Пользовательский поиск

Книга Бешеный мир. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

Всю обратную дорогу до выхода из крепости мормоны плелись позади меня с ружьями наготове. Но я, разумеется, не дал им повода понаделать во мне пулевых дырок. И лишь когда я уселся в джип и отъехал от крыльца, хозяева успокоились, убрали оружие и вернулись под защиту своих исписанных религиозными цитатами стен.

А я, развернув машину, поехал вдоль разрушенного больничного забора в ту сторону, куда побежал Ходок. Несмотря на то, что он отыграл у меня неплохую фору, я все еще не терял надежды его догнать. Ну а склеится у нас с ним разговор по душам или нет, там уже будет видно…

Глава 13

Сразу за скотным двором начинался неглубокий овраг. Он тянулся в северном направлении до пруда, который пополнялся водой из текущего здесь же ручья. Сам ручей был совсем нешироким и позволял двигаться вдоль него по дну оврага пешком, не промочив ноги. Тот, кто выбрал бы эту дорогу, мог перескакивать с одного берега на другой, оставаясь под прикрытием склонов оврага. Наилучший маршрут для выхода из окружения, особенно когда беглецу этот путь известен, а преследователю — нет.

Кто бы сомневался, что Рустам изучил окрестности психбольницы со всей дотошностью. И что он не стал бы убегать от меня по открытому пространству, постаравшись как можно скорее нырнуть в овраг. По которому он мог двигаться незамеченным километра полтора — до берега пруда. Этот вероятный маршрут отступления Ходока мы с Панкратом вычислили, используя карту Миклухи. И почти не сомневались, что если клиент вздумает от нас удрать, то другого пути у него попросту не будет. Психбольница стояла посреди чистого поля, и бегство по оврагу оставалось для Рустама самым верным способом запутать следы и оторваться от погони…

…Конечно, в том случае, если у Ходока поблизости не спрятана машина. Вот тогда проку от наших расчетов уже не будет. Тогда нам останется лишь уповать на то, что мы не упустим ее из виду, и что погоня завершатся в нашу пользу. Но в любом случае, увлекаться ею я был не намерен — так, как и обещал вчера дяде Гоше, на чем он тоже не настаивал.

Тот факт, что Рустам побежал к скотному двору, меня обнадежил. В овраге его подкарауливали Ананас и Равиндер, и если он наткнется на них, то на этом его пробежка закончится. Однако я просчитался. Ходок действительно рванул со скотного двора в овраг, но только уже не пешком. Как выяснилось, в одном из коровников у него стоял квадроцикл, достаточно проходимый, чтобы проехать на нем не только по полю, но и по дну оврага. И Рустам оказался достаточно проворным водителем, чтобы прорваться через устроенную на него засаду.

Панкрат мог бы остановить беглеца, пальнув ему вслед картечью. Но, памятуя мой наказ не причинять Ходоку вреда, выстрелил не на поражение, а мимо. Затем чтобы лишь напугать его и, если повезет, заставить потерять управление — при езде по сильно пересеченной местности перевернуться на квадроцикле было проще простого.

Не выгорело — Рустам крепко держал в руках руль. А если и струхнул, когда позади него трижды бабахнул «Вепрь», то не настолько, чтобы выпасть из седла. Он промчался мимо Ананаса по противоположному берегу ручья — тому, где ниже по течению засел Равиндер. Который уже мог дотянуться до квадроциклиста, выпрыгнув на него из кустов, когда тот с ним поравняется.

Чтобы не промахнуться, сикху требовалось сделать навстречу Ходоку несколько шагов. Но сначала — метнуть в него увесистый ком глины. Убить таким снарядом человека было нельзя, но ошарашить и отбить у него желание гонять на квадроцикле — легко. И едва жертва очутилась в пределах досягаемости сикха, тот немедля запустил в нее этим ядром. После чего выскочил навстречу сам, собираясь схватить ошарашенного ездока за одежду и сбросить его наземь.

Глиняный ком попал туда, куда надо, но все обернулось иначе, нежели планировал Сингх. Заполучив удар в плечо, Рустам дернул рулем, и его квадроцикл съехал в воду. Но не перевернулся, а лишь поднял колесами тучу брызг. Они угодили в лицо пенджабцу и на мгновение застили ему взор. И этой короткой заминки хватило, чтобы он оплошал, а его пальцы вместо жертвы схватили воздух.

