Пользовательский поиск

Книга На Туманном Альбионе. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Ну и о футболе не забывать. Между прочим, позавчера мне передали приглашение на прощальный матч Игоря Нетто в Москве, уже купили билет на самолёт, и на следующей неделе я должен на несколько дней отлучиться с Туманного Альбиона. Выйду на поле в составе сборной СССР с первых минут, если мне верно передали слова Морозова, а играть будем против сборной Австрии. Так что нужно быть в форме, не ударить в грязь лицом перед партнёрами и главным тренером сборной. А там, если нормально себя покажу, не исключено, что сыграю через неделю и в отборочном матче к чемпионату мира с командой Греции. А потом, спустя неделю игра с Уэльсом… Так что обратный билет в Лондон мне на всякий случай пока не купили.

Хелен мне позвонила в этот же день, на ночь глядя. Говорила негромко, да ещё и, похоже, прикрывала трубку рукой, чтобы родичи не слышали, о чём она говорит.

– Егор, мне так неудобно…

– Хелен, это я должен извиниться за то, что произошло этой ночью.

– Нет, я знаю, что виновата я…

В общем, виноватыми чувствовали себя оба, при этом в голове крутилась поговорка: «Сука не захочет – кобель не вскочит». Ну да, если бы Хелен сразу заявила решительное «нет», разве допустил бы я то, что случилось?!

Как бы там ни было, мы с ней пообщались и договорились продолжать дружить, невзирая на этот не красящий нас обоих случай.

Глава 7

«Москва… как много в этом звуке для сердца русского слилось!» – невольно вспомнились пушкинские строки, когда я спускался с трапа в аэропорту Шереметьево. Полгода на чужбине – и вот я снова на родной земле в ожидании встречи с близкими и любимыми мне людьми.

Встречающих оказалось немного, всего пара официальных лиц, а в здании аэровокзала к ним добавились Катька, Ленка и мои бабушка с дедушкой. Мама, как выяснилось, прихватив Андрейку, готовила у нас дома стол. Я всех обнял-расцеловал… Трудно передать словами, каких моральных сил мне стоило посмотреть Лисёнку в глаза и не выдать своих мыслей. Может, о чём-то и догадалась. Бабы – народ такой, носом чуют. Но Ленка улыбалась и никак не демонстрировала, что она что-то подозревает, если она вообще что-то подозревала.

Потом официальные лица со мной распрощались, а мы с девчонками и стариками на такси поехали домой. За лишнего пассажира я доплатил, да и водила попался рисковый, не испугался, что могут оштрафовать. Учитывая, что в расположении сборной мне нужно было появиться только завтра днём, сегодня я имел полное право посвятить себя своим близким.

Мама расстаралась, стол был просто шикарный! Глядя на это изобилие, закралась мысль – уж не грабанули ли они под шумок «Елисеевский»? Ан нет, мама объяснила, что в последнее время в магазинах появилось если не изобилие, то уж предметы первой необходимости можно было купить за нормальную цену и почти без очередей. А при желании затовариться и деликатесами. Однако, как много нового происходит за полгода твоего отсутствия!

– Небось там, в своей Англии, соскучился по нормальной еде? – спросила мама. – Чем вас там хоть кормили?

Пришлось уверять, что с голоду в Лондоне я не пух, хотя по маминому борщу и пирогу с капустой малость истосковался, чем вызвал у неё довольную улыбку, так как и борщ, и пирог значились в сегодняшнем меню.

Полуторагодовалого Андрейку, рассекавшего по квартире, я порадовал заграничной игрушкой – аналогом той самой «шкатулки с секретом», которую в фильме «Бриллиантовая рука» герой Никулина пытался презентовать управдомше в лице Мордюковой. «Чёртик из табакерки» пацана сначала слегка шокировал, зато потом он не мог от игрушки оторваться.

Остальные тоже не остались без подарков, на которые в Лондоне я потратил последнюю наличность. Зато теперь в ближайшие два месяца фунты мне не понадобятся.

Как раз подтянулся и Ильич. Ему я помимо спортивного костюма «Адидас» преподнёс свою игровую майку с автографом.

