глава ведомства, внимательно посмотрев мне в глаза, продолжил:

– На вас, Сергей Андреевич, открыли охоту западные спецслужбы…

– То есть как охоту, как это открыли? Грохнуть, что ли, меня собираются?

– Нет-нет, наверное, я немного неправильно выразился. Всего лишь планируют ваше похищение. Очень уж вы их заинтересовали.

– Прознали о моём перемещении во времени?

– Пока что, надеюсь, нет, но могут прознать, если вы им всё расскажете. Хотя, вполне вероятно, не поверят, телефон и электронную книгу в качестве доказательства вы уже предъявить не сможете, но и другого варианта исключать нельзя. Прокололись вы с книгой «Марсианин», где описали технические разработки будущего, над чем как раз работали инженеры NASA. Затем людей из Лэнгли заинтересовала ваша биография, где единственная отправная точка – 18 апреля 1975 года. Ну и ваш диагноз с тяжёлой формой амнезии. Дальше вы начинаете выдавать пачками книжные бестселлеры, песенные шлягеры, снимать фильмы – в темпе, неподвластном обычному человеку. При этом периодически встречаетесь с товарищем Машеровым, ко мне, опять же, наезжаете. Всё это американскую разведку очень заинтересовало, и они устроили за вами наблюдение.

– Постойте, пару месяцев назад я заметил за собой слежку, когда мы гуляли в парке Горького. Так, может, это и были те самые цэрэушники?

– А вы наблюдательны, Сергей Андреевич. Если вы имеете в виду молодую пару, то да, это были сотрудники Центрального разведывательного управления. Мы сейчас ведём свою контригру, оппонент об этом не знает, а значит, мы имеем скрытое позиционное преимущество, как в шахматах. Кстати, вы играете в шахматы?

– Честно говоря, давненько не садился за доску. Что-то не до того всё.

– У меня тоже со временем проблема. Тут ещё эта Олимпиада… Масса иностранцев, кто знает, кто из них с какой целью приехал в нашу страну. И между прочим, враг может воспользоваться всей этой шумихой, чтобы попытаться обстряпать ваше похищение.

– А зачем я им нужен, собственно говоря?

– Затем, чтобы выбить из вас правду.

– Ну, не выдержу я пыток, сознаюсь, что появился из будущего. Вы же сами говорили, что они вряд ли поверят в это, а даже если и поверят… Я ведь уже практически всё сделал, что мог, выложил все расклады, и история пошла другим путём. От меня уже, по большому счёту, ничего не зависит.

– Во-первых, вряд ли вас будут пытать, скорее всего, ограничатся введением «сыворотки правды». Во-вторых, пока они не знают, что от вас в этой истории уже ничего почти не зависит. Им просто интересно вас раскусить, понять, что вы собой представляете. И вряд ли они вам будут представляться сотрудниками ЦРУ, если захотят оставить вас в живых…

– То есть как «если захотят»? Вы же говорили, что никто меня убивать не собирается!

– М-м-м… Э-э-э… Да, говорил и могу под этими словами подписаться. Сергей Андреевич, ну сами посудите, зачем им вас убивать, смысл? Разве что случайная передозировка препарата… Какой-то мизерный процент, что решат вас убрать.

– Однако этот «мизерный процент» всё же остаётся?

– Да не переживайте вы так, в конце концов, всё будет хорошо, мы контролируем каждый шаг противника. Они даже вколоть вам ничего не успеют, как мы их повяжем. Риска почти никакого, зато представляете, какую из всего этого шумиху можно устроить?! Как мы им хвост прижмём, как они опозорятся в лице всего мирового сообщества. Вы же патриот, Сергей Андреевич, если бы пеклись только о своей шкуре, разве затеяли бы всё это, пошли к Машерову? Писали бы книжки с песнями и жили припеваючи. Но решились, а значит, есть в вас этот стержень.

– Спасибо, конечно, за добрые слова… Но всё же хотелось бы какой-то определённости. От меня-то в этой ситуации что требуется?

– Да ничего! Как жили, так и живите, словно ничего вокруг вас не происходит. Просто я почёл своим долгом вас предупредить, что замышляют наши оппоненты, чтобы вы были в курсе. Хотя, заметьте, мог бы и промолчать, вы так и пребывали бы в неведении до последнего момента.

Ага, это он типа одолжение сделал – предупредил. А то, что я теперь буду ходить, постоянно оборачиваясь, вздрагивать от каждого шороха за спиной – это как бы не в счёт.

– Я вас понял, Семён Кузьмич. Короче, мне отводится роль подсадной утки?

– Ну я не стал бы так уж утрировать… Хотя, чего уж там, по существу вы правы. Надеюсь, не ударитесь в бега?

– Что я, мальчик, от органов бегать? Всё равно же от вас не скроешься.

– Тут речь скорее об агентах иностранной разведки, у них тоже имеются серьёзные возможности, хотя мы, повторяю, имеем скрытое преимущество. Постараемся задержать ваших похитителей сразу, с поличным, на месте, так сказать, преступления.

Засим мы с Цвигуном расстались. Отпирая дверь «Волги», с огромным трудом удержался, чтобы не оглянуться. Инстинкты рвались наружу, теперь в каждом пеньке буду видеть замаскированного вражеского шпиона. И неудивительно, что, уже собираясь усесться в автомобиль, я подскочил, как ужаленный, ощутив, как на моё плечо опустилась чья-то ладонь.

– Извините, Сергей Андреевич, если напугал.

Вот блин, Тарковский! Он-то что здесь делает? После его возвращения из Штатов мы с ним общались только по телефону, и то поздравляя друг друга с днём рождения.

Выглядел он не ахти. Не в смысле одежды, а на физиономию. Она была какой-то помятой, а самое главное – в глазах не было прежнего блеска. М-да, совсем человек закис.

– Приветствую, Андрей Арсеньевич! Какими судьбами?

– Да вот, хожу периодически на профилактические беседы, вроде как отмечаюсь, – грустно ухмыльнулся он. – Я же теперь своего рода меченый, предатель родины.

– Ну, чего так расстраиваться, с кем не бывает, – попробовал утешить я его и понял, что сморозил глупость. – Как у вас сейчас с кинематографом, снимать ещё не дают?

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org