Пользовательский поиск

Книга Бешеный мир. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

Если и попал, то не смертельно. По крайней мере, враг еще был способен перемещаться и вести огонь. Панкрат вывел его из замешательства, и он сделал наиболее разумный выбор — бросился обратно к пролому, отстреливаясь на бегу очередями.

Я мог бы подстрелить спецназовца за миг до того, как он спрыгнул на второй этаж, но тоже не стал лезть под пули. Дождавшись, когда враг скроется с глаз, я вошел в комнату, всадил на всякий случай пулю в лоб валяющемуся у окна врагу и, держа револьвер наготове, осторожно приблизился к бреши.

— Ну что там, Иваныч? — поинтересовался возникший на пороге комнаты Панкрат.

— Как у нас дела, Равиндер? — переадресовал я его вопрос, выкрикнув тот прямо в брешь.

Со второго этажа не донеслось выстрелов, а, значит, беглец ушел от нас совсем недалеко — насколько ему это позволил подкарауливший его внизу сикх. Который сбежал по лестнице и очутился там прежде, чем мы спугнули врага, загнав его обратно в брешь.

Пенджабец показался мне на глаза, держа в руке окровавленный талвар. В принципе, ему было уже необязательно отвечать на мой вопрос, поэтому он всего лишь утвердительно кивнул. И снова скрылся с моих глаз, отправившись, видимо, обыскивать и разоружать свою жертву.

— Полный порядок! — оповестил я вопросительно взирающего на меня Ананаса.

— Надолго ли? — пробурчал он, закуривая очередную сигарету. — Чует моя печенка, Иваныч, что сегодня мы с тобой разворошили большое осиное гнездо. И что эти твари теперь не успокоятся, пока не зажалят всех нас до смерти.

— И у тебя есть мысль, как нам с ними помириться?

— Есть, ясен пень! Зуб даю, они нас простят, если мы возьмем и застрелимся прямо здесь и сейчас, — мрачно пошутил напарник.

— Это завсегда успеется, — проворчал я, будучи не в восторге от такой перспективы. — Не знаю, как ты, а я перед вышибанием себе мозгов был бы не прочь кое с кем поболтать. Должен же, в конце концов, хоть кто-то объяснить нам, во что мы вляпались.

— Ежели ты имеешь в виду ублюдка с тремя дырками, который валяется во дворе, то я сомневаюсь, что он будет для нас полезен, — усомнился Ананас. — Это же солдат, а таким, как он, много знать не положено. Таким обычно тычут пальцем, в кого им стрелять, и вся недолга. А они и рады выслужиться перед всякой сволочью, не задавая лишних вопросов.

— А мне от него многого и не надо, — заметил я. — Как говорится, с паршивого врага хоть горсть патронов… Пускай расскажет хотя бы то, что ему известно, ведь мы, в отличие от него, не знаем вообще ничего…

Глава 16

Драпать из Муравьиного пришлось быстро. Надо было сделать это, прежде чем экипаж вертолета поймет, что у группы на земле возникли проблемы, и снова поднимет свою машину в воздух. А поймет он это после того, как спецназовцы в очередной раз не выйдут на связь. Конечно, мы могли бы попробовать выдать себя за них, воспользовавшись трофейной рацией, вот только нам были неизвестны их позывные и опознавательные коды. И выпытывать их у пленника являлось бесполезно. Наверняка он назовет нам ложные, озвучив которые в эфир, мы сами предупредим таким образом пилотов об опасности.

Второй лежавший за домом головорез, как выяснилось, был мертв. Его прикончил вонзившийся ему в затылок, гранатный осколок. Прятать его тело нам было некогда. Да и незачем — все равно, вертолетчики быстро определят, какое здание штурмовал спецназ. В общем, собрав с вражеских тел одни лишь боеприпасы, мы раздели пленника до нижнего белья — на случай, если в его форме или амуниции имелся жучок, — наскоро перевязали ему раны и рванули прочь из хутора. Разумеется — на север, в противоположном направлении от места посадки вертолета.