– Ну спасибо, – расплылся он в улыбке. – Скоро музей придётся дома организовывать… А спортивные костюмы у нас в Москве, кстати, начали шить сразу несколько кооперативов. И скажу тебе, по качеству некоторая их продукция ничуть не уступает лучшим зарубежным образцам. Но фирма есть фирма, за это тебе отдельная благодарность. И ведь как с размером угадал!

Мне тоже надарили подарков, задним числом предлагая отметить мой недавний девятнадцатый день рождения. А я только сейчас похвалился автомобилем, который мне презентовали боссы «Челси», вызвав у Ильича живейший интерес.

– Егорка, как я и писала, все твои деньги лежат на сберкнижке, – сказала мама, когда после холодных закусок на столе появилось горячее. – Как планируешь ими распорядиться в будущем?

– Ну, до будущего ещё дожить надо. Пока особо ничего не требуется вроде, надеть есть чего, на еду хватает, а вот как женюсь, – мимолётный взгляд на резко покрасневшую Ленку, – тогда и подумаем, на что потратить.

Лисёнка в этот вечер я проводил до дома. То есть сначала мы проехали на такси, а последний квартал решили прогуляться пешком. Почти середина мая, всё цветет и благоухает, москвичи гуляют парочками, мимо шелестят шинами редкие машины – романтика!

– Ты не представляешь, Лисёнок, как я по тебе соскучился, – признаюсь абсолютно честно в обуревавших меня чувствах, обнимая девушку за талию. – Ты мне даже ночами снилась.

– Врёшь поди, – жарко шепчет она мне на ухо.

– Мамой клянусь!

Вот только какой – не уточнил: мамой Алексея Лозового или мамой Егора Мальцева. Но ведь скучал же, тут я ни капельки не врал.

– Я тоже о тебе каждый день думала. И представляла – вот прилетишь ты в Москву, встретимся…

– Завтра после того, как я схожу в музучилище, где меня уже заждались экзаменаторы, а также после тренировки и собрания сборной предлагаю уединиться у меня дома. Катюха со своим в кино собралась на вечерний сеанс. Придёшь?

Секундная пауза, дрогнувшие ресницы, кивок и чуть слышное:

– Приду…

А послезавтра мне пришлось сначала давать интервью корреспонденту «Комсомольской правды», рассказывать о жизни и футболе в Англии, не преминув малость покритиковать капиталистический строй, затем мне устроили встречу с комсомольцами Завода имени Лихачёва, там тоже отвечал на вопросы, фильтруя каждую фразу. Иначе, как предупредил сопровождавший меня человечек из органов, могли возникнуть ненужные проблемы. Так что в финале выходило, что наш футбол – самый футболистый, наши поезда – самые поездатые, а наши люди – самые… человечные!

Под занавес встречи откуда-то появилась гитара, пришлось кое-что спеть, порадовать комсомольцев песнями в бардовский уклон. Пригодились ещё ненаписанные вещи Окуджавы, Кима, Никитина и Высоцкого.

До прощального матча Нетто оставалось всего ничего, а я постепенно узнавал политико-экономические новости. После смены власти в СССР постепенно становились заметны перемены. Началось с того, что свернули идиотскую кампанию по насаждению кукурузы аж до Полярного круга. Теперь её выращивали на юге в местах, подходящих по климату. Да ещё в прилегающих нечернозёмных районах недозрелые початки и ботва шли на корм скоту. В других местах «царицу полей» сменили зерновые, а также высокоурожайные травы вроде амаранта и люпина. Настоящим клондайком стали грибы и ягоды. В той же Карелии на болотах организовывались целые артели по сбору богатой витаминами клюквы, члены которых получали за свой нелёгкий труд почти как золотодобытчики. Приёмом сборов у населения стали заниматься местные организации районной потребительской кооперации, ОРСы (организация рабочего снабжения) леспромхозов и заготконторы.

Кроме того, отменили налоги и ограничения на домашний скот в личных хозяйствах крестьян, а также на огороды и на плодовые деревья на приусадебных участках. На прилавках увеличилось количество мяса, птицы, овощей и фруктов. В качестве корма для скота продвигали водоросль хлореллу, практически даровую и неисчерпаемую, а в качестве удобрения – ил сапропель, имеющийся в тех же озёрах и прудах в огромном количестве.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org