Вложивший в свой рывок все силы, промахнувшийся Равиндер не устоял на ногах и сам плюхнулся в ручей. А Ходок, перекатившись с одного берега на другой, направил квадроцикл прямо на склон. Нарвавшись на засаду, он не знал, сколько еще врагов поджидают его в овраге, и потому решил поскорее убраться с этой опасной тропы. И пологий ему в этом помог — позволил Рустаму въехать наверх почти не снижая скорости и продолжить путь уже по полю.

Я, разумеется, не видел всех этих безуспешных попыток напарников схватить Рустама. И засек его лишь тогда, когда он выскочил из оврага, собираясь, по всей видимости, объехать пруд с востока. Дорога, по которой ехал я, напротив, огибала тот с запада. Чтобы броситься за Ходоком в погоню, мне надо было или пересечь овраг, или сначала сделать крюк вокруг этой проклятой лужи и только потом сесть предателю на хвост.

Будь склоны оврага обрывистыми, я, само собой, выбрал бы второй вариант. Но поскольку на них без труда въезжал квадроцикл, то для Большого Вождя они тоже не являлись серьезной преградой.

Спустившись на джипе к ручью, я задержался ненадолго, чтобы подобрать напарников. Оба незадачливых охотника как раз бежали по следу Ходока, и я очутился у них на пути весьма кстати. С Равиндера ручьями стекала вода, но беспокоиться о том, что он испачкает салон, было некогда. Также я не стал предлагать ему сесть за руль — счел, что для преследования не слишком быстрого квадроцикла моих водительских навыков вполне хватит. Запрыгнувший на переднее пассажирское сиденье Панкрат рычал и матерился сквозь зубы. Но все же ему было не так досадно, как Сингху. Вот у кого имелись все шансы схватить Рустама, и кто промахнулся мимо цели буквально на несколько сантиметров! Но, в отличие от Ананаса, сикх предпочитал гордо отмалчиваться, не пытаясь оправдываться, и лишь угрюмо сопел да утирал с лица воду.

Впрочем, никого из них я ни в чем не обвинял. Наша облава была основана на одних только умозаключениях, мы действовали наугад, и потому немудрено, что все у нас пошло наперекосяк. Но мы еще были в силах исправить допущенные ошибки, поскольку передвигались на более резвой технике и, поднажав, могли настичь беглеца. Тем более, что путь в город был для него закрыт, а в гонках по окрестным полям и дорогам ему с нами не тягаться. Конечно, при условии, что он не преподнесет нам очередной сюрприз, на которые этот пройдоха был горазд.

Когда Большой Вождь, рыча мотором и выбрасывая из-под колес глину, выбрался из оврага, Ходок катил вдоль берега пруда. И должен был вскоре достичь шоссе — того самого, по которому мы приехали из Саранска в Звездный. Но по шоссе он не поедет, это факт. Рустам потому и держал под рукой квадроцикл, так как планировал убегать от врагов по бездорожью, через которое не всякий автомобиль продерется. Например — по березовым колкам, которые виднелись в поле с другой стороны трассы. Если беглец направлялся туда — что было вероятнее всего, — он сможет проезжать прямо сквозь них. Тогда как мы будем вынуждены огибать эти лесные участки, петляя и теряя драгоценное время.

Действительно, к тем березнякам Рустам и драпал. Это стало понятно, когда он въехал с разгона на шоссейную насыпь, но не повернул ни вправо, ни влево, а пересек ее и, скатившись с противоположного склона, скрылся из виду. Ненадолго, потому что за те минуты, пока он будет заслонен от нас насыпью, ему не успеть домчаться до ближайшего леска. А если и домчится, что с того? Отпечатки колес, которые оставлял квадроцикл в сухой траве, трудно было бы потерять даже ночью, а днем и подавно.

Мы гнались за Ходоком не след в след, а на некотором расстоянии от прокатанной им в поле колеи. Я был почти уверен в том, что он разбрасывал позади себя какие-нибудь мелкие острые предметы, наехав на которые, мы пропорем себе шины. Также у него наверняка имелось оружие, но Рустам не стрелял по нам, хотя мог бы делать это не прицельно, беглым огнем. Видимо, он опасался, что в этом случае мы ударим по нему в ответ из пулемета. Почему мы не делали этого сейчас, беглец, видимо, объяснял тем, что мы хотели взять его живьем. Погоня без стрельбы была выгодна ему не меньше, чем нам и он не провоцировал нас менять милость на гнев.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org