Пленник потерял достаточно крови и мог в любой момент лишиться сознания. Поэтому мы не стали ждать, когда Равиндер довезет нас до какого-нибудь укрытия и взялись допрашивать спецназовца прямо на ходу. Пытки при допросе не понадобились. Человек с раздробленным коленом и ступней, а также простреленным плечом, испытал достаточно боли, чтобы напрашиваться на новую. Хотя совсем без насилия таки не обошлось. Но оно было нужно лишь затем чтобы приводить раненого в чувство и не дать ему утратить ясность мысли.

Трудно представить, чтобы в таком состоянии человек смог бы плести складные небылицы. Поэтому я счел, что пленник нам не врал. Знал он, как и предсказывал Ананас, совсем немного. Но и этой информации хватило, чтобы пополнить нашу скудную базу данных о «черных», состоящую пока из одних теорий и догадок.

«Черные колонны»…

Само собой разумеется, что те, кто разъезжал в них по миру, сами себя так не называли. Все эти люди работали на некий фонд «Гегемония» и принадлежали как правило к одному из его многочисленных филиалов. Каждый из которых имел собственную иерархию и структуру и был разбит на несколько закрытых отделов. Чьи работники исполняли лишь свои ограниченные функции и не были посвящены в то, чем занимаются их коллеги из других подразделений.

Наш пленник, которого звали Олегом Кукушкиным, был завербован «Гегемонией» в Нижнем Новгороде, проходил подготовку в тренировочном лагере неподалеку от подмосковной Балашихи, после чего был направлен на службу в Арзамас. В обязанности Кукушкина и его сослуживцев входили охрана людей и грузов, эвакуация сотрудников фонда из районов повышенной опасности, зачистка местности и зданий и прочие действия, характерные для силовых подразделений. Короче говоря, Олег сотоварищи делали все то, что им приказывало командование. И были уверены, что служат великой и благородной цели, ведь организация, чьи интересы они защищали, вела борьбу с охватившей Землю пандемией.

Кем были и чем занимались те сотрудники «Гегемонии», которых ее спецназ охранял, сопровождал и эвакуировал? Кукушкину это было знать не положено, но на ученых они не походили. По крайней мере, Олег ни разу не видел, чтобы они разворачивали полевые лаборатории и вели какие-нибудь исследования. Да, у них имелось при себе оборудование, но для чего оно было нужно, охранники не догадывались. Были лишь в курсе, что вся эта техника очень ценная, и что ее также следовало оберегать. Бывали случаи, когда ради ее спасения сотрудники фонда даже жертвовали своими жизнями. А если спасти ее не представлялось возможным, она уничтожалась с помощью гранат и взрывчатки.

Сунутое Кукушкину под нос устройство, которое мы забрали у мертвого Ходока, тоже являлось ценным. В чем Олег нас клятвенно заверил, поскольку видел такие штуковины в действии. Я тогда угадал: это действительно был сканер. Только искал он не металлические предметы и не электронику, а оборудование «Гегемонии». То, которое странные «исследователи» фонда размещали, бывало, в укромных местах на определенный срок, а потом снимали и увозили его обратно на базу. Обычно оно хорошо маскировалось. Но не стоило исключать, что его могли обнаружить и прибрать к рукам какие-нибудь проходимцы. Для того, чтобы потом их найти, и были придуманы эти компактные сканеры.

Отряд Кукушкина примчался сюда после того, как на базу «Гегемонии» в Арзамасе — ближайшую к Саранску, — поступил тревожный сигнал от одного из агентов фонда. А поскольку этот агент был не простым шпионом, а шпионом, работающим с вышеупомянутым оборудованием, на его спасение были брошены вертолет и целая группа спецназа. Которая, прибыв на место, отыскала труп Рустама, поняла, что опоздала, и задействовала оперативный сценарий, разработанный специально для подобных случаев.

Сценарий тот был предельно прост: враги, покусившиеся на жизнь агентов фонда, подлежали уничтожению. Брать в расчет, что это не мы убили Ходока, а зомби, никто не собирался. С какой стати? Быстрое и жестокое отмщение врагам вроде нас являлось одним из ключевых политических принципов «Гегемонии». Если бы спецназовцы нарушили его, их бы наказали. Также их наказали бы, если бы они не доставили на базу оборудование, которым пользовался Рустам. Это была вторая причина, по которой нас требовалось непременно разыскать, потому что мы, судя по всему, увезли с собой ключ от этого оборудования, прикарманив его вместе с вещами агента.